13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Афганистан: Ностальгия по «Талибану»?

27.09.2008 17:20 msk, Записала Феруза Джани

Афганистан Интервью

27 сентября 2008 года исполнилось 12 лет с того дня, когда отряды движения «Талибан», захватив власть в столице Афганистана Кабуле, казнили бывшего президента страны Наджибуллу. Вместе со своим братом и руководителем службы безопасности он был повешен в центре Кабула в 1996 году.

Правление движения «Талибан» в Афганистане продлилось чуть более пяти лет. Под натиском сил антитеррористической коалиции и их местных союзников талибы оставили Кабул и были вытеснены с большей части территории страны. В декабре 2001 года командиры талибов сдали лидерам пуштунских племен последнюю провинцию - Забуль.

Однако сегодня жители Афганистана все чаще поминают времена «при талибах» добрым словом. Рост преступности и отсутствие правосудия в сегодняшнем Афганистане становятся причиной того, что население выступает за возвращение к власти исламистских боевиков. Все больше людей, оглядываясь на жестокое правление талибов, называют то время «эпохой безопасности и мира».

Казнь Наджибуллы. 27 сентября 1996 года, Кабул
Казнь Наджибуллы. 27 сентября 1996 года, Кабул

По данным авторитетной американской газеты «The Washington Post», посвятившей этой теме статью в одном из последних номеров, похищения людей, убийства, связанные с наркоторговлей, вооруженные ограбления и нападения на дорогах стали в Афганистане повсеместным явлением. В столице страны Кабуле, где проживают пять миллионов афганцев, горожане по ночам не отваживаются выходить на улицы.

По мнению экспертов, сегодняшние проблемы связаны с широко распространенной во власти коррупцией и торговлей опиумом. Еще одной проблемой, пишет «The Washington Post», является продолжающееся влияние боевиков, которые воевали с советскими войсками в 1980-х годах и до сих пор командуют вооруженными группами в столице и других городах Афганистана. Некоторые из таких групп, работая под видом сотрудников частных охранных фирм, вымогают у богатых бизнесменов деньги, другие служат в полиции или других государственных органах безопасности, и, пользуясь служебным положением, выданными им формой и оружием, организуют разного вида преступления.

«Нынешнее правительство слабо и имеет ненормально высокий уровень терпимости к преступности, злоупотреблениям и коррупции», - цитирует «The Washington Post» официального представителя афганской Независимой комиссии по правам человека Надера Надери. - «Если вы имеете власть и деньги, вы не несете ответственности за свои действия. Вместо принципа верховенства права царит вседозволенность и безнаказанность, которые являются одними из факторов, способствующих росту авторитета движения «Талибан».

Верховные талибы всегда носят черные тюрбаны и белые одежды
«Верховные талибы» всегда носят черные тюрбаны и белые одежды

Журналист и политолог Максим Шевченко бывал в Афганистане во время власти движения «Талибан». По его мнению, тогда талибы сыграли для Афганистана весьма позитивную роль, а нынешние власти республики и их западные партнеры совершенно не заинтересованы в наведении порядка.

Максим Шевченко
Максим Шевченко – журналист, политолог, член Общественной палаты при президенте России, ведущий телепередачи «Судите сами» (Первый канал)
Двенадцать лет назад в Кабуле казнили Наджибуллу. Во что превратился Афганистан с началом правления талибов?

- Говорить о казни – не очень точно: Наджибуллу жестоко убили. Потому что не было суда, не было приговора, это, скорее, было убийство, а не казнь. С момента смерти Наджибуллы в Афганистане прошло столько событий, сколько в другом государстве не происходит и за сто лет. В итоге в Афганистан вторглась огромная западная коалиция и «Талибан» из движения, которое контролировало Афганистан, превратилось в оппозиционное повстанческое движение, которое символизирует сопротивление захватчикам, оккупантам и режиму Хамида Карзая – коллаборационистскому, каким его воспринимает значительная часть афганцев.

