18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Доклад о практике в сфере прав человека в странах мира за 2007 год: Узбекистан в десятке наихудших

14.03.2008 11:34 msk, Фергана.Ру

Права человека Узбекистан

11 марта 2008 года госдепартамент США обнародовал ежегодный доклад о соблюдении прав человека в различных странах мира в 2007 году. Согласно этому документу, Узбекистан входит в десятку государств с наихудшей ситуацией в области прав человека. Кроме него в десятку злостных нарушителей были включены Зимбабве, Иран, Северная Корея, Куба, Бирма (Мьянма), Сирия, Судан, Белоруссия и Эритрея.

«У граждан не было права сменить свое правительство мирными и демократичными средствами, - говорится в докладе о положении в Узбекистане. - Силы безопасности регулярно применяли пытки, избиения и другие ненадлежащие способы обращения к допрашиваемым арестованным в целях получения признаний или обличающей информации. Было несколько случаев, когда власти подвергали правозащитников и других критиков правящего режима принудительному психиатрическому лечению. Правозащитники и журналисты, критикующие правительство, подвергались гонениям, необоснованным арестам, преследованию по политическим мотивам и физическому насилию».

Авторы доклада отмечают, что правительство Узбекистана строго контролировало средства массовой информации, а критика режима считалась преступлением. Власти пытались контролировать деятельность всех неправительственных организаций и в 2007 году фактически осуществили принудительное закрытие организации Хьюман Райтс Вотч, одной из последних остававшихся в стране правозащитных организаций.

Презентация 64-страничного доклада, посвященного ситуации в Узбекистане, состоялась 14 марта в Ташкенте. Ознакомиться с его содержанием можно на веб-сайте Госдепартамента США. Ниже мы приводим отдельные выдержки из этого доклада.

Соблюдение прав человека

Госсовет Китая опубликовал ответный доклад - о ситуации с правами человека в США

13 марта пресс-канцелярия Госсовета Китайской народной республики обнародовала свое заключение о ситуации с правами человека в США в 2007 году.

Документ стал ответом на доклад Госдепартамента США, в котором содержатся ставшие традиционными необоснованные обвинения в адрес Китая и других стран. Таким образом, уже в течение девяти лет китайская сторона в ответ на ежегодный американский доклад о правах человека дает информацию о ситуации в данной сфере в самих США.

В американском докладе было раскритиковано свыше ста девяноста стран, в том числе и Китай, но о проблемах в самих США не было ни слова, что и подтолкнуло власти Китая к обнародованию материала, призванного дать народам всего мира представление об истинной картине в Соединенных Штатах и заставить американские власти осмыслить сделанное ими.

В документе приводится большое количество примеров, свидетельствующих о наличии в США серьезных проблем в сфере защиты прав человека. Документ объемом свыше пятнадцати тысяч иероглифов включает семь разделов: «Жизнь, имущество и личная безопасность», «Исполнение законов и нарушения прав человека в правоохранительных органах», «Гражданские и политические права», «Экономические, социальные и культурные права», «Расовая дискриминация», «Права женщин и детей» и «Посягательства на права человека в других странах».

В документе подчеркивается, что уважение и соблюдение прав человека - важное достижение человечества в обеспечении социального прогресса и признак современного цивилизованного общества, это главная тема развития современного мира, то, к чему стремятся народы всех стран. В связи с этим все государства обязаны прилагать усилия для содействия соблюдению прав человека и принимать меры для их защиты, обязаны на основе общепринятых норм и принципов международных отношений способствовать сотрудничеству в данной сфере.

Вместе с тем, говорится в документе, никто не вправе позиционировать себя как «олицетворение прав человека», использовать вопрос защиты прав человека в качестве инструмента для вмешательства и оказания давления на другие страны и реализации своих собственных стратегических интересов.

29 июня парламент принял планировавшийся в течение длительного времени закон об отмене смертной казни, вступивший в силу с 1-го января 2008 года, и заменил ее длительными сроками заключения – от двадцати лет до пожизненного. Закон содержит положение о том, что заключенные, приговоренные к пожизненному сроку заключения, обязаны отбыть срок в двадцать лет, прежде чем подавать апелляции, и определяет наказание в виде пожизненного срока заключения только за умышленное убийство и терроризм. За прошедший год не сообщалось о случаях применения смертной казни. Однако в прошлые годы власти не сообщали семьям приговоренных лиц о приведении смертной казни в исполнение, а даты исполнения приговоров и мест захоронений казненных являлись государственной тайной – практика, которую ООН осудила как «жестокую и бесчеловечную».

