21 Ноябрь 2014








Игровые автоматы на деньги играть: sharky сейчас без смс онлайн бесплатно без регистрации.

Новости Центральной Азии

Так кто же убил капитана Сулайманова?

09.03.2011 16:03 msk, Илья Лукаш

Кыргызстан Анализ

Убийство капитана милиции Мыктыбека Сулайманова в селе Базар-Курган Джалал-Абадской области 13 июня 2010 года стало одним из катализаторов межэтнического конфликта на юге Кыргызстана. После его убийства в Базар-Кургане было сожжено 226 домов и убито более 20 человек преимущественно из узбекских районов села. По результатам расследования к ответственности было привлечено 8 человек, в том числе известный правозащитник Азимжан Аскаров.

Вместе с Аскаровым обвинения в разжигании межнациональной розни, организации и участии в массовых беспорядках и убийстве милиционера предъявили семи жителям села Базар-Коргон: Мухаммадзакиру Кочкарову, Минуре Мамадалиевой, Санжарбеку Мулахунову, Шукуржану Мырзалимову, Дилшодбеку Розибаеву, Элмураду Расулову и Исроилбеку Абдураимову. 15 сентября 2010 года Базар-Коргонский районный суд приговорил Аскарова и еще четверых подсудимых к пожизненному лишению свободы. Минура Мамадалиева и Шукуржан Мирзалимов осуждены на 20 лет лишения свободы. 10 ноября 2010 года Джалал-Абадский областной суд оставил это решение в силе.

Ход следствия и судебного рассмотрения этого дела вызвал широкий международный резонанс.

Защита Аскарова в Верховном суде представила письменные показания 128 свидетелей, подтверждающих его непричастность к преступлению. За время судебного рассмотрения дела им не удалось пригласить ни одного из этих свидетелей в суд, ввиду угрозы их жизни и здоровью.

За громкими судебными перипитиями остался без ответа вопрос: так кто же убил капитана Сулайманова? Нам удалось встретиться с некоторыми из участников этого процесса и прояснить несколько ранее неизветных деталей. Правда, вызывают они все же больше вопросов, чем ответов...

Как это было

После начала событий в Оше в ночь с 9-го на 10-е июня 2010 года весь юг Кыргызстана начало лихорадить. Постоянно происходили мелкие драки, конфликты, стычки преимущественно на межнациональной почве. Базар-Курган, в котором преимущественно живут узбеки, не стал исключением. Сельчане стали собираться на стихийные сходы, на которых обсуждали, как не допустить повторения ошских событий в своем селе.

Именно тогда Азимжану Аскарову, по его словам, стало известно об оружии, которое было якобы завезено в село, чтобы устроить «резню» и в Базар-Кургане. По его словам, 10 июня он, в присутствии Азизы Абдирасуловой, звонил и говорил об этом Исмаилу Исакову, спецпредставителю Временного правительства по югу страны во время июньских событий. Аналогичные опасения Аскаров высказал по телефону и Омурбеку Текебаеву. Однако оба члена ВП затем опровергли в СМИ показания правозащитника.

Согласно материалам дела, 13-го июня примерно с 8 часов утра на мосту на реке Кара-Ункур, находящемуся на 553 км автодороги Бишкек-Ош у Базар-Кургана, собралась неуправляемая толпа узбекской молодежи. Они перекрыли стратегическую трассу Бишкек-Ош.

Вести переговоры с 600-700 агрессивными и вооруженными самодельным оружием молодчиками отправили 16 безоружных сотрудников Базар-Коргонского отделения милиции во главе с начальником районной милиции Мамыржаном Мергентаевым. Среди милиционеров, как выяснилось позже, было несколько сотрудников ГАИ.

Согласно показаниям милиционеров в суде, прибыв на место, они поняли, что уходить с моста собравшиеся не собираются и переговоры не получатся. На милиционеров напали через три минуты после их выхода из машины. Сопровождаемые ударами и стрельбой в воздух, они стали разбегаться. Окольными путями, по одиночке милиционеры стали возвращаться в здание районной милиции, которое находилось примерно в километре от моста.

Спустя какое-то время, проведя перекличку, они обнаружили, что капитан Мыктыбек Сулайманов не вернулся от моста. Выручать товарища отправились через 30-40 минут. На мосту уже никого не было. В 20 метрах в кустах милиционеры обнаружили обгоревший труп своего коллеги…

Где стоял Аскаров?

