24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Советская история в первом чтении

16.11.2008 12:49 msk, Мария Яновская

История Узбекистан

Мы представляем историю своей страны так, как нам рассказывали о ней в школе. Если увлечение историей не стало профессией, то мало кто во взрослом возрасте начинает заниматься историческими изысканиями, чтобы подправить представления, сложившиеся в детстве. «Фергана.Ру» решила прочесть учебники по истории советского периода истории стран Средней Азии и Казахстана, чтобы узнать, как будут думать об этой эпохе те, у кого нет ни личных воспоминаний о Советской власти, ни личных счетов к Советам.

Сегодня мы читаем учебник по истории Узбекистана (1917 – 1991) для учащихся 10 классов общеобразовательных школ (авторы Д.Алимова, Р.Каримов, К.Акилов, К.Раджабов, И.Алимов, А.Маврулов). Он начинается так: «Дорогие ученики! Учебник, который вы держите в руках, охватывает самый сложный и противоречивый период истории Отечества, период тяжелых потерь, трагических событий, а также героической борьбы за свободу и независимость края, период побед и поражений, самоотверженного труда нашего народа. Речь идет о советском периоде».

Дети, которые учат историю Узбекистана по этой книге, точно не будут испытывать симпатий ни к коммунизму, ни к советской власти.

«Решения, принятые на съезде большевиков Туркестана, сыграли крайне отрицательную роль в дальнейшей судьбе края».

«Созданная в ноябре 1917 года Туркестанская Автономия, первое национально-демократическое правительство в истории народа, вскоре было утоплено в крови тоталитарной большевистской властью при помощи красноармейских захватчиков». До этого в разных текстах мне встречались только «немецко-фашистские захватчики». Впрочем, мои дети учатся в России.

Узбеки имеют право на подобную лексику. Авторы учебника подробно останавливаются на борьбе против установления советской власти, в частности, на кровавом уничтожении Туркестанской автономии. «Красноармейцы захватили город (Коканд – ред.), начали бесчинствовать и грабить дома. Часть уцелевшего войска Автономии оставила город. Однако грабеж и резня в Коканде и его окрестностях не прекращались. Только в самом городе в течение трех дней было убито свыше 100 тыс.человек. Столица бывшего ханства Коканд был превращен в руины».

«Основная часть коренного населения не признавала большевиков и советский строй… Основные причины возникновения в Туркестане движения против советской власти заключались в колониальной политике советского правительства и осуществляемых большевиками национализации, продразверстке и зерновой монополии, притеснении религии, закрытии мечетей, частных школ, казиятов. Ликвидация вакуфных земель, введение принудительного труда и грабеж, учиненный бойцами Красной армии, придали этому движению особую остроту и размах… Основной целью движения неизменно оставалось освобождение Туркестана от большевиков и Красной армии. Они разывали повстанцев басмачами (бандитами)… Командующий Туркестанским фронтом М.Фрунзе писал, что борьба с басмачеством означает борьбу с абсолютно новым, имеющим особую специфику своеобразным политическим врагом».

«По мнению историка Р.Раджабовой, - написано в учебнике, - руководство Красной армии и большевики, не сумев достичь весомых успехов в борьбе с патриотами, стали вымещать свою лютую ненависть на мирном населении Ферганской долины. Так, в 1918 г. Красноармейцы и дашнаки уничтожили в Чусте 1500 жителей. В конце 1918 - начале 1919 г. они стерли с лица земли селения Сузан, Базаркурган, Кокандкишлак».

Все черное и страшное, что случилось с Узбекистаном в эти годы, - случилось по вине советского режима и коммунистов. «Тоталитарный режим уничтожил не только тысячи борцов, которые пожертвовали собой ради интересов народа, но и десятки тысяч невинных жертв. Советская власть и в последующие годы (после сталинских репрессий – ред.) продолжала вести репрессивную политику, которая принесла населению много горя и страданий».

С этим нельзя спорить.