Милиция и сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) регулярно избивали арестованных и применяли к ним иные методы ненадлежащего обращения с целью получения признаний или обличающей информации. Сообщалось, что помимо избиений милиция, сотрудники тюрем и СНБ также применяли методы жестокого обращения, включая удушение, электрический шок, лишение пищи и воды и сексуальные надругательства. Пытки и жестокое обращение являлись обычной практикой в местах лишения свободы, СИЗО, в местных отделениях милиции и СНБ. Подсудимые часто заявляли, что их признание, на котором было основано обвинение по их делу, было выбито под пытками.

В ходе различных инцидентов в ноябре три человека, которые были обвинены в членстве в Хизб ут-Тахрир, скончались в тюрьме в г. Андижан. Милиция доставила тела Фитрата Салахиддинова и Тахира Нурмухамедова их семьям 13 и 15 ноября соответственно. Члены их семей сообщили о следах пыток на их телах. Третий человек, имя которого не называется, умер приблизительно 29 ноября.

Членов Общества по борьбе за права человека в Узбекистане Алишера Караматова и Азама Фармонова следователи содержали без связи с внешним миром в течение месяца и, как сообщалось, подвергали их пыткам и жестокому обращению до того, как в июне 2006 года они были приговорены к девяти годам лишения свободы за вымогательство. После вынесения приговора Фармонов стал первым правозащитником, который был отправлен в тюрьму Жаслык, основанную в 1997 году, для содержания под стражей религиозных заключенных, а Караматов был отправлен в тюрьму г. Карши. По словам членов семьи, Фармонова в тюрьме пытали. С 23 мая по 19 июня Фармонов находился в камере одиночного заключения, где, как предполагается, тюремные охранники ежедневно били его по ногам и голове. С 10 по 20 октября Фармонов был вновь помещен в камеру одиночного заключения и, как сообщается, в этот период пятеро тюремных охранников избивали его до потери сознания.

13 апреля власти продлили еще на шесть месяцев заключение журналиста Джамшида Каримова, племянника президента Каримова. В сентябре 2006 года по решению суда Джамшид был помещен в Самаркандскую психиатрическую лечебницу, несмотря на то, что он был признан врачами «стабильным, здоровым, психически адекватным и образованным». В июле в записке, которая, по утверждениям, была вынесена из больницы, Каримов сообщал, что состояние его здоровья ухудшилось, включая потерю памяти, сложности при попытке сконцентрироваться и частичную потерю зрения в результате принудительного приема психотропных препаратов.

Условия содержания в тюрьмах и местах предварительного заключения

Условия содержания в тюрьмах оставались тяжелыми и опасными для жизни, поступали сообщения о серьезных злоупотреблениях. По информации правозащитников и родственников заключенных, в тюрьмах были распространены туберкулез и гепатит, в результате чего даже краткое пребывание в местах заключения представляло угрозу для жизни. В отношении продуктов питания и лекарств, которых, как сообщалось, недоставало в некоторых тюрьмах, заключенные часто полагались на посещения родственников. Члены семей часто сообщали о том, что продукты и лекарства, которые они приносили для заключенных, присваивали сотрудники тюрем.

В течение прошлого года милиция часто проводила произвольные аресты или задержания людей за выражение критических по отношению к правительству взглядов. Например, 14 января пограничники задержали правозащитника из Андижана и судмедэксперта Гульбахор Тураеву на пограничном посту, когда она возвращалась из Кыргызстана. Ранее Тураева сообщала международным организациям об убийстве мирных граждан во время волнений 2005 года в Андижане. Кроме того, она утверждала, что врачи в Ферганской долине проводят операции по удалению матки женщинам, даже если это не является необходимым по медицинским показаниям. При этом медики не уведомляли женщин о своем намерении или проводили операции без их согласия. 24 апреля андижанский суд приговорил Тураеву к шести годам заключения за антиконституционную деятельность, клевету, изготовление и распространение материалов, представляющих угрозу для общественного порядка. Второй судебный процесс, состоявшийся 7 мая, осудил Тураеву по дополнительным обвинениям в клевете и оштрафовал ее на 510 долларов США. 20 июня апелляционный суд Андижана заменил наказание в виде шести лет лишения свободы на шесть лет условно и три года испытательного срока; штраф аннулирован не был.