Каждая операция, которую проводят американцы и их союзники против афганского населения, каждый убитый ребенок и убитая женщина прибавляют талибам силы, влияния и веса. Афганистан является такой сложной территорией, где однозначные решения и однозначные линейные подходы, к которым так привыкло европейское и американское сознание, очень плохо работают. И поэтому в тех местах, где талибов нет, после какого-нибудь очередного удара американской авиации, как это было недавно под Гератом, первым делом возникают талибы. Потому что талибы – это собирательное название для всех антизападных, антиамериканских партизанских сил на территории Афганистана. Но тогда после жестокой и отвратительной расправы над Наджибуллой, напоминавшей скорее личную месть, талибы стали играть для Афганистана в какой-то мере позитивную роль: они прекратили бандитизм моджахедов – союзников американцев, они создали транспортное движение по дорогам Афганистана, они создали режим свободной торговли….

Публичная казнь времен правления талибов
Публичная казнь времен правления талибов. Фото © AP

Я был тогда в Афганистане при талибах и знаю, о чем говорю, как к ним относилось население. После десяти лет гражданской войны население очень позитивно воспринимало их правление. Конечно, интеллигенция, те ее остатки, которые я тогда нашел в Кабуле, которые буквально прятались, те, кто учился в западных, советских вузах, они, конечно, более тревожно воспринимали этот режим, более негативно, прямо скажем. Но многие из них пошли на службу к талибам. Например, тогда в афганском МИДе в 1998-м году, я помню, были люди, которые еще работали там при короле, при Захиршахе, при Мухаммеде Дауд, при шурави, то есть, при советских, при Наджибулле, при моджахедах. Многие кадровые бюрократы, которые не бежали из Афганистана, служили там. Это говорило о том, что талибы являются не чужеродным движением, а органичным для афганского общества и очень внятным внутренним явлением.

Про армию и говорить нечего – основой боевой мощи «Талибана» были наши бывшие боевые союзники, солдаты и офицеры просоветской армии Афганистана. Генерал Шахнаваз Танай стал фактически главным советником Талибан, многие представители фракции «Хальк» в НДПА влились - кто по своей воле, кто по принуждению - в Талибан. И это было, кстати, для населения очень позитивным фактором. Потом за ними потянулись и «парчамовцы», во многом, потому что, несмотря на убийство Наджибуллы, враг был все тот же – моджахеды.

Рядовые талибы
Рядовые талибы

- Очевидцы свидетельствуют, что при талибах власть основывалась на тотальном насилии…

- Это - бред западной пропаганды. Афганистан при талибах был нормальным исламским государством. Конечно, вы можете считать, что любое исламское государство основывается на насилии, но это ложь. Афганистан - это государство, которое вело гражданскую войну. И талибы вели гражданскую войну. Каждая страна, в которой идет гражданская война, и каждая политическая сила, которая ведет гражданскую войну, вынуждена прибегать к каким-то жестким мерам на своей территории. Никакого тотального насилия я не видел. Я видел рынки, которые работали в разрушенном Кабуле, который был похож на Сталинград и который разрушили вовсе не талибы, а тогдашние союзники американцев – Хекматияр, Дустум, Масуд и так далее, которые однажды утром превратили прекрасный Кабул в дымящуюся груду развалин: пять дней вели шквальный огонь по разным кварталам города.

Говорили, что талибы запрещают изображать человека. Полная ложь. На улицах Кабула сидели художники, рисовали портреты людей, в том числе, тех самых горных пуштунов с автоматами. И это, еще раз подчеркну, было на фоне развалин. Страна просыпалась от какого-то страшного сна. Работали рынки, менялись деньги. Проблема была в том, что Дустум напечатал очень много фальшивых денег. У них была конкурентная валюта: ту, которую печатали в Кабуле, и ту, которую печатал Дустум в Мазари-Шарифе. Была очень высокая инфляция, буквально за сто долларов давали целый мешок обесцененных афганских денег.