Если цельная картина произошедшего ясна, то в деталях очевидцы запутались. Особенно в той части, которая касается организаторов убийства Сулайманова. Правоохранителей можно понять – в подобной ситуации, в окружении агрессивно настроенных шести сотен молодых людей, которые атаковали их с первых минут, запомнить что-то в деталях было довольно сложно. Поэтому их показания расходятся, и кое в чем весьма существенно.

Первый спорный вопрос – место, где якобы стоял Аскаров и призывал к убийству милиционера. Существует как минимум три версии, которые для наглядности отображены на схеме.



Место №1. Очевидец событий – сотрудник районного ГАИ Советбек Досов рассказал, что Азимжан Аскаров стоял «прямо в центре толпы на мосту» и призывал убить начальника РОВД. При этом сам очевидец находился практически за 200 метров от Аскарова в почти тысячной гудящей толпе. По словам Досова, его ударили первый раз меньше чем через минуту после того, как он вышел из машины. Он развернулся и стал убегать. Получается, что Досов менее чем за минуту успел увидеть всех (!) обвиняемых и расслышать, что именно Аскаров говорил, стоя в отдалении от него в агрессивной толпе.

Место №2. По словам Татьяны Томиной, адвоката одного из осужденных по Базар-Коргонскому делу, сотрудник районного отделения Службы национальной безопасности (СНБ) Абдугулов Эркин в суде первой инстанции дал показания, что Азимжан Аскаров стоял «у заправки с левой стороны дороги». Что ж, второе место не так далеко от первого, но есть разница - призывает ли человек к убийству, стоя в центре толпы, или он находится где-то с краю. В этом случае и эффект от его слов, и степень вины различаются.

Место №3. Но самое интересное, что начальник СНБ Базар-Коргонского района Жолдошев и начальник районного ГАИ Эралиев показали, что Аскаров стоял на перекрестке трассы Ош-Бишкек с улицей Бегмамата Осмонова. Расстояние между первыми двумя вариантами и этим – больше 200 метров. Согласно же показаниям всех свидетелей обвинения, и нападения на милиционеров, и убийство Сулайманова произошли в непосредственной близости от моста!

О «деле Аскарова» – подробно:

- Начался суд над правозащитником А.Аскаровым
- А.Аскарову официально предъявлены обвинения
- Amnesty International сообщает о применении пыток к А.Аскарову
- Призывают соблюсти законность в деле А.Аскарова
- Джалал-Абад: Жизнь после войны
- Генпрокуратура не собирается снимать обвинения с А.Аскарова
- Human Rights Watch: А.Аскарова необходимо немедленно освободить
- Генпрокуратура не собирается снимать обвинения с А.Аскарова
- А.Аскаров приговорен к пожизненному заключению
- Начались апелляционные слушания по делу Азимжана Аскарова. Свидетелей защиты нет, пострадавшие требуют смертной казни
- Нашли виноватого (Lenta.Ru)
- Апелляционный суд оставил приговор правозащитнику Азимжану Аскарову без изменений
- Комитет по защите журналистов обеспокоен сообщениями о состоянии Азимжона Аскарова
- Азимжан Аскаров: Непарадный портрет правозащитника
Какое отношение может иметь место, где стоял Аскаров, к степени его вины? Если правозащитник находился в месте №3 – его виновность в «призывах к убийству» вызывает большие сомнения. Может, вовсе не по призыву Аскарова собравшиеся на мосту атаковали милиционеров и убили Сулайманова?

Кто убивал Сулайманова?

По материалам дела, главным обвиняемым непосредственно в убийстве Сулайманова выступает Дилшодбек Розубаев. Во время следствия он дал «показания», что «первым два раза ударил по голове палкой» Сулайманова, а затем участвовал в его избиении возле чайханы «Сахыл». По его же «показаниям», подсудимый Мухамадзакир Кочкаров «несколько раз вонзил серпом Сулайманову в поясницу, шею, спину и пятку». А Эльмурат Расулов, якобы, «зажег четыре бутылки с бензином и бросил на избитого милиционера».

Однако в суде первой инстанции сотрудник СНБ Кочкаров Мураталы, который находился рядом с Мергентаевым и Сулаймановым, заявил, что «Расулова не видел». Это повторили свидетель Джолдошев из СНБ и потерпевшие сотрудники милиции Айбек Абдуллаев, Кубанычбек Умарахунов, Эмильбек Мантыбаев во время перекрестных допросов. Другие свидетели, которые «видели» Расулова, в суде первой инстанции путались в показаниях – то у Расулова в руках была «палка», то «арматура