18 Октябрь 2018



Новости Центральной Азии

Кадыржан Батыров: Власти Кыргызстана так и не научили людей работать и платить по счетам

01.02.2011 02:07 msk, Фергана

Кыргызстан Интервью

Один из лидеров узбекской общественности Кыргызстана, учредитель и президент частного университета, экс-депутат парламента и Государственный советник 2 класса Кадыржан Батыров стал главным фигурантом трагических событий на юге страны. И Национальная, и Независимая комиссии назвали К.Батырова чуть ли не главным виновником июньской резни, того же мнения придерживаются и отдельные политики. После долгого молчания, будучи в изгнании, Кадыржан Батыров согласился дать нам эксклюзивное интервью.

- Господин Батыров, в какой стране Вы находитесь сегодня?

- Я не могу сказать, где я нахожусь, чтобы страну пребывания не обвинили во враждебном отношении к Кыргызстану, чтобы из этого не делали политику. По сути, я могу находиться в любой стране СНГ и за его пределами, так как в этих странах хорошо понимают ситуацию в Кыргызстане и с пониманием к нам относятся. Это у нас все перевернули вверх тормашками и пострадавших сделали виноватыми.

- Что Вам известно об уголовном деле, возбужденном в отношении Вас в Кыргызстане? Были ли попытки со стороны пограничных или правоохранительных структур задержать Вас при пересечении тех или иных границ?

- Об уголовном деле ничего неизвестно, можно только предположить, какие там сочиняют сказки, чтобы очернить «плохих» лидеров узбеков, в том числе и меня.

- Почему до сих пор Вы ни разу не дали интервью ни одному российскому, европейскому или кыргызстанскому изданию?

- С одной стороны, нужно было подумать, переосмыслить все то, что произошло в стране. С другой стороны, любые мои высказывания могли обострить ситуацию, навредить простому узбекскому народу и тем, которые, независимо от национальной принадлежности, придерживались той идеи, что с уходом кланового режима Бакиева в Кыргызстане восторжествует равноправие всех граждан и правовое государство. Ведь в стране идет мощная пропаганда о «сепаратизме» узбеков и главном «сепараторе» Кадыржане Батырове. Из любого моего слова там могли сделать политические выводы, выгодные, прежде всего, Бакиеву, его окружению и тем, кто в данное время находится в исполнительной власти и парламенте. То же можно сказать про криминалитет и преступные группировки, которые по сей день свободно разгуливают [по стране] и продолжают свои преступные деяния. Это могло бы осложнить жизнь ни в чем не повинным людям.

- Когда Вы покинули Кыргызстан и почему? Из-за угроз личной безопасности или по другим причинам?

– Я вынужден был покинуть страну по настоятельной просьбе спецпредставителя Временного правительства по югу Исмаила Исакова и тогдашнего коменданта Джалал-Абадской области Бактыбека Алымбекова. Они мотивировали необходимость моего отъезда тем, что им необходимо три-четыре дня, чтобы не дать кыргызской части населения присоединиться к сторонникам Курманбека Бакиева, чтобы они не обостряли обстановку на юге страны. Почему-то данный факт со стороны этих представителей ВП (временного правительства) по сегодняшний день скрывается, хотя одновременно загадочно говорится, что я покинул страну с помощью «каких-то представителей» ВП.

С того момента, как я покинул страну по их просьбе для сохранения стабильности в стране, и вплоть до начала июньских событий члены ВП меня кормили обещаниями, что сфабрикованное уголовное дело в отношении меня в скором времени разрешится положительно, и я смогу беспрепятственно вернуться в страну и продолжать свою работу. Однако этого не произошло. А после июньских событий эстафету приняли бакиевцы, которые теперь находятся у власти, и теперь они нагнетают обстановку.

На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года
На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года, слева направо: Бектур Асанов, Асан Шакиров (ставленник Бакиевых, был губернатором области до Б.Асанова), и.о. начальника УВД области, был всего несколько дней в должности, Гиясов, тогдашний замгубернатора и Кадыржан Батыров.

- Комментаторы в Интернете часто заявляют, что в Вашем кабинете в Джалал-Абаде висела карта Узбекистана и портрет Ислама Каримова. Это так?

- Это еще одна чушь из серии абсурдных обвинений в наш адрес. У меня не было и нет даже портретов наших президентов. Зачем они? Там висел портрет моего отца и на моем столе стоял его небольшой бюст.

- В заключении Нацкомиссии говорится, что первый президент Кыргызстана Акаев «использовал лидеров национальных меньшинств и их культурные центры в своих политических целях во время выборов и референдумов, зачастую заигрывая с ними». Правда ли то, что в 2005 году во время парламентских выборов Вас противопоставили Курманбеку Бакиеву, вызвав тем самым напряжение в киргизско-узбекских этнических отношениях?