Мало того, подобным высказываниям в школьных учебниках сегодня радуешься, как глотку правды, потому что над российскими школами нависла реальная угроза учить историю по чудовищному учебнику под редакцией Александра Филиппова. Напомним, что в нем сталинские репрессии объясняются стремлением вождя «подстегнуть» страну к быстрому развитию – а раз развитие это произошло-таки, значит, метод был выбран верный… И когда читаешь в узбекском учебнике, что в годы Великой Отечественной войны «в национальной политике были допущены непростительные преступные деяния. Сталинским режимом были осуществлены карательные акции по отношению к целым народам», - остается только согласно кивать головой. Авторам узбекского учебника даже в голову не приходит вникать в преступную логику власти, как это делает Филиппов. Узбекские дети не будут думать, что Сталин – фигура великая и неоднозначная. Потому что в этом возрасте должны быть жестко расставлены приоритеты и выстроены представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Сталин – однозначно плохо. Как и коммунисты вообще: «Попирая принципы демократии и неприкосновенности личности, коммунисты с корнем выкорчевали саму возможность инакомыслия».

Мне бы хотелось прочесть подобные строчки в российском учебнике по истории.

Описание большевистской – а после и советской – политики в Узбекистане можно характеризовать по пословице «что ни сделает дурак, все он сделает не так». Например, об экономической политике в 1920-е годы: «По сложившейся традиции гидротехнические сооружения и большие каналы в регионе ежегодно ремонтировались за счет государственных средств, каналы же местного значения находились на попечении дехкан. Однако советские органы не поддерживали эту традицию и не финансировали работы по восстановлению ирригационной системы. Эта тяжелая обязанность также легла на плечи трудового народа».

Об освобождении женщин: «Под давлением партийных органов руководящие работники отвозили своих жен к местам, где устраивали массовое сжигание паранджи, а на другой день заставляли жен вновь надеть ее. Они сами не могли смириться с тем, что женщины будут ходить с открытым лицом. Хотя сами женщины с большой радостью сбрасывали паранджу… В 1927-1928 гг. в Узбекистане было убито более 2,5 тыс. женщин-активисток, заведующих женскими клубами, библиотекарей, учительниц… Политика атеизма очень вредила делу освобождения женщин. Отрицание религии вызывало у населения противодействие «открытию» женщин. Многие считали это большим грехом. Поэтому нельзя было проводить это насильно и уничтожать религиозные чувства людей».

Да практически все, что творили большевики, было нельзя делать. Причем с самого начала.

В то время, как ученые всего мира били тревогу о том, что равновесие в природе нарушено и эта угроза не менее опасна, чем угроза ядерной войны, советское правительство и КПСС отрицали наличие экологической проблемы в нашей стране и не принимали никаких мер для предотвращения этой угрозы. Ученым Узбекистана не было дозволено заниматься этой проблемой и говорить о ней».

Удивляют наивные пассажи в учебнике вроде такого: «Можно было бы избежать трагедий. Для этого прежде всего было необходимо подготовить соответствующие условия, провести разъяснительную работу среди мужчин и пожилых людей, а затем поэтапно осуществлять поставленные задачи». Да чтобы избежать трагедий, по-хорошему надо было… Например, не начинать Первую мировую войну, которая привела к революциям в России, сперва к февральской, а потом к октябрьской. Или родители Владимира Ильича должны были о чем-то другом говорить с сыновьями. Нет в истории сослагательного наклонения, и школьным учебникам, несмотря на требования излагать просто и «для детей», не повредил бы исторический научный подход.

В главе, посвященной участию узбекистанцев в Великой Отечественной войне, написано о подвиге «семьи Шамахмудовых, которая приняла 15 детей-сирот с Украины, из России, Латвии, Молдавии и других республик и вместе с ними делили радость и горе. Семья инвалида войны каттакурганца Хамида Самадова взяла 13, а самаркандская колхозница Фатима Касымова – 10 детей. Всего в годы войны 4,5 тыс. детей были взяты в узбекские семьи. В этом по своей сути истинно патриотическом движении проявились лучшие национальные черты узбекского народа – гостеприимство, душевная щедрость и сопереживание чужому горю».

