25 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Журналист «Голоса Америки» обвинен в клевете и ждет суда

15.09.2010 09:55 msk, Алексей Волосевич

Узбекистан Свобода слова

На фото: Малик Бобоев. Фото © «Фергана.Ру»

Сбор подписей в защиту Абдумалика Бобоева проходит здесь.

Власти Узбекистана готовятся судить очередного неподконтрольного им журналиста – корреспондента радио «Голос Америки» Абдумалика Бобоева. Ему инкриминируются сразу четыре статьи уголовного кодекса РУз: 139-я («Клевета»), 140-я («Оскорбление»), 223-я («Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан») и 244-1, пункт «в» («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку»).

Пункт «в» статьи 244-1 подразумевает, что преступление было совершено «с использованием финансовой или иной материальной помощи, полученной от религиозных организаций, а также от иностранных государств, организаций и граждан». Под иностранной организацией, судя по всему, понимается финансируемая правительством США радиостанция «Голос Америки». По этой статье журналисту грозит заключение на срок от пяти до восьми лет.

41-летний Абдумалик Бобоев работает корреспондентом «Голоса Америки» с 2006 года. Официальной аккредитации не имеет, несколько раз подавал запрос об этом в МИД РУз, однако ответа не получал.

Отметим, что сотрудничество с зарубежными СМИ, не имеющими официальной аккредитации в Узбекистане, вопреки действующему законодательству республики и всем подписанным ею международным договорам, относящимся к этой сфере, рассматривается местными властями как серьезное правонарушение.

В январе 2010 года Абдумалик Бобоев вместе с пятью другими независимыми журналистами был вызван в Ташкентскую городскую прокуратуру для объяснений по поводу занятия своей профессиональной деятельностью, весьма раздражающей власти страны [подробности – в статье «Спецслужбы Узбекистана собирают досье на независимых журналистов»].

Предъявлению журналисту обвинения в совершении ряда уголовных преступлений предшествовала следующая история. В январе 2010 года Абдумалик Бобоев на некоторое время выезжал в соседний Казахстан. При его возвращении узбекские пограничники то ли по недосмотру, то ли еще по какой-то причине не поставили необходимый штамп в его паспорт. Таким образом, после визита в соседнюю страну в его паспорте осталось три штампа - узбекский (о выезде из Узбекистана), казахский (о въезде в Казахстан) и затем снова казахский (о выезде из Казахстана). Четвертого, узбекского, о возвращении в Узбекистан, в паспорте почему-то не оказалось.

Об этом журналист, по его словам, узнал лишь в мае, когда вновь решил посетить Казахстан. В поселке Майский, возле пункта пограничного перехода, он увидел большую толпу узбекских мигрантов, отправляющихся на заработки за границу, и, дожидаясь своей очереди, решил сфотографировать их на камеру мобильного телефона. Во время съемки он был задержан узбекскими пограничниками. Они допросили журналиста, выясняя, зачем он снимал толпу и, изучая его паспорт, обнаружили, что у него нет соответствующего штампа. Абдумалика Бобоева заставили написать объяснительную, а затем отвезли в РУВД Кибрайского района Ташкентской области, где у него изъяли диктофон и мобильный телефон, а также оштрафовали примерно на 40 тысяч сумов ($18) за съемку без соответствующего разрешения в приграничной зоне (отметим, что эти разрешения журналистам, не работающим в официозных СМИ, не выдаются вообще). После этого его освободили.

Малик Бобоев
Малик Бобоев

Вскоре журналист получил повестку из Ташкентской городской прокуратуры. Следователь сообщал, что его дело находится у него, и ему необходимо снять копию с его паспорта. Сняв копию, следователь отпустил журналиста. В том же месяце Абдумалик Бобоев сдал паспорт для обмена в паспортный стол, поскольку собирался на зарубежную конференцию, а в паспорте закончились чистые страницы для виз. Через некоторое время сотрудники паспортного стола уведомили его, что паспорт затребовали в Ташкентскую городскую прокуратуру, и им пришлось передать документ туда.

В свою очередь в прокуратуре сообщили, что отправили запрос пограничникам – зафиксирован ли у них факт его легального возвращения из Казахстана. Позднее пришел ответ: не зафиксирован. И против Абдумалика Бобоева было возбуждено уголовное дело «в связи с незаконным пересечением границы», результатом которого может стать наказание в виде штрафа от двухсот до четырехсот размеров минимальной заработной платы или лишения свободы на срок от трех до пяти лет.

Однако одной статьей власти решили не ограничиваться и, чтобы нейтрализовать журналиста наверняка, предъявили ему обвинения еще по трем статьям уголовного кодекса, к пересечению узбекско-казахской границы никакого отношения не имеющих, зато непосредственно относящихся к его профессиональной деятельности и красноречиво свидетельствующих, что судить в данном случае собираются не преступление, а человека, причем с совершенно конкретной целью.

Обвинение в клевете и оскорблении (в этот раз объектом преступления именуются государственные органы власти и прокуратура), а также в распространении материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку, - то есть, собственно журналистских статей, – уже привычно основывается на «экспертном заключении» так называемого Центра мониторинга в сфере массовых коммуникаций Узбекского агентства связи и информатизации (УзАСИ), сотрудники которого на основе анализа статей корреспондента «Голоса Америки» сделали ожидаемый вывод о том, что он «клевещет», «оскорбляет» и «распространяет», обосновав, таким образом, насущную необходимость его помещения за решетку.

Напомню, что по аналогичной схеме (заключение Центра мониторинга УзАСИ о том, что некто клевещет и оскорбляет – затем формальный суд – затем приговор) в Узбекистане в начале 2010 года уже судили фото- и кинодокументалиста Умиду Ахмедову, а в настоящее время судят российского журналиста и редактора сайта «Vesti.uz» Владимира Березовского, что позволяет говорить о новой, успешно обкатываемой универсальной технологии по быстрому устранению любых неугодных личностей.

Расследование уголовного дела Малика Бобоева уже завершено. 13 сентября в Ташкентской городской прокуратуре журналисту предъявили обвинение и взяли с него подписку о невыезде. 14-го в той же прокуратуре ему позволили в течение нескольких часов ознакомиться с текстом обвинительного заключения и «экспертного заключения» Центра мониторинга УзАСИ. Следователь Хусан Хусанов отказался выдать эти документы обвиняемому на руки, сославшись на то, что его дело является «секретным». О дате начала судебного процесса станет известно в ближайшее время.

Алексей Волосевич




РЕКЛАМА