- Начну с того, что надо отдать должное председателю Национальной комиссии Эркебаеву: при всей абсурдности большинства выводов комиссии он все-таки признал, что сепаратизма с нашей стороны не было. Да и при всем желании комиссия не могла выявить то, чего не было. Вся наша работа как лидеров узбекской общины заключалась в том, чтобы вести переговоры, идти на определенные шаги и только в рамках закона, чтобы постепенно продвигать права узбеков. Может быть, политики и заигрывали с нами, но мы всегда хотели и требовали одного – чтобы узбеки чувствовали себя как полноправные граждане страны, могли учиться, работать и растить детей.

- Национальная комиссия по расследованию июньских событий называет Вас едва ли не главным провокатором и организатором событий. Вас обвиняют в том, что вы собирали узбеков на митинги, объехали чуть ли не все места компактного проживания узбеков. И везде, во всех выступлениях, вы противопоставляли киргизов и узбеков. Это так? Если да, то, как именно вы их противопоставляли?

- А где написано, что проводить митинги и объезжать страну нельзя? В республике каждый год проходят тысячи митингов, и почему нам нельзя этого делать? В этом отношении комиссия просто выполнила волю тех, кто не хочет видеть узбеков образованными, сильными и свободными. Время все расставит по местам. Я очень надеюсь, что объективную оценку событиям даст международная комиссия. Если нет – мы будем стараться восполнить эти пробелы. У нас есть достаточно доказательств нашей правоты.

- Что было в Ваших выступлениях по ТВ, которые несколько раз показывали в мае и которые, как утверждают, так разозлили киргизов? Можете ли Вы сами предоставить видеозапись для публикации в СМИ и общественного анализа?

– Вот вы журналист, сами подумайте, как целых два телеканала могут показывать в эфире то, что запрещено законом, или то, что может противопоставлять два народа? Тем более у директора ОшТВ, насколько я знаю, жена – киргизка? Если даже братья-кыргызы злились на мои выступления, то это было результатом мощной антиузбекской и антибатыровской пропаганды местных политиков и силовиков. Пусть для анализа эти записи выставляет нацкомиссия или депутатская комиссия и спросит у людей – что в моих словах задевает их национальные чувства. Эти записи у них есть, мы их не прятали.

На митингах я говорил о коррумпированности силовых структур, продажности властей, но все это отдельными политиками преподносится как оскорбление кыргызской нации. Может потому, что там работают только представители титульной нации…

- Вы говорили, что хотели добиться для узбеков Кыргызстана прав. Каких?

- Мы хотим, чтобы узбеки могли получать качественное образование, спокойно работать и участвовать в общественной жизни страны. В годы независимости количество узбекских школ в стране сократилось почти вдвое, тогда как количество узбекского населения постоянно растет, хотя статистика это скрывает. Из госструктур, особенно из силовых структур, «выжили» узбеков. Это признала и Нацкомиссия по исследованию событий на юге. Милиция, прокуратура, налоговики и прочие структуры преследовали, в основном, узбеков, и у них вымогали деньги. Говорят, узбеки не идут служить в армию. А какой родитель отпустит сына в армию, если там процветает национализм, избивают ребят? Только в Джалал-Абаде есть несколько случаев, когда в армии покалечили или просто убили солдата только потому, что он узбек. Во всех нормальных странах этническим меньшинствам дают возможность учиться и получать информацию на родном языке. А у нас сколько лет пытались закрыть узбекские телеканалы и газеты. После ошских событий они добились своего – рейдерским путем отобрали ОшТВ, другие телеканалы боятся выходить в эфир, разгромили редакцию газеты «Дийдор».

- Киргизская сторона недоумевает по поводу того, что узбеки вечно чего-то требуют, хотя очень хорошо живут…

- Меня всегда удивляет такая постановка вопроса. Почему эти люди не сравнивают нашу жизнь с развитыми странами? Разве плохо и неестественно, когда люди стремятся жить лучше? Да, огромная часть киргизов в горных регионах и селах живут бедно. Но ведь в этом виноваты не узбеки, а правительство, которое не создало людям условия, чтобы они работали и жили хорошо. Но вы посмотрите на Бишкек, какие дома строят, в каких домах живут и на каких машинах ездят богатые киргизы, в основном, чиновники. Какие огромные денежные средства за пределы республики они вывозят и как обустраиваются за рубежом. Мы, наоборот, делаем бизнес за рубежом и вкладываем средства в страну – строим университеты, школы, медучреждения. Что эти богачи оставляют за собой? Бедных киргизов, коррупцию, и самое страшное – национализм под лозунгами типа «киргизы - хозяева, а остальные народы и нации квартиранты». (Так говорил политик Адахан Мадумаров, оппонируя выдвинутому Аскаром Акаевым лозунгу «Кыргызстан - наш общий дом». Мадумаров заявил тогда: «Киргизы в стране хозяева дома, а остальные - квартиранты» - ред. )

Этим политикам очень удобно перевести стрелки на узбеков, русских или дунган, чтобы отвести ответственность от себя. Мол, вот вы плохо живете, потому что хорошо живут другие. Примерно так же говорят обе комиссии, делая выводы о событиях на юге.