Так что тотальное насилие – это абсолютный бред пропагандистский западной военной машины, его использовали как повод для вторжения в Афганистан. Наоборот, там была чрезмерная, хотя и своеобразная, пуштунская демократия. Я разговаривал с людьми, которые были в плену у талибов, и с теми, кто потом оказался в американском плену в концлагере Гуантанамо. Они много чего рассказали. Например, то, что талибы запретили пытки. Когда они узнали, что одного человека пытают люди из Исламского движения Узбекистана Тахира Юлдашева, талибы просто отбили у юлдашевцев этого человека и сказали, что по шариату можно казнить человека, если он виновен, но пытать запрещено, вы не мусульмане.

Рядовые талибы
Рядовые талибы

Поэтому не надо распространять сплетни о режиме «Талибан». Как только афганское общество начинает стабилизироваться и выходит из ситуации агонизирующего кризиса, как это было в момент убийства Наджибуллы, оно становится очень стабильным, потому что оно основано на традиционных законах и на традиционных отношениях, которые никакого бесконтрольного насилия не терпят. Конечно, там есть люди, ориентированные на Запад или ориентированные на традиционные ценности исламского мира, есть люди, которые хотят модернизации страны, или по тем или иным причинам этому сопротивляются, но это нормальная дискуссия, которая в мирной ситуации, без применения насилия, приобретает в Афганистане вполне цивилизованные формы.

Афганцы не добровольно ввергли свою страну в кошмар, в котором они оказались. Они сделали это с помощью внешних сил, в первую очередь, даже не столько Советского Союза, сколько с помощью западных партнеров моджахедов.

- Почему, по-вашему, сегодняшним властям Афганистана не удается навести порядок в стране?

- Потому, что они не хотят наводить никакого порядка. Афганистан нужен им как зона дестабилизации региона. Американцы не имеют задачи наведения порядка. Порядок могут навести только сами афганцы, будь то Карзай или талибы. Как только американцы уйдут, афганцы сразу объединятся, и сами построят мир. Но западным оккупантам порядок в Афганистане не нужен. Они заинтересованы в дестабилизации Средней Азии как «подбрюшья» Китая. Им важно не допустить строительства по территории Афганистана транзитных нефтепроводов. Ведь китайцы строят в Пакистане огромный нефтеналивной порт, и дестабилизация этого региона как дестабилизация важнейшего для Китая стратегического региона является главной задачей присутствия в Афганистане всей этой отвратительной западной коалиции, из кого бы она ни состояла. Мы видим, что американцы фактически начинают боевые действия против Пакистана, инсценируя в Пакистане теракты и вступая в боевое соприкосновение с армией Пакистана, навязав Пакистану коррупционера Зардари в роли президента и так далее. Это все очень серьезные моменты. Они не хотят порядка.

Пакистанские новые талибы
Пакистанские «новые» талибы

Когда в Афганистане были мы, мы строили школы, больницы, фабрики, дороги. И афганцы вспоминают шурави как нормальных людей, которые совершали серьезные военные ошибки, но в целом имели позитивную программу развития Афганистана. А западная коалиция никакой программы не имеет, там просто воруют сотни миллионов долларов, которые выделяются через разные фонды на афганскую ситуацию, и все это разбазаривается. Сотрудники западных миссий в Афганистане получают на бумаге чудовищные зарплаты: сотни тысяч, а то и миллионы долларов в месяц. Они говорят о демократии и строительстве инфраструктуры, а сами ведут бои против мирного населения.

Советская армия не бомбила кишлаки, специально чтобы наказать население. Бывали ошибки в годы войны, в восьмидесятые годы. Но недавно американцы под Гератом просто разнесли кишлак, в котором убили несколько десятков человека, из которых – около 20-ти детей, есть старики и женщины. Они нанесли бомбовый удар по этому кишлаку, потому что там прошла демонстрация против карзайского режима. Они не хотят мира в Афганистане, и это - не их задача. Они хотят, чтобы Афганистан был агонизирующей, пылающей территорией, в которой всегда были бы проблемы у всех – у Пакистана, Ирана, Китая, у Средней Азии. Чтобы оттуда распространялась зараза насилия и войны.