22 января власти арестовали журналистку, сотрудника организации Хьюман Райтс Вотч Умиду Ниязову, когда она пыталась вернуться из Кыргызстана, и держали ее без связи с внешним миром в течение четырех дней. 1 мая Сергелийский районный суд Ташкента приговорил Ниязову к семи годам заключения по обвинениям в нелегальном пересечении границы, провозе контрабанды, изготовлении и распространении материалов, представляющих угрозу для общественного порядка. 8 мая апелляционный суд Ташкента смягчил наказание, назначив семь лет лишения свободы условно и три года испытательного срока, и освободил ее из-под стражи.

Наблюдатели из среды правозащитников заявили, что обвинения против Тураевой и Ниязовой были политически мотивированы, и что их заставили признать себя виновными для того, чтобы суд мог освободить их из-под стражи.

Соблюдение гражданских свобод, включая свободу слова и печати

Волна преследований журналистов властями, поводом для которых послужили андижанские события 2005 года, продолжались в течение года. Милиция, службы безопасности подвергали сотрудников СМИ арестам, притеснениям, запугиваниям, принуждению, а также бюрократическим ограничениям их деятельности.

В марте прокуратура начала уголовные процедуры против Натальи Бушуевой, местной журналистки, работавшей на германское агентство Deutsche Welle, по предполагаемому сокрытию налогов и работе без лицензии Министерства иностранных дел. Опасаясь несправедливого суда, Бушуева скрылась за рубежом.

В апреле правительство обвинило еще трех корреспондентов Deutsche Welle - Юрия Черногаева, Сайеру Розикулову и Обида Шабанова, - в ведении профессиональной деятельности без необходимой лицензии. 4 июня прокуратура города Ташкента сняла с них обвинения, сославшись на их подпадание под амнистию от ноября 2006 года.

Свобода Интернета

Правительство разрешало доступ в Интернет, хотя провайдеры Интернет-услуг по требованию властей регулярно блокировали доступ к веб-сайтам, которые те считали нежелательными. Правительство блокировало несколько новостных Интернет-сайтов, а также сайты, управляемые оппозиционными политическими партиями, хотя некоторые из них оставались доступными через прокси-серверы.

Измененный закон о СМИ, подписанный президентом Каримовым 15 января, определяет веб-сайты как часть средств массовой информации. Это означает, что веб-сайты подпадают под законодательство, обязывающее все местные и иностранные СМИ проходить регистрацию властей и сообщать им имена учредителя, главного редактора и местных сотрудников. Они также должны предоставлять властям копии всех своих публикаций. По словам местных журналистов, с тех пор как измененный закон вступил в силу, провайдеры Интернет-услуг начали блокировать доступ к блогам, обсуждающим любые аспекты из жизни страны.

26 октября правительство заблокировало доступ к интернет-сайтам, которые публиковали статьи об убийстве Алишера Саипова, этнического узбека, проживавшего в городе Ош Республики Кыргызстан.

Свобода религии

Хотя конституция и закон гарантируют свободу религии и разделение церкви и государства, на практике правительство ограничивало религиозную деятельность.

Правительство поддерживало мусульманское наследие страны, финансируя Исламский университет, помогая сохранению исторических памятников ислама и оказывая организационную поддержку гражданам для участия в хадже. В течение этого года, в ознаменование того, что Ташкент был выбран одной из четырех столиц исламской культуры по инициативе Исламской образовательной научной и культурной организации (ИСЕСКО), власти осуществляли финансирование значительного расширения офисов Духовного управления мусульман Узбекистана (муфтият), крупной новой мечети и библиотеки в рамках данного комплекса. Правительство стремилось поддерживать течение ислама, рассматриваемое как умеренное, посредством контроля и финансирования муфтията, который, в свою очередь, контролировал духовную иерархию, содержание проповедей, проводимых имамами, и осуществлял публикацию религиозной исламской литературы. Правительство разрешало деятельность небольшого количества неофициальных независимых мечетей под пристальным вниманием официальных имамов.