А теперь посмотрите, что имеем мы на сегодняшний день. Страна имеет более 2,6 миллиарда долларов внешнего долга и продолжает просить еще. В государстве, где люди только и требуют от государства, сами не хотят что-то сделать ради себя, никогда не будет согласия и мира. Потому что политики и отдельные люди, я хочу подчеркнуть, что говорю не о целом народе, делят то, что им не принадлежит, не хотят платить за газ, электричество, платить налоги, тем более – возвращать кредиты. Все потребляют, а производить никто не хочет. За двадцать лет независимости власти так и не научили людей работать и честно платить по счетам. Потому что сами не делают этого. Тех, кто хочет честно делать бизнес, душит коррупция, криминал и высокие налоги.

- Во Временном правительстве был хоть кто-то, настроенный «проузбекски»? Хоть кто-то, кто с сочувствием относился к вашим требованиям о придании узбекскому языку статуса официального, пропорциональному представительству во власти?

- «Проузбекских» политиков вообще никогда не было, были политики и друзья из деловых кругов, которые трезво смотрели на вещи, такие есть и сейчас. Что касается официального статуса узбекского языка, тут сложнее, хотя достаточно было людей, которые к этому относились спокойно. О неравном представительстве во власти говорят многие. Об этом сказал в парламенте и Эркебаев. Но когда дело дойдет до конкретных шагов… За власть и должности в стране борются даже близкие родственники, стараются «запатентовать» целые отрасли или сферы. Таким людям не понять справедливых требований других наций. Вся беда в том, что власть в стране принимается как источник личного обогащения и гарантия благосостояния родственников и близких.

На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года
На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года, крайний справа – имам Мухаммаджан ажы, которого обвинили в организации событий, в настоящее время идет следствие.

- Нацкомиссия утверждает, что июньские события были организованы заранее, потому что надписи SOS были нанесены специально для того, чтобы предупредить узбекских военных или исламистов, которых якобы ждали узбеки. Комиссия утверждает, что «экстремисты заранее готовились к боевым действиям», потому что в узбекских кварталах было обнаружено несколько КАМАЗов, переоборудованных в машины ведения боя. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Пользуясь случаем, я хочу выразить свою благодарность народу Узбекистана и его правительству, которые оказали весомую помощь многотысячным беженцам-узбекам, вынужденным покинуть территорию Кыргызстана, убегая от чудовищного геноцида, которые творили кыргызские национал-фашисты. Была организована, прежде всего, медицинская помощь, помощь в обеспечении продуктами питания, также было четко организовано распределение гуманитарной помощи, поступающей от международных организаций и сообществ, как среди беженцев, так и гражданам, находившимся на территории Кыргызстана. Детей устроили в детские сады, а для достигших школьного возраста организовали лагеря. Особенно я благодарен тем, кто, приютив людей в своих домах, уделили серьезное внимание беженцам преклонного возраста.

Теперь о надписях и КАМАЗах. Один из членов комиссии Жыпар Жекшеев договорился до того, что на эти надписи было потрачено краски на сумму 1,5 миллиона сомов. Ведь на такую сумму половину города Ош можно перекрасить! Вот такая вот «комиссия»…

Пусть комиссия точно установит хронологию: когда появились эти надписи и КАМАЗы. Если на ваш дом наступают вооруженные люди на БТР и стреляют, не щадя детей и женщин, как вы поступите? В те дни ждать помощи людям было не от кого. Милиция смешалась с бандитами. Поэтому люди строили баррикады, рыли рвы. Надо еще уточнить, что значит «переоборудовать КАМАЗ для ведения боя», они что, пушки там установили?

А на помощь Узбекистана мы никогда не рассчитывали. Позиция руководства Узбекистана всегда была такой, что все проблемы мы должны решать у себя в рамках законов нашего государства, и это правильная позиция. Представьте себе, если бы в Узбекистане вели популистскую политику типа «все узбеки мира – наши», как это делают главы отдельных государств. Вот тогда можно было ожидать сепаратизма и стремления присоединиться к соседней стране.