А мир, я считаю, могут принести в Афганистан только антизападные силы, которые сейчас одерживают победы и ведут тяжелые бои с иностранными оккупантами на территории Афганистана. Я имею в виду местных, которых вы условно называете «Талибан», но это очень обобщающее название.

Митинг в поддержку движения Талибан
Митинг в поддержку движения Талибан на границе Афганистана и Пакистана. Фото © AFP/Getty Images

- Недавно Вы побывали в Пакистане. Говорят, именно эта страна является «кузницей» движения «Талибан» и в настоящее время гнездом международного терроризма. Ваше мнение?

- Те, кто это говорит, те и являются отцами международного терроризма. Аль-Каида была создана США не в том смысле, что они создали лидеров, что лидеры Аль-Каиды якобы является агентами ЦРУ, хотя я и не исключаю этого. А в том, что именно после масштабного вторжения американцев в исламский мир Аль-Каида, которая была мифом и уделом маленькой кучки богатых интеллектуалов из Саудовской Аравии и стран Ближнего Востока, стала символом сопротивления западному порядку. Символом, о котором в любом городе, поселке, группы молодых людей, стремящиеся биться за свободу своей страны против американских оккупантов, говорят – «Мы – часть Аль-Каиды». Американцы создали реальный международный терроризм своей агрессивной политикой неоколониализма и поэтому они несут ответственность за это.

Что касается Пакистана, то это – очень хрупкая, сложная, сбалансированная система межэтнических, региональных, племенных отношений. Требовать от Пакистана, чтобы он устроил демократию по западному пути - кратчайший путь для превращения Пакистана в арену кровавой бойни. Нельзя подходить с шаблонами западного прагматизма к этому миру, основанному на очень древних механизмах внутреннего сосуществования.

Гнездом и отцом международного терроризма являются Соединенные Штаты Америки, Лондон и еще некоторые страны Запада. А Пакистан является территорией, на которой действует самые разнообразные террористические организации, в том числе, напрямую курируемые западными разведками. Такими, например, как исламское движение Узбекистана, которое афганцы просто выгнали со своей территории, а американцы взяли под свое покровительство юлдашевских бандитов, потому что афганцы сказали, что ИДУ просто является агентурой ЦРУ, и что афганцы не хотят ничего общего иметь с ИДУ, поэтому их перебросили на вертолетах в другой регион под американское прикрытие. Ни одна террористическая группировка в мире не существует сама по себе.

Что касается проблем взаимоотношений афганской армии с пуштунами Зоны свободных племен, то эти пуштуны были свободными, когда западные люди еще с дубинами прыгали по своим елкам и дубам в Арденском лесу. Это народы с такими бесконечными древними законами и традициями, что западные люди даже понять не могут, откуда происходят эти законы, древние традиции сосуществования. Так вот, Зона свободных племен для Пакистана является важнейшим источником поставки лучших в мире военных кадров в армию Пакистана. Заставлять армию Пакистана воевать в Зоне свободных племен – это то же самое, что человека заставлять вырезать ножом собственную печень под предлогом того, что она у него побаливает. Поэтому для Пакистана это мучительная вещь, и пакистанская армия, которая состоит во многом из пуштунов северо-западной провинции и других народов северо-запада Пакистана, отказывается это делать. И сейчас, я думаю, она просто эту войну прекратит, а если Зардари будет их заставлять, то Пакистан станет зоной гражданской войны, что опять-таки будет выгодно американцам, поскольку Пакистан является ближайшим, важнейшим союзником Китая в регионе. И дестабилизация Пакистана будет страшным ударом по китайским интересам. А заодно и по российским, кстати…

- Какова, по-вашему, роль этнического фактора в афганской истории? Каково отношение к «талибскому порядку» у различных национальных групп в стране?