Тут следует особо подчеркнуть, что мы читаем учебник 2005 года издания. Интересно, останется ли этот абзац в переизданиях? Ведь в апреле 2008 года власти Узбекистана под покровом темноты снесли памятник Шамахмудовым «Дружба народов», который был одним из символов Ташкента – и символом благодарности всего советского народа Узбекистану, спасшему эвакуированных людей от голода и смерти… Сегодняшние власти республики желают избавиться от всего, что как-то напоминает СССР.

Правда, о Союзе еще иногда напоминают люди. Но те, кто помнят, - скоро состарятся. А для других – вот он, учебник.

Авторы приводят множество доказательств, чем так плоха была для Узбекистана советская власть, продолжавшая колониальную политику царской России. Здесь каждое лыко в строку. И если во всем плохом виновата советская власть, то все хорошее в Узбекистане возникло только благодаря самоотверженному труду узбекского народа.

«С установлением тоталитарного советского режима экономика Узбекистана была полностью подчинена интересам Центра. Дары плодородной узбекской земли, хлопок, шелк-сырец, каракуль и другие природные богатства наших недр: золото, уран, природный газ и другие – постоянно вывозились в Центр. В Узбекской ССР, превратившейся в одну из аграрных республик СССР, была установлена монокультура хлопчатника. К 60-м годам началось высыхание Арала, и это нанесло серьезный ущерб экологической системе. В результате этого ухудшилось здоровье людей, понизился уровень их жизни».

Как говорилось в одном фильме: «Часовню тоже я развалил?» А до советской власти (ладно, до Российской империи) Узбекистан был мощным промышленным государством? Индустриальным центром Азии? С развитой инфраструктурой и экономическими связями? С мощными Университетами, бесплатным и поголовным медобслуживанием и средним образованием? Или, вывозя в Центр золото, уран, природный газ и прочее, Москва ничего не возвращала Узбекистану? Что, Узбекская ССР никогда не была дотационным регионом?

Да, узбекам есть, за что обижаться на Москву. Безусловно. Как и таджикам. Как и литовцам. И грузинам. Армянам. Молдаванам. Полякам. Да всем, кто когда-либо имел с Москвой дело. Сегодня на Москву обижаются даже кубинцы. Москва никогда не умела договариваться, Москва предпочитала нахамить и громыхнуть оружием, но не выслушать другого так, чтобы понять. Но все ли было так плохо, если сегодня те, кто помнит советское время, вспоминают о нем тепло, и не только потому, что тогда и девушки были красивей, и водка – крепче? Уже навязло в зубах напоминание, но ведь в 1991 году на всесоюзном референдуме о сохранении СССР участвовало 95,4% граждан Узбекской ССР, из них 93,7% проголосовало за Союз.

Об этом референдуме в учебнике ни слова. Зато красной нитью идет мысль о том, что «мечта о независимости никогда не покидала умы и сердца передовых людей… В сердце народа никогда не гасли стремление к независимости и мечты о свободе Отечества». И вот, когда к власти пришел Ислам Абдуганиевич Каримов, мечты осуществились. Страна теперь счастлива, независима и семимильными шагами идет к светлому будущему, которое строится под руководством… Чуть не написала - «коммунистической партии».

Очень, очень знакомые идеи. Очень знакомая логика развития государства. Именно так были написаны советские учебники по истории. Из них нам было точно известно, что до революции свободолюбивый и трудолюбивый русский народ нещадно эксплуатировался царским режимом, но вот рабочие и крестьяне свергли своих эксплуататоров и штыками установили рай на земле. И после революции наш путь стал прям, верен и светел.