Плохо, что в Кыргызстане одни воспринимают такую политику как слабость президента Ислама Каримова и видят в ней наплевательское отношение к узбекам Кыргызстана, а другие - наоборот, сочиняют страшилки о нападении со стороны Узбекистана.

Узбеки Кыргызстана считают своей родиной Кыргызстан и хотят жить именно в этой стране. Раз так, они имеют право заявлять о своих правах: налоги-то мы платим в казну Кыргызстана, содержим эту власть, ту же милицию!

Сайт Gezitter.kg публикует перевод обращения жителей села Тейит в парламентскую комиссию по расследованию июньских событий. В этом обращении описываются события 14 мая 2010 года. Жители утверждают, что К.Батыров дал команду жечь дома Бакиевых (Каныбека, Жусупбека и Абдывасыта, о доме Курманбека в письме не говорится). Жители села описывают, что К.Батыров, А.Текебаев (лидер местного отделения партии «Ата Мекен») и Б.Асанов (губернатор Джалал-Абадской области) действовали сообща, что громящая толпа состояла и из узбеков, и из киргизов, и что мотивом поджога и разграбления домов Бакиевых была ненависть к «бакиевцам». Тем самым жители Тейит невольно опровергают тезис Национальной комиссии, что поджог дома Бакиева был событием, после которого межнациональная вражда перешла в новую фазу.
- Как все-таки происходило нападение на дома семьи Бакиевых в селе Тейит? И правда ли, что один из вице-премьеров временного правительства Омурбек Текебаев был заинтересован в этом? Он подталкивал Ваших людей к этому?

- Я уже говорил об этом и еще раз повторю – когда мы пришли в Тейит, там уже был спецназ, а дом Бакиевых уже горел. При подходе к селу Тейит я лично говорил с тогдашним заместителем министра МВД Суюном Омурзаковым, которому предложил помощь в задержании Бакиевых. Но он не стал слушать меня и потребовал, чтобы мои люди вернулись в город. Так мы ушли оттуда. В селе Тейит, в основном, живут близкие родственники Бакиева, которые от начала до конца поддерживали его.

Хочу отметить, что многотысячный народ, который пришел в маленькое село Тейит – в дом Бакиевых, желая по горячим следам задержать преступных сторонников Бакиева, - не имел умысла навредить киргизам, живущим в этом селе, и поэтому ни один дом, ни одна семья не пострадала. Здесь стоит вопрос: если у прибывших в село Тейит была цель уничтожать все дома киргизов, почему не пострадал ни один дом и ни одна семья? Национальная комиссия, игнорируя этот факт, цепляется за различные догадки, принимая «желаемое» как действительное – то поджог дома, то поджог флага Кыргыстана – лишь бы свалить на меня хоть какое-то обвинение.

- Вы принимали участие в поджоге флага Кыргызстана? Вы видели, как он горел? Откуда в селе Тейит взялся флаг Кыргызстана? Он реял над домом Бакиева? Или его кто-то принес с собой?

- Я бы тоже хотел знать, о каком флаге идет речь, и как он там оказался. Я не видел там флага и не знаю, был ли он. Это – еще одно звено в цепи лжи, чтобы натравить на меня киргизов. Это часть политики национализма, которая уже поднялась до уровня государственной. Об этом говорят выступления депутатов с трибуны.

- В заключении Нацкомиссии говорится, что в мае Вы выступали вместе с «Ата-Мекеном» против бакиевцев. Почему именно «Ата-Мекен»? Какие взаимные обязательства связывали Вас с Текебаевым?

– Вы хотите спросить о событиях 13-14 мая, когда произошел захват областных администраций Ошской, Джалал-Абадской и Баткентской областях? Тогда неоднократно проходили переговоры между нами и лидером партии «Ата-Мекен» Омурбеком Текебаевым, его братом Асылбеком Текебаевым, который являлся куратором «Ата-Мекен» по Джалал-Абадской области. Я также постоянно поддерживал связь с лидером партии «Ак-шумкар» Темиром Сариевым, руководителем аппарата ВП Эмилем Каптагаевым и другими членами ВП, постоянно был на связи с губернатором Джалал-Абадской области Бектуром Асановым. Задача была общая, это проблема была не «Ата-Мекена» и узбеков, а была проблема всего народа Кыргызстана – поддержать и отстоять революцию, освободить захваченное административное здание, освободить площади от сторонников Курманбека Бакиева и Усена Сыдыкова.