- Афганистан – это очень сложная система, там всегда были тяжелые отношения между суннитами и шиитами, между разными племенами и народами. Проблема многих была в том, что с талибами они вели себя достаточно высокомерно, как с монголами вели себя в свое время в Хорезме. Когда талибы прислали своих послов, эти послы были убиты. Из-за этого талибы провели то, что называется «резня» среди хазарийцев.

Среди талибов были и таджики, пуштуны. Конечно, основа - пуштунская. Но пуштуны являются самым многочисленным этносом Афганистана, который всегда делегировал кадры в правящую элиту страны. Таджики, как правило, составляли научный и интеллектуальный слой Афганистана. Это странная система, странная страна, где официальным языком является дари или фарси, основная масса населения говорит на пушту, а кроме этого есть еще язык белуджей, который тоже похож на фарси, язык хазарейцев, туркменский, узбекский и так далее. Но дари был общекультурным языком, потому что Афганистан является неотъемлемой частью персидской цивилизации.

Талибан – это совокупное название, в том числе, и для отрядов, среди которых есть этнические таджики, этнические узбеки и так далее. Нельзя простыми подходами оценивать такую сложную страну, как Афганистан. В целом, конечно у самих пуштунов есть определенные фобии по отношению к таджикам в силу того, что именно таджики явились основой для антиталибской коалиции - из маленького анклава Панджшерской долины. Конечно, есть проблемы, и они достаточно серьезные.

До вторжения иностранных армий на территорию Афганистана эти народы сосуществовали мирно. Как говорится, у каждого есть своя гордость – у таджиков, у пуштунов, узбеков и так далее. Были конфликты, но никогда не было межэтнической резни в последние десятилетия. В межэтнической резне заинтересован только Запад. Только Запад рассматривает планы расчленения Афганистана по этническим анклавам.

Запад исповедует принцип Римской империи – разделяй и властвуй. Это им надо, чтобы между народами Афганистана поселилась этническая кровавая рознь и какие-то непреодолимые кровавые борозды.

- Может ли Россия повлиять на ситуацию?

- То, что Россия ушла из Афганистана и устранилась из афганской политики – это серьезная ошибка, поскольку Россия, как это ни странно, сегодня очень популярна среди афганского населения. И даже моджахеды, которые воевали с нами, говорят, что симпатизируют нашей стране по сравнению с тем, что творят американцы. Простые примеры: когда ехали наши БТРы через Кабул или по афганскому городку, дети всегда сбегались к нашим солдатам, крича «Шурави, шурави! Бакшиш, бакшиш!». И наши солдаты к детям относились нормально. Когда едет американский конвой, улицы пустеют. Потому что американцы открывают огонь по детям – были случаи, - которые бежали к ним, для них это – террористы. Поэтому ненависть к американцам среди населения достаточно велика.

Но есть, конечно, коллаборационистские силы, которые получают деньги, все-таки это Восток, а на Востоке живут люди зачастую очень прагматичные. Но есть и те, кто не делает прагматизм основным принципом своей жизненной политики. Так что, мне кажется, Россия, конечно, могла бы занимать более активную позицию в афганском вопросе, А не только служить страной для транзита натовских грузов и лишь намекать на какие-то возможные инвестиции. Я думаю, что сами афганцы очень хотели бы именно российских инвестиций, им понятно, как работать с русскими. Огромное количество афганцев работало с русскими долгие годы, еще до Советской власти, до апрельской революции. Советский Союз присутствовал там и в сороковые-пятидесятые-шестидесятые годы. Десятки, если не сотни тысяч афганцев учились в советских вузах. Но наши [власти] занимают очень пассивную, выжидательную позицию, которая, на мой взгляд, является ошибочной. Потеряв Афганистан, мы потеряем очень много, неимоверно много.

Записала Феруза Джани




  • РЕКЛАМА