18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан и Евросоюз: Мир, дружба, бизнес

15.02.2011 15:25 msk, Мария Яновская

Узбекистан Хлопок

24 января 2011 года прошел визит президента Узбекистана Ислама Каримова в Брюссель. Визиту не был присвоен статус ни официального, ни государственного, однако г-н Каримов встретился в Брюсселе с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, комиссаром ЕС по энергетике Гюнтером Эттингером, Генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном. Отказались встречаться с Каримовым председатель Европейского Совета Херман Ван Ромпей и король Бельгии, но это не сильно повлияло на общие итоги визита.

Приезд Каримова в Брюссель показал, что «холодная война» Европы против Узбекистана, начавшаяся в 2005 году после андижанского расстрела, завершилась окончательной победой Ташкента, которую в Узбекистане восприняли как должное, словно по-другому и быть не могло.

Запад, ценящий время и деньги, был снова побежден никуда не спешащим Востоком, который просто переждал период охлаждения.

Встречи в Брюсселе: сотрудничество прежде всего

Во время визита Каримова были подписаны Меморандум о сотрудничестве в сфере энергетики, Меморандум о реализации проектов финансового и технического сотрудничества и Соглашение об учреждении Делегации Евросоюза в Узбекистане.

Подписание меморандума об энергетическом сотрудничестве между ЕС и Узбекистаном может нервировать Россию. Поэтому европейский комиссар по энергетике Гюнтер Герман Эттингер поспешил заявить, что сотрудничество Европейского союза с богатыми природными ресурсами странами Центральной Азии не угрожает экспорту российского газа в ЕС. «Мы не планируем создавать препятствия для «Южного потока», - цитирует его слова РБК.

Найти текст Меморандума об энергетическом сотрудничестве Узбекистана и ЕС нам не удалось, но если речь в нем идет о возможной поставке узбекского газа в Европу, то непонятно, как конкретно это может быть осуществлено: до сих пор весь газ, идущий из Узбекистана в направлении Европы, скупался Россией. Об этом же говорил и представитель International Crisis Group Эндрю Штроляйн: «В Узбекистане нет свободных запасов газа, которые он мог бы предложить. Большая часть добычи уходит на собственные нужды, а остаток на много лет вперед законтрактован Россией».
Г-н Баррозу приветствовал подписание этих документов, заявив, что новые меморандумы открывают огромные перспективы сотрудничеству ЕС и Узбекистана в области энергетики, в модернизации отраслей топливно-энергетического комплекса, внедрения энергосберегающих технологий и развития транспортно-коммуникационных и транзитных коридоров между регионами. Страны ЕС, по словам главы Еврокомиссии, готовы принять активное участие в процессе экономических реформ и структурных преобразований, предоставляя высокие технологии для реализации приоритетных проектов, развития инфраструктуры, подготовки кадров и расширения научно-технических связей. Говорилось также о готовности стран ЕС помочь в «реализации концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране». О готовности Ташкента принять такую помощь не сообщалось.

Глава Еврокомиссии не обошел вниманием и правозащитную тематику: как утверждается, он «потребовал» от Каримова освободить политзаключенных, поставил вопрос об аккредитации в Ташкенте Human Rights Watch и «убедил» Каримова разрешить Международной организации труда (МОТ) провести мониторинг по исполнению международных обязательств Ташкента о запрете на использование детского труда. Все это известно со слов самого г-на Баррозу - западную прессу на встречу не пустили, и итоговой пресс-конференции тоже не было.

Можно предположить, что когда г-н Баррозу заговорил о детском труде, г-н Каримов кивнул и улыбнулся. Это и было истолковано как «убедил». Никаких слов И.Каримова, подтверждающих его согласие с тезисами Баррозу, не приводится.