Когда произошли захваты, 13 мая меня пригласили в город Ош, где в одной из школ собралось более 10 тысяч граждан узбекской национальности. Отдельные люди толкали их на провокацию – пойти на освобождение областной администрации от вооруженных захватчиков. Я был вынужден приехать и, изучив ситуацию, убедил народ, чтобы они разошлись по домам, что мы не должны поддаваться провокациям, тем более, мы не имели права отправлять людей с голыми руками против вооруженных людей. Я сказал им, что, прежде всего, мы должны ждать реакцию правоохранительных органов и ВП. Только после обращения Временного правительства через телевидение к народу Кыргызстана, 14 мая, народ Кыргызстана, в том числе и мы, узбеки, откликнулись и поддержали ВП, пошли освобождать здание обладминистрации от захватчиков – сторонников Бакиева и Сыдыкова.

В тот день в Джалал-Абаде погибли не три кыргыза, как говорит Ташиев, а два кыргыза и два узбека. И погибли они от пуль сторонников Бакиева, стрелявших в нас, среди них был и Ташиев. Среди 80 раненых большинство были узбеки, а Ташиев говорит, что все они были киргизы, и как будто в них стрелял Батыров. Благодаря такой политике, кто тогда поддержал ВП, находится в тюрьме или в изгнании, а те, кто поддерживал Бакиева - у власти. А власти боятся об этом говорить открыто, не то что защищать людей.

- Существует информация, что лагеря для приема беженцев-узбеков из Киргизии на территории Узбекистана начали готовить за несколько дней до начала событий 10-15 июня. Что Вы знаете об этом?

- И за это отдельные члены Нацкомиссии предлагали представить президента Узбекистана Ислама Каримова на Нобелевскую премию? Неужели вы сами не видите абсурдность и глупость таких высказываний?

- Откуда на Ваш взгляд, в отчете комиссии Омбудсмена Кыргызстана Турсунбека Акуна о расследовании июньских событий могла появиться версия о Вашем стремлении присоединить южные области Киргизии к Узбекистану?

– Он, кажется, говорил наоборот, что мы хотели управлять Узбекистаном в составе Джалал-Абадской области. В его аргументах противоречие – если мы просили автономию – а этого и не было, - тогда зачем нам просить статус узбекского языка? Он забывает, что омбудсмен не защитник одной нации или государства, а защитник простого гражданина. Каждого, и независимо от национальности. Этим он еще раз доказывает, что он шут, как его в народе называют, и вот такие люди держатся на таких высоких постах…

- В прессе Кыргызстана часто звучат конспирологические версии Ошских событий, в том числе, к примеру, то, что межобщинный огонь на юге республики чуть ли не разожгла Россия. Принимала ли участие в «ошских событиях» так называемая «третья сила»? Что это за сила?

- Нет ничего проще, чем свалить вину на других. Если даже это так, то где были спецслужбы страны и почему они своевременно не предотвратили это вмешательство? Почему они по сегодняшний день скрывают от народа, что со стороны Бакиевых были приглашены наемники, и имелись силы, которые толкали киргизов на провокацию, то есть, против узбеков? И самое главное, что с целью оградить основных организаторов и виновных от ответственности, они обвиняют узбеков в сепаратизме и вину сваливают на какие-то «третьи силы». Поэтому, скорее всего, этот вопрос не ко мне, а тем, кто за это несет ответственность и кто тогда находился и сегодня находится у власти.

- За какое время до начала событий узбекская община начала усиленно вооружаться? Были ли перед июньскими событиями созданы узбекские вооруженные формирования? Если да, то зачем? (О том, что есть доказанные факты создания узбекских вооруженных формирований, говорил в интервью «Фергане» А.Эркебаев - ред.)

- С чего вы взяли это? Узбеки взялись за оружие после нападения на них военных на БТР, когда начали их грабить и сжигать дома. И то у них были в основном охотничьи ружья и подручные средства. Правда, были случаи, когда люди умудрялись перехватить оружие у нападавших.

- Вы говорили раньше, что узбеков притесняли при Бакиеве и что после апрельских событий 2010 года начались рейдерские захваты бизнеса у собственников-некиргизов. Вы это подтверждаете? Какие у Вас есть доказательства?

– За примерами далеко ходить не надо. Еще в 2006 году Бакиевы организовали захват многоквартирного дома нашего университета. Несмотря на решения судов всех инстанций в нашу пользу, до сих пор захватчики сидят там. Еще захватили и разобрали по частям животноводческий комплекс ОАО «Дустлик» и клинкерный завод. Поэтому захваты, которые начались уже после прихода к власти Бакиева, - не знаю, как это можно назвать, кроме варварства. На захваченном частном земельном участке захватчики построили жилые дома. По этим фактам не возбуждено ни одно уголовное дело, по сводкам МВД и других правоохранительных и государственных органов не зафиксировано. По сегодняшний день эти органы не только не принимают меры [по восстановлению законности], а умышленно умалчивают эти факты.

- Члены Временного правительства признали, что встречались с вами. Когда и с кем происходили эти встречи? О чем вы договаривались? (В заявлении, которое К.Батыров распространил в декабре, говорилось, что Роза Отунбаева пообещала ему, что в новом правительстве будут «три четыре министра [узбеки] и даже премьер-министр будет узбек». «А мне, - писал тогда К.Батыров, - президент КР предложила должность Министра транспорта КР, на что я отказался и сказал, что я не забочусь о своей карьере, а представляю узбеков, что их мало в структурах КР» - ред.)

К.Б. - Меня удивляет, с каким упорством отдельные члены Временного правительства и губернатор Асанов отрицают, что встречались и говорили с нами. А что в этом такого криминального?! Тем более, если эти встречи проходили официально, открыто в государственных приемных этих чиновников? Все дело в том, что эти люди оказались несостоятельными. Мы поддержали эту власть с первых дней. Потому что надеялись, что они уж смогут нормально управлять страной и создать равные условия для всех. Вначале они попросили нас поддержать их, потом, когда появилась угроза их положению, отреклись от нас. Они испугались националистов, которые развернули антиузбекскую пропаганду.

На встречах с ними мы обсуждали текущую ситуацию в стране, говорили о роли узбекской общины в те дни и в будущем. Мы друг друга очень хорошо понимали и решили быть вместе. Они просили нас объединить нашу партию «Родина» и на выборы идти вместе.

Асылбек Текебаев выступает на митинге перед членами узбекской общины
Асылбек Текебаев выступает на митинге перед членами узбекской общины. Фото предоставлено К.Батыровым

В наших митингах участвовали и губернатор Асанов, и Асылбек Текебаев, руководители УВД области, которые тоже выступали и призывали людей к миру, терпению и согласию. Призывали быть бдительными и не поддаваться на провокации. Они благодарили нас, что мы проводим свои митинги мирно, не допуская малейших правонарушений.

- Вам не кажется странным совпадение, что убийство черного Айбека, с которым, как известно, Вы враждовали, пришлось как раз на время ваших переговоров с Временным правительством?

- В его смерти ничего странного я не вижу. Он шел к этому всегда и нашел свою смерть вот таким образом. Придет время, и мы узнаем, кто его убил.

- Кто, по-вашему, был зачинщиком и организатором произошедшего в июне?

- Ответ прост – те, кому это было выгодно. Те, кто терял почву под ногами, власть и высокое положение, те, кто любым путем пытался вернуть или удержать их, кто не хотел видеть во власти неугодных узбеков. Те, кому мешал Батыров и другие лидеры узбеков. Те, кому бизнесмены-узбеки отказались платить дань, которую платили годами. И наконец, те, кто испугался, увидев, какую организованную силу представляют те же узбеки. Придет время, и имя каждого из них будет открыто оглашено, а вина доказана.

- Вы обвинили генерала Исакова в том, что он еще до событий лично приказал своим подчиненным, чтобы они выдали 800 автоматов с большим запасом боеприпасов жителям Алайского района «для уничтожения волков». У вас есть доказательства? И еще - Вы говорили, что Исаков угрожал привести из Алая 500 вооруженных конников, которые «стабилизируют обстановку». Где он об этом говорил? Были свидетели? Как Вы вообще оцениваете роль генерала Исакова в июньских событиях?

– Имея огромные полномочия спецпредставителя ВП по югу, Исаков несет полную ответственность за события на юге. Особенно в отношении мэра города Ош Мэлиса Мырзакматова и замминистра МВД по югу Суюна Омурзакова. Посчитав их, вчерашних наркобаронов и организаторов криминальных структур, верных псов Бакиевых, патриотами киргизского народа, он сегодня сохранил им власть. С автоматами пусть разбирается следствие. К сожалению, есть очевидные вещи, которые мы не можем доказать.

- Можете ли Вы прокомментировать действия других членов ВП, их участие в июньских событиях персонально (Отунбаева, Атамбаев, Бекназаров, его сын, Байболов, Мырзакматов, Бектур Асанов и т.д.)?

- Новая власть показала в те дни свою полную несостоятельность. Они говорят, что сумели остановить эту бойню за четыре дня. Говорят, что даже при СССР в 1990 году Москва не смогла так быстро потушить огонь. Я вам скажу – погромы и расстрел мирных жителей остановились повсеместно только потому, что их вела одна сторона, и остановилась она по команде своих главарей – организаторов этих жестоких преступлений.

Участие руководителей силовых структур и армии в этих событиях настолько очевидны, что об этом не могла не сказать и Нацкомиссия. Поименно называть их пока смысла нет, так как эти же люди находятся у власти и именно они решают, кто виноват.

- Что Вы можете сказать о деле Азимжана Аскарова?

- Аскаров – один из тех, кто пострадал за правду. Но эта правда всплывет все равно, потому что аккуратно задокументирована и находится в надежных руках.

- Как Вы оцениваете роль СМИ во время и после июньских событий, в том числе нашего агентства, которое многие в Кыргызстане обвиняют как минимум в «предвзятости»?

- Начну с того, что когда вы писали про Гуревича и проделки Бакиевых, нынешние власти и политики вас любили, уважали. А когда вы стали говорить правду об июньских событиях, вас обвинили во всех грехах. К сожалению, уже в апреле мы [узбеки] попали в информационную блокаду, большинство киргизских СМИ, в лучшем случае, нас игнорировали. Вели против нас информационную войну. Благодаря отдельным СМИ и журналистам лживая пропаганда об узбекском сепаратизме и национализме Батырова достигла своих целей. Людей ввели и продолжают вводить в заблуждение.

Я не буду говорить об открытом национализме многих киргизоязычных газет, которые только подливали масло в огонь национализма. Прокуратура же просто не замечала их работу, которая откровенно разжигала межэтническую рознь. Зато нашли в одной безобидной статье Улугбека Абдусаламова столько греха, что хотели посадить его на 8-10 лет. Его с больным сердцем оставили умирать в ИВС, избивали. Следствию было выгодна его смерть, так как доказать его вину они бы не смогли, но кто-то сильно требовал этого. К счастью, ему чудом удалось покинуть страну и получить доступ к лечению.

На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года
На митинге в Джалал-Абаде 10 апреля 2010 года. Выступает Кадыржан Батыров, за ним стоит Улугбек Абдусаламов.

- Во время обсуждения в парламенте отчета Нацкомиссии говорилось о деморализации правоохранительных структур после апрельских событий. Как Вы оцениваете их роль в июньских событиях?

- То, что после революции правоохранительные органы, особенно на юге, были на стороне Бакиевых, было известно и ВП. Это не совсем деморализация. Поэтому после захвата власти в южных областях ВП обратилось к народу с призывом спасти революцию. 14 мая, когда простой народ шел освобождать здание Джалал-Абадской обладминистрации, ни милиция, ни СНБ, ни армия не оказали никакого содействия, чем открыто продемонстрировали свою позицию. В тот день губернатор Бектур Асанов подбадривал народ, говоря, что к 11 часам из Бишкека в Ош прилетит спецназ (300 солдат), и через два часа они будут здесь и положат конец вооруженным захватчикам. Однако спецназа до вечера так и не было.

Когда после освобождения здания народ пошел в село Тейит, спецназ во главе с замминистром МВД по югу Суюном Омурзаковым и начальником УВД области оказались у дома Бакиева. Если учесть, что из Оша до Джалал-Абада час-полтора езды, получается, что Омурзаков где-то удерживал спецназовцев. И узнав, что народ идет в логово Бакиевых, они пошли защищать этот штаб Курманбека Бакиева. Еще раз повторю, когда мы пешком дошли до Тейита, спецназ во главе с Омурзаковым уже был там, и дома Бакиевых горели.

15 мая на митинге собравшийся народ официально обратился к Розе Отунбаевой привлечь к уголовной ответственности вышеназванных чиновников и организаторов расстрела антибакиевских демонстрантов. Собрав подписи, оригинал обращения был отправлен в Бишкек и вручен лично Каптагаеву. Но после этого узбекская часть населения и их лидеры, участвовавшие в освобождении здания обладминистрации, становятся преступниками и преследуются со стороны правоохранительных органов. А те, кто защищал старый режим, стали героями. Вот такие вот двойные стандарты при правовой и политической оценке действий двух этносов.

Поведение силовиков на юге тогда для кого-то было деморализацией, для кого-то они оставались надежным орудием. Так 19 мая, о чем вы писали, по приказу Исакова этот же спецназ открыл пятикилометровый коридор преступной группировке, направленной с ипподрома для погрома университета. Они дали толпе спокойно громить здание университета, где еще учились студенты, а когда наши люди вышли защищаться, спецназ применил дым-шашки и оружие. На ровном месте были убиты двое наших парней. Почему об этом и других проявлениях национализма последних лет не говорит Нацкомиссия? Она, наоборот, утверждает, что национализма никогда не было.

И еще. С 11 по 14 июня 2010 года на БТР до зубов вооруженные киргизы в солдатской и в милицейской форме беспрепятственно заезжали в места компактного проживания узбеков и расстреливали мирных жителей. Почему толпе дали захватить технику и оружие в Джалал-Абаде, когда в Оше уже был такой случай? В крайнем случае, БТР можно было сломать. Наоборот, по нашим данным, в Джалал-Абаде в канун событий был отремонтирован БТР, который стоял там месяцами. Почему не несут ответственности те, кто допустил захват техники и оружия? Ведь согласно закону в их действиях и бездействиях есть все признаки соучастия в убийствах!?

Сегодня мирные жители узбекских кварталов, которые защищали, как могли, себя, свои семьи и дома от милиции, военных, бандитов, которые были вооружены до зубов и нападали с помощью БТР, становятся преступниками, а нападавших на них преступников называют героями, представляют к наградам и предлагают их именами назвать улицы выжженного города.

- Были ли у Вас контакты с представителями властей или силовых структур Узбекистана до, во время или после июньских событий? Со следственными органами соседней республики?

– Нет.

- Встречались ли Вы с экспертами международной комиссии Киммо Кильюнена? Будут ли они использовать Ваши свидетельские показания о событиях? Доверяете ли Вы этой комиссии? Как сделанные ими выводы могут повлиять на ситуацию?

– Да, встречи с представителями международной комиссии состоялись, мы детально делились мнениями об истоках и причинах июньских событий. У меня нет оснований не доверять международной комиссии. А какие выводы будут по результатам их работы – время покажет.

Поверьте, эти события – результат не трех-четырех митингов узбеков, почва для резни готовилась со стороны идеологов националистов годами. Этот процесс усилился в период правления кланового преступного режима Бакиевых. Запущенный Бакиевым вирус национальной исключительности и антипатии к представителям других национальностей нашел благодатную почву в умах кыргызской молодежи, которая в течение последних четырех лет подвергалась интенсивной враждебной обработке. В ее сознании сформировался устойчивый образ врага-узбека, являющегося виновником нищеты и скатывания в пропасть «Дома, который был построен кыргызами». Благодаря влиянию и пропаганде идеологов киргизского шовинизма кыргызское общество пропиталось национализмом.

То, что произошло в июне – это заслуга тех людей, о которых я говорил выше. Исмаил Исаков, который создал национальную дружину, вооружив и обучив их, как и в кого стрелять. В те дни не было нападений на военные части с захватом оружия, как преподносят это организаторы этих событий, там фактически была организованная раздача оружия. Доказательство этому - факт распоряжения Азимбека Бекназарова, который дал команду Ноокенкому РОВД и Майлуусуйской воинской части выдать оружие «дружинникам» - возглавляемой его сыном преступной группе. Об этом он лично открыто говорил по национальному телеканалу.

Теперь вину хотят свалить на нас. Кто такой Жалалиддин Салахуддинов? Он предприниматель, только вчера пришел в узбекский национальный центр, а Иномжан Абдурасулов – хозяйственник, фермер. Кстати, большая часть его избирателей были кыргызы, так как в своем хозяйстве он помогал и тем и другим.

Я руковожу Джалал-Абадским областным узбекским национально-культурным центром с первых дней независимости страны. Центр всегда призывал народ к законопослушанию, к толерантности. Имея горький опыт 1990 года, на всех конференциях, съездах и митингах мы призывали людей к миру и согласию, всегда действовали в рамках закона. Благодаря терпению узбекского народа и толерантности основной массы кыргызов, их вековых дружеских связей после 1990-года в регионе и стране была обеспечена стабильность. Эту стабильность расшатала власть Бакиева, разделив не только два народа, но и узбеков, создавая структуры, альтернативные нашему центру, с помощью узбеков своего круга, посеяв семена национализма в умах другой стороны.

Проблемы узбеков появились не вчера и не сегодня. Эти проблемы копились годами. Проблему узбеков, в том числе узбекского языка, мы поднимали и во время правления Акаева, и во время правления Бакиева. Были организованы конференции с участием представителей правительства, были митинги, где участвовали губернаторы. Большая часть народа Кыргызстана с пониманием отнеслась к этому. Так как эти акции в любом цивилизованном правовом государстве - разрешенный законом способ решения проблем любого сообщества, проживающего в данном государстве.

- Нацкомиссия в своем заключении написала, что одной из причин июньских событий прошлого года – безнаказанность организаторов резни 1990 года…

– Абсолютно согласен с этим. И эти люди, оставаясь потом у власти, продолжали реализовывать свои деструктивные, националистические планы. Они пришли к власти и теперь. Если организаторы и виновники трагедии и на этот раз останутся безнаказанными, никто не может дать гарантию, что они не повторят свои преступления и в отношении других национальных меньшинств.

Международное информационное агентство «Фергана»