И только когда и этому режиму пришел конец, начали возникать вопросы: а так ли уж свободолюбив этот русский (хотите – подставьте «узбекский») народ? Так ли он хочет сам решать свои проблемы? Так ли уж он готов пахать днем и ночью, лишь бы обеспечить себе свободу – и экономическую, и политическую, и социальную, и религиозную?

Узбекам проще, чем русским. Врагом узбекской независимости назначено чужое государство и чужая культура. И не противоречат друг другу знание истории своей семьи – и гордость за свою страну (если есть, чем гордиться). Потому что весь ужас, который произошел с твоей семьей в советское время: репрессии, дискриминация, нищета, - произошел не по вине твоего родного государства.

Русским сложнее. Враг российской независимости – сам россиянин. Но большинство русских продолжают гордиться своим государством, как поротые дети гордятся пьяным и дерущимся отцом, потому что он сильней всех в околотке.

Узбекам еще предстоит задать себе ряд честных вопросов о собственном свободолюбии и стремлении к независимости. Дадут будущие поколения узбекистанцев и справедливую оценку деятельности оппозиционных политических партий, на самой заре этой независимости нещадно задавленных авторитарной властью. А пока в учебнике написано: «Одна из главных ошибок движения «Бирлик» заключалась в непонимании истинных интересов нашего народа. Активисты движения занимались организацией митингов, демонстраций, оказывая психологическое давление на местных руководителей, выискивая ошибки и недостатки в деятельности правительства и местных органов власти. Поэтому движение не смогло охватить широкие слои населения».

Про партию «Эрк»: «У этой партии не было четкой программы построения нового общества».

Все это напомнило мне урок истории в начале восьмидесятых, когда мою одноклассницу, дочку слегка диссидентствующих родителей, вызвали к доске и попросили объяснить, почему же у нас страной управляют именно коммунисты – наследники большевиков. «У нас однопартийная система», - пожала она плечами. Ей тут же влепили «два». Правильным ответом было: большевики – единственная партия, которая имела программу построения нового общества.

О ЧЕМ В УЧЕБНИКЕ НЕ СКАЗАНО

В рассматриваемом нами учебнике истории Узбекистана советского периода ни слова не сказано о разрушительном ташкентском землетрясении 26 апреля 1966 года. Лишь один абзац текста имеет косвенное отношение к этому событию: «В 50-60-е годы в Узбекистане было много новостроек, в их числе крупные жилые массивы Ташкента – Чиланзар, Юнусабад, Каракамыш и другие, а также благоустроенные микрорайоны в областях. Однако и в этой сфере были допущены ошибки. Так, в новых массивах в основном расселяли людей, приехавших из России и других республик. Коренное же население проживало в домах, где не было ни газа, ни водопровода, ни центрального отопления».

Школьники современного Узбекистана ничего не знают о «ферганских» (изгнание восемнадцати тысяч турков-месхетинцев из Ферганской области) и «ошско-узгенских» (узбекско-киргизский этнический конфликт на экономической почве) событиях конца 80-х - начала 90-х годов. Им также посвящен лишь один туманный абзац, содержащий дежурные обвинения в адрес «центра»: «В июне и октябре 1989 года в Ферганской, Ташкентской и Ошской областях произошли события, которые имели большой резонанс. Узбекский народ не имел никакого отношения к этим событиям. В действительности же межнациональная рознь была необходима Центру, чтобы ужесточить политику и скрыть свою, основанную на национализме, преступную сущность».

В учебнике практически отрицается модернизирующая, развивающая и инновационная роль того самого «центра». После прочтения данного учебника у школьников должно сложиться весьма однобокое, идеологически выверенное в узбекском «Ак-Сарае» представление об отношениях Ташкента и Москвы, в течение почти всего XX века находившихся в одном государстве. По мнению авторов книги, «заводы, гидроэлектростанции, каналы, ирригационные системы» были построены исключительно благодаря «труду, терпению и любви к своей земле узбекского народа», а наука, культура и образование в Узбекистане «получили развитие лишь благодаря усилиям национальной интеллигенции».






  • РЕКЛАМА