Любая религиозная служба, проводимая незарегистрированной религиозной организацией, является противозаконной. Милиция время от времени срывала собрания незарегистрированных групп, которые обычно проводились в частных домах. Власти иногда задерживали и избивали членов некоторых христианских евангелистских конгрегаций.

Обращение в другую веру (прозелитизм), согласно закону, является уголовным преступлением, что явилось следствием нескольких случаев судебного преследования, в частности, евангелистских баптистов и Свидетелей Иеговы. Используя уголовную статью от 2006 года, правительство осудило христианского пастора по обвинению в религиозной деятельности. 9 марта Андижанский областной уголовный суд вынес приговор пастору Дмитрию Шестакову, лидеру зарегистрированной конгрегации «Христиан Полного Евангелия», и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении на основании обвинений в организации противозаконной религиозной группы, исповедующей религиозную ненависть и распространение религиозной экстремистской литературы. После проведения повторного процесса 25 мая власти перевели Шестакова в исправительную колонию более строгого режима в Навоийской области.

Свидетели Иеговы обращались с прошением о регистрации на местном, областном и национальном уровнях и либо получили отказ, либо их заявления оставались без официального ответа.

Большинство мусульман, арестованных по религиозным причинам, привлекались к суду за антиконституционную деятельность и участие в «религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или других запрещенных организациях», - обвинение, которое охватывает как политический, так и религиозный экстремизм. Подавляющему большинству арестованных по этим обвинениям вменялась в вину принадлежность к «Хизб ут-Тахрир». Правительство также подвергало аресту членов других групп, на которые оно весьма обобщенно навешивало ярлык ваххабизма. Лица, арестованные по подозрению в экстремизме, обычно приговаривались к срокам заключения от семи до двенадцати лет и лишались права на работу по профессии. Руководство тюрем, по сообщениям, не разрешало многим заключенным, подозреваемым в исламском экстремизме, свободно практиковать свою религию, и в некоторых случаях не разрешало им иметь Коран. Сообщалось, что руководство наказывало одиночным заключением и избиениями тех заключенных, которые пытались отправлять свои религиозные обряды вопреки правилам тюрьмы или тех, кто протестовал против самих правил.

В отличие от предыдущих лет не поступало сообщений об арестах или преследовании религиозных мусульман, основанных на внешнем выражении их религиозных убеждений, таких как ношение бороды, чадры или посещение мечети. Закон запрещает ношение «культовой одежды» (религиозной одежды) открыто, исключение сделано для тех, кто служит в религиозных организациях. Однако, по всей видимости, данное положение не особенно исполнялось.

Свидетели Иеговы находились под особым наблюдением и изредка подвергались произвольно назначаемым штрафам и арестам по обвинению в прозелитизме. 6 июня власти приговорили Дилафруз Арзиеву к двум годам исправительных работ за противозаконное преподавание религии.

29 ноября Папский районный уголовный суд в Наманганской области осудил Николая Зульфикарова, лидера небольшой незарегистрированной баптистской церкви в Халкабаде, близ Папа, на два года исправительных работ за противозаконное преподавание религии. 27 декабря Наманганский апелляционный суд амнистировал Зульфикарова.

Не поступало сообщений об антисемитских актах или случаях дискриминации евреев. Было зарегистрировано восемь еврейских конгрегаций, и наблюдатели насчитали приблизительно от 15.000 до 20.000 представителей еврейского населения, в основном проживающих в Ташкенте, Самарканде и Бухаре. Их число сокращалось из-за эмиграции, в большинстве случаев по экономическим причинам. В этом году не было сообщений о распространении антисемитских листовок членами «Хизб ут-Тахрир».

Свобода передвижения

Правительство требовало, чтобы граждане получали выездные визы для зарубежных поездок и эмиграции, и хотя оно обычно выдавало их автоматически, местные официальные лица часто требовали небольшую взятку. Осуществление поездки в Афганистан наземными видами транспорта оставалось проблематичным, поскольку правительство поддерживало ограничения на поездки в большинство частей Сурхандарьинской области, граничащей с Афганистаном, включая пограничный город Термез. Гражданам Узбекистана нужно было разрешение от СНБ для пересечения границы, в то время как афганцам не нужно было никакого разрешения, кроме визы для въезда в страну с целью торговли.

Начиная с марта и до конца года, власти отказывали в выдаче нового паспорта узбекскому гражданину, лидеру оппозиционной партии Бирлик Пулату Ахунову, постоянно проживающему в Швеции. Ахунов прибыл в Андижан для того, чтобы обратиться с просьбой о выдаче нового паспорта, так как правила обязывают граждан произвести обмен паспортов по достижению 25 и 45-летнего возраста. Власти, по сообщениям, отложили выдачу нового паспорта без каких-либо объяснений, воспрепятствовав таким образом возвращению Ахунова в Швецию.

В мае власти вторично отказали в выдаче выездной визы журналисту Ало Ходжаеву, бывшему главному редактору новостного Интернет-сайта Tribune.uz. В мае 2006 года власти отказали в выдаче визы и другому журналисту - Алишеру Таксанову.

Защита беженцев

Правительство рассматривало афганских и таджикских беженцев как экономических мигрантов и делало их предметом преследований и вымогательства взяток, когда они искали пути урегулирования их статуса в качестве легальных резидентов. Такие лица могли быть депортированы, если их документы на проживание были не в порядке. Большинство таджикских беженцев были этническими узбеками; в отличие от их афганских собратьев таджикистанцы смогли интегрироваться и были поддержаны местным населением.

В течение 2007 года притеснения афганских беженцев заметно усилились. В феврале и марте сообщалось, по меньшей мере, о десятке случаев, когда милиция задерживала афганцев и рвала их удостоверения беженцев, выданные УВКБ, утверждая, что они не имеют законной силы.

Выборы и политическое участие

23 декабря президент Каримов был переизбран на третий срок. Выборы имели некоторые элементы демократического процесса, но в целом не соответствовали международным демократическим нормам. Конституция запрещает президентам баллотироваться на третий срок, это явное противоречие, так и не объясненное властями публично.

Торговля людьми

Узбекистан был, в основном, источником и в меньшей степени транзитной страной для торговли женщинами и девушками в целях сексуальной эксплуатации и мужчин - трудовой эксплуатации. Были заслуживающие доверия сообщения, что женщины выезжали в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Кувейт, Бахрейн, Индию, Израиль, Грузию, Малайзию, Россию, Южную Корею, Таиланд, Турцию, Японию и Западную Европу в целях проституции. Жертв трудовой торговли обычно продавали в Казахстан и Россию для работы на стройках, в сельском хозяйстве и в сфере обслуживания. Женщины, особенно в возрасте от 17 до 30 лет, были мишенью для сексуальной торговли, а мужчины всех возрастов – для трудовой торговли людьми.

Широкомасштабная обязательная мобилизация молодежи и учеников для помощи в осеннем сборе урожая хлопка продолжалась в большинстве сельских районов. Такая работа очень скудно оплачивалась; условия проживания ппредлагались плохие, дети были вынуждены вдыхать вредные химикалии и пестициды, распыляемые на хлопковых полях. Имелись сообщения от активистов-правозащитников о том, что местные должностные лица в некоторых районах оказывали давление на учителей, чтобы они отпустили учеников из классов для оказания помощи в сборе урожая, а во многих районах школы закрывались на время хлопкоуборочной страды. Хотя большинство учеников, вовлеченных в сбор урожая хлопка, были старше пятнадцати лет, имелись частые сообщения от правозащитников, что в сборе хлопка принимали участие и дети в возрасте одиннадцати лет.

Закон предусматривает как уголовные, так и административные санкции против нарушителей, но власти не наказывают за нарушения, касающиеся сбора хлопка, и не было сообщений о проверках, окончившихся судебными или административными санкциями. Правоприменение было ограничено из-за установившегося в обществе порядка использования детского труда как дешевого способа сбора хлопка.




РЕКЛАМА