Рискнем предположить, что никто и не ждал от Каримова подобных уверений. Баррозу не мог не заговорить о правах человека, потому что эти права являются базовыми ценностями Европы. Однако эти слова были тут же нивелированы благодарностями, в которых рассыпался Баррозу: глава Еврокомиссии благодарил Каримова за содействие в реализации стратегии Евросоюза в Центральной Азии и выражал надежду, что визит в Брюссель «станет поворотным в развитии двусторонних отношений между ЕС и Узбекистаном». Президенту Узбекистана вообще наговорили много хороших слов. Так, г-н Баррозу выразил признательность за реализацию проектов, направленных на восстановление экономики и инфраструктуры Афганистана, подтвердил, что позиция И.Каримова во время июньских событий в Кыргызстане была взвешенной, конструктивной и дальновидной и заявил, что Европа настаивает на всестороннем, объективном и независимом международном расследовании июньской трагедии - о чем неоднократно говорил сам Каримов. Вопрос о необходимости подобного расследования Андижанской трагедии был неуместен во время этого визита и вряд ли поднимался принимающей стороной.

Выслушать, что думают в Европе о защите прав человека, было той небольшой ценой, которую согласился заплатить Ташкент за возобновление экономического сотрудничества. Заявление Запада о готовности помочь в «концепции углубления демократии» позволило Европе «сделать хорошую мину при плохой игре» и активизировать сотрудничество, в котором, судя по итогам визита Каримова, Европа заинтересована гораздо больше, чем в демократизации Узбекистана.

Этапы большой дружбы

У политической элиты Европы нет единого мнения о том, как нужно выстраивать отношения с Узбекистаном.

Накануне визита Каримова на Западе поднялся протестный шум, правозащитники и сторонники запрещенной в Узбекистане религиозной организации «Хизб ут-Тахрир» устраивали пикеты, депутаты немецкого парламента выступали с резкими заявлениями. Deutsche Welle передавала слова депутата от партии «зеленых» Фолькера Бека, который заявил, что «это еще один неверный сигнал всем режимам этого мира, презирающим ценность человеческой жизни». Виола фон Крамон, тоже представляющая партию «зеленых», задавала риторический вопрос: «Неужели Евросоюз больше не считает права человека своим приоритетом?» Исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот заметил, «в мире нелегко найти более жестокого диктатора, чем Каримов».

Однако группа немецких депутатов Европарламента, члены делегации комитета парламентского сотрудничества ЕС-Узбекистан Херберт Дорманн, Элизабет Йеггле, Маркус Пипер и Йоахим Целлер распространили пресс-релиз, в котором заявили, что депутаты Европейской народной партии (ЕНП) выступают за улучшение сотрудничества между ЕС и Узбекистаном. Правительственное агентство Жахон не преминуло процитировать это заявление, в котором говорилось, что члены ЕНП желают углубления отношений ЕС-Узбекистан, и «переговоры с Президентом Узбекистана Исламом Каримовым стали для этого конструктивным шагом». Депутаты потребовали от ЕС конкретных шагов по оживлению Стратегии по Центральной Азии, приветствовали подписание Меморандума о сотрудничестве в сфере энергетики и Соглашения об учреждении представительства ЕС в Узбекистане. А политолог, профессор Руанского политехнического университета Жером Делапорт отметил, что ЕС осознал надежность и важность Узбекистана как партнера в Средней Азии, расширение сотрудничества с которым «отвечает интересам обеих сторон». «Было бы выгодным для всех, если бы другие государства региона брали пример с Узбекистана в вопросах обеспечения демократического и экономического развития страны, а также осуществления разумной региональной политики, служащей интересам всех стран Средней Азии», - сказал г-н Делапорт.
Вот краткий курс истории сотрудничества Европы и Узбекистана, который был пройден с момента обретения республикой независимости. 15 апреля 1992 года был подписан Меморандум о взаимопонимании между правительством Узбекистана и Комиссией Европейских Сообществ (КЕС). 16 ноября 1994 года между сторонами установлены дипломатические отношения. В 1996 году во Флоренции было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, регулирующее двустороннее сотрудничество между Узбекистаном и ЕС.

В мае 2005 года происходит андижанский расстрел. В июле 2005 года в ЕС появляется должность Спецпредставителя ЕС по Центральной Азии (с 2006 года ее занимает Пьер Моррель). В октябре 2005 года Евросоюз вводит санкции в отношении Узбекистана, однако основные ограничения были сняты уже через три года: они не повлияли на ситуацию с правами человека в республике и не сильно помешали экономическому развитию Узбекистана.

В 2007 году, после того как Россия стала использовать поставки газа в геополитических играх, в Европе была принята стратегия сотрудничества с Центральной Азией, предложенная министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером. Новая концепция предполагала более тесное сотрудничество со странами Центральной Азии, которые являются серьезным источником энергоресурсов, азиатские рынки признавались перспективными для европейских производителей, а страны центральноазиатского региона - ценными партнерами по совместной борьбе с террористической угрозой и наркотрафиком. Европа осознает необходимость сотрудничества с Узбекистаном, который обладает серьезным потенциалом влияния на другие страны региона и занимает в нем ключевые позиции. Изоляция Ташкента становилась преградой для развития самого Евросоюза. Санкции окончательно снимаются в октябре 2009 года.

В рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Узбекистаном и ЕС созданы совместные органы сотрудничества «Узбекистан-ЕС», в том числе Совет сотрудничества, Комитет сотрудничества, Комитет парламентского сотрудничества, подкомитеты по торговле и инвестициям, юстиции, внутренним делам, правам человека и сопутствующим вопросам. Существует межрегиональный диалог «Европейский Союз - Центральная Азия».

С 1992 года Европейский Союз реализует в Узбекистане проекты в рамках программы технического содействия КЕС. Узбекистан участвует в таких региональных программах ЕС, как БОМКА (обеспечение безопасности границ), КАДАП (борьба с наркотиками), ТРАСЕКА (транспорт), ИНОГЕЙТ (энергетика), а также специализированных программах ТЕМПУС (образование) и Седьмая рамочная программа (наука).

Узбекистан сотрудничает и с НАТО: 21 декабря 1991 года Узбекистан присоединился к Совету североатлантического сотрудничества (в 1997 году переименован в Совет евроатлантического партнерства, СЕАП). В 1994 году Узбекистан присоединился к Программе НАТО «Партнерство во имя мира». И.Каримов принимал участие в саммитах НАТО/СЕАП в Вашингтоне в 1999 году, Праге в 2002 году и Бухаресте в 2008 году. Именно на Бухарестском саммите глава Узбекистана выдвинул инициативу о создании Контактной группы «6+3» по достижению мира и стабильности в Афганистане (в эту группу должны входить страны, граничащие с Афганистаном, плюс Россия, США и НАТО).

31 января 2011 года Европейский Совет одобрил подписание протокола о договоре о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Узбекистаном и распространении действия этого договора на торговлю текстилем. Текст протокола направлен для согласования в Европарламент. Этот протокол вызвал яростный протест правозащитников, на котором мы остановимся немного подробней.

Исключить из Генеральной системы преференций!

Узбекистан входит в список стран, которые пользуются преимуществами Генеральной системы преференций (ГСП) ЕС. ГСП является автономной торговой схемой, при помощи которой ЕС обеспечивает невзаимный преференциальный доступ (таможенные льготы) для 176-ти развивающихся стран и территорий на рынок ЕС. Торговыми преференциями (снижением на 10 процентов таможенных пошлин) пользуются те страны, которые соблюдают права человека.

С 1971 года, когда была принята ГСП, из системы были временно исключены лишь две страны: Мьянма (в 1997 году ее уличили в использовании детского труда) и Белоруссия (в 2007-ом, за нарушения прав профсоюзов). Узбекские правозащитники и активисты гражданского общества постоянно настаивают на исключении Узбекистана из ГСП из-за систематических нарушений прав человека и использования детского труда, однако эти попытки пока остаются безуспешными.

Процедура подтверждения участия страны в ГСП - довольно рутинна, протокол принимается Европейским советом раз в три года, потом ратифицируется Европарламентом. Именно эта процедура, проведенная в конце января 2011 года, и заставила правозащитников снова громко напомнить о цене, которую платят в Узбекистане за эти льготы.

Надежда Атаева, президент «Ассоциации за права человека в Центральной Азии», распространила в своем блоге заявление: «Европейский Совет одаривает узбекских производителей текстиля таможенными льготами, хотя он производится из хлопка, собранного рабским трудом детей». В этом заявлении говорится, что «активисты и друзья гражданского общества Узбекистана призывают к пересмотру этого решения и бойкоту узбекского хлопка и текстиля».

«Подписание протокола означает предоставление узбекским производителям текстиля всевозможных налоговых и таможенных льгот и беспрепятственного доступа на европейские рынки, - говорится в заявлении Атаевой. - Кроме того, это решение посылает всем заинтересованным сторонам политический сигнал о том, что нет ничего дурного в импорте текстиля из Узбекистана. Примечательно, что это решение принято на фоне ширящегося бойкота узбекского хлопка и изделий из него, объявленного рядом западных компаний. Этот бойкот был введен из этических соображений, которые, видимо, оказались совершенно чуждыми авторам указанного протокола».

Н.Атаева пишет: «Текстильная промышленность Узбекистана использует хлопок, собранный подневольным трудом детей и студентов. Поэтому решение о торговле текстилем - не что иное, как поощрение этой жестокой практики. При этом в отличие от других развивающихся стран детский труд в Узбекистане поощряется и организуется государством. Школы, колледжи и университеты в селах и городах закрываются на два-три месяца каждый хлопковый сезон. Это делается с согласия министерств общего и высшего образования. Указы о направлении детей и студентов на уборку хлопка исходят из местных органов власти, которые в свою очередь выполняют волю центрального правительства. Семьям, которые отказываются посылать своих детей на хлопок, угрожают лишением социальных пособий, снабжения газом, водой и электричеством, детей и студентов исключают из учебных заведений.

Жертвами этой системы становятся не только дети, но и фермеры, которые не вправе решать, что им сеять на своей земле и по каким ценам продавать собранный хлопок. Львиная доля прибыли от экспорта хлопка идет в карманы узкого круга лиц, окружающих Каримова, и на содержание репрессивного аппарата. <…>

Мы не противники социально-экономического сотрудничества Евросоюза с Узбекистаном. Но считаем, что хлопковый сектор и текстильная промышленность не должны быть предметом такого сотрудничества: эти сектора экономики основаны на массовом и систематическом нарушении прав человека и права детей на образование».

Правозащитники - а под обращением Атаевой, английский вариант которого есть в распоряжении «Ферганы», уже стоит 292 подписи активистов, правозащитников из Узбекистана, России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана, Польши, Грузии, Белоруссии и Таджикистана - призывают Европейский Совет ознакомить общественность и прессу с деталями соглашения о торговле текстилем; пересмотреть решение об утверждении протокола в части, касающейся торговли текстилем. Обращаются к Европейскому парламенту принимать решение (по ратификации протокола о сотрудничестве ЕС с Узбекистаном) с учетом норм международного права в области прав человека. Европейскую комиссию активисты призывают приостановить действие Генеральной системы льгот, согласно которой узбекские хлопок и текстиль освобождены Евросоюзом от таможенных тарифов и налогов и имеют льготный доступ к европейским рынкам. Правозащитники призвали граждан стран Евросоюза направить в Европарламент письма в защиту узбекских детей, а в Европейский совет и Европейскую Комиссию - письма протеста с призывом пересмотреть решение о сотрудничестве с Узбекистаном в области торговли текстилем.

Правозащитники и активисты попросили европейские компании бойкотировать узбекский хлопок, а европейские торговые компании – бойкотировать текстильную продукцию из Узбекистана, включая произведенную на совместных предприятиях.

Кто работает с узбекским хлопком

В ноябре 2010 года германская НПО Европейский Центр за конституционные права и права человека вместе со своими партнерами, среди которых Узбеко-Германский Форум за права человека, подала в Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) жалобы на семь компаний, торгующих узбекским хлопком в Германии, Швейцарии, Франции и Великобритании. По мнению ECCHR, существуют косвенные признаки того, что семь компаний нарушают эти принципы ОЭСР. Речь идет о компаниях Paul Reinhart AG (Швейцария), ECOM Agroindustrial Corp Ltd. (Швейцария), Devot SA (Франция), Otto Stadtlander GmbH (Германия) и трех компаниях, зарегистрированных в Великобритании.

В жалобах говорится, что у перечисленных компаний давние и устойчивые торговые отношения с Узбекистаном, а надежные торговые отношения с Узбекистаном означают, что эти хлопковые дилеры поддерживают, в том числе и финансово, регулярное использование принудительного детского труда. Компании, покупающие узбекский хлопок, не только получают прибыли от использования дешевого детского труда, но и поощряют узбекские власти продолжать использовать этот труд.
Согласно официальной узбекской статистике, Евросоюз занимает второе место по объемам товарооборота Узбекистана с зарубежными странами. В республике работает 821 европейское предприятие, в том числе 612 совместных предприятий и 209 предприятий со стопроцентным европейским капиталом. В Министерстве внешнеэкономических связей, инвестиций и торговли Республики Узбекистан аккредитованы представительства 275 компаний стран ЕС.

13 ноября 2006 года И.Каримов подписал Указ о модернизации и техническом переоборудовании всех предприятий текстильного сектора. В проект были включены 66 инвестиционных проектов на общую сумму 467 миллионов долларов. Иностранные инвестиционные компании поощрялись узбекским Министерством внешних экономических связей для создания совместных предприятий. Вот список лишь некоторых СП, созданных с участием стран ЕС и США в текстильном секторе Узбекистана с 1995 по 2006 годы.

ООО Uniwear, создано при участии Узбекистана, Австрии и Бангладеш в 2001 году, базируется в Каракалпакстане.

«ТашТекстиль», узбеко-германско-турецкое предприятие, основано в 2006 году. Инвестиционная стоимость должна была составлять 14 млн евро.

Baytex Tijaret, турецкая текстильная компания, стоимость первого этапа проекта - 25 млн долларов.

Bursel Textiles имеет три фабрики в Узбекистане: в Оксарое, Шахрисабзе и Чирчике. Работа ведется на современном американском, японском и европейском оборудовании. ЕБРР свидетельствует, что на фабриках компании Bursel хорошие условия труда.

Baht Textile - СП, созданное при участии Узбекистана, России и Лихтенштейна. Иностранные инвесторы внесли около 1.8 млн долларов, в 2007 году предприятие, работающее в Навои, обработало более 7 тысяч тонн хлопковолокна. Предполагалось, что после реконструкции предприятие будет в состоянии обработать 15 тысяч тонн хлопковолокна.

Iskovuttex, уставной капитал около 5 миллионов евро, основан в 2004 году в Намангане. Участвуют, кроме узбекского государственного капитала, турецкие и швейцарские компании.

Berunitex, узбеко-германское предприятие, работает в Каракалпакстане. Общая стоимость проекта, созданного в сотрудничестве с германской фирмой Unitechno, приближается к 8 млн евро. Производственная мощность 4200 тонн пряжи и 1 млн погонных метров сырья на экспорт, годовой объем продаж 6.6 млн долларов.

ОАО Узинтеримпэкс основано в 1991 году (тогда называлось ЗАО «Инновация»). Нынешнее название получило в 2002-ом. Компания занимается экспортом-импортом, привлечением инвестиций, оказывает консалтинговые и посреднические услуги, по объему торгового оборота это одна из крупнейших узбекских иностранных компаний. В 2004 году оборот компании составил 389 миллионов долларов. Узинтеримпэкс является крупнейшим экспортером хлопка и учредителем нескольких совместных предприятий и торговых домов за пределами Узбекистана: например, узбеко-болгарского Balkanpam, узбеко-российского торгового дома РоссИнн, узбеко-украинского торгового дома «Киев-Ташкент», Узинтеримпэкс участвовал в создании СП с участием швейцарских, молдавских, румынских, российских, германских, итальянских фирм. Партнерами Узинтеримпэкс являются ведущие мировые компании, такие как Indutech Spa (Италия), Goenka-Impex и Ecom Agroindustrial (Швейцария), Cargill Commodities Ltd. (Великобритания), Dunovant SA (Швейцария), Caistor International Ltd. (США), Altro Gmbh (Aвстрия), Olam International Ltd. (Сингапур).

Uzprommashimpeks - государственная акционерная компания, созданная в 1991 году. Один из крупнейших экспортеров узбекского хлопка, поставляет на мировой рынок около 300 тысяч тонн хлопка ежегодно, торгует с более чем 35 странами. В 2005 году годовой оборот компании достиг 400 млн долларов. Сотрудничает с компаниями Юго-Восточной Азии, России и Китая. Участвует в создании нескольких СП в Швейцарии, Корее, Узбекистане, России и Украине.

Tagus Textile - узбеко-британское СП, создано в 2007 году, оценивается в 9.74 миллиона долларов. Работает в Андижанской области. Британские компании были намерены инвестировать в предприятие около 30.5 миллиона долларов, производит хлопчатобумажную пряжу и грубое хлопчатобумажное полотно.

ОАО «Бухаратекс» - второй по мощности текстильный комбинат в Узбекистане, который был признан в 2007 году банкротом, и турецкая SIS Sayilgan Iplik (подразделение SIS Holding) планировало модернизировать предприятие, инвестировав в него 141 млн долларов.

«Аллатекс» - узбеко-швейцарское предприятие, созданное в 2003 году и открывшее текстильные комбинаты общей стоимостью 7.3 млн долларов. Вся продукция идет на экспорт.

Turtkulteks - узбеко-американское СП, основано в 2005 году на базе ткацко-прядильной фабрики «Турткюль» в Каракалпакстане. Общая стоимость проекта - 10 млн долларов.

Beruniytex - узбеко-германское СП, основано в 2003 году. В первой половине 2006 года реализовало продукции на 1 миллиард сумов.

Это лишь немногие из совместных текстильных, хлопкоперерабатывающих и экспортирующих хлопок предприятий, открытых в Узбекистане или при участии узбекского капитала. При таких объемах капиталовложений в узбекский бизнес, при растущих мировых ценах на хлопок все усилия правозащитников и гражданских активистов заставить Европу повлиять на Узбекистан остаются бесплодными.

Бизнес для прагматичного и ценящего время Запада - вещь реальная, доходная и отвечающая национальным интересам. Широкие мусульманские протесты последнего времени, нежелание мусульманских диаспор ассимилироваться в Европе, признание провала политики мультикультурности - все это приводит европейцев к пониманию, что прививать западные ценности исламским странам - занятие неблагодарное, бесперспективное и довольно унылое. У Запада больше нет иллюзий, что возможно быстро, за деньги или угрозами перекроить исламский мир по собственному лекалу. Нет единого рецепта справедливой жизни для всех, нет общих ценностей, есть только совместный бизнес и национальные интересы, в которые не входит экспорт демократии в далекие развивающиеся страны.

Конечно, Европа не едина, и многие представители политической элиты Европы будут по-прежнему пытаться заставить Каримова уважать права человека так, как это принято на Западе. Но опыт показывает, что у Европы нет рычагов воздействия на страны региона: моральное давление Запада ничего не значит для исламского Востока, а экономические санкции вредят обеим сторонам и не помогают разрешить возникающие конфликты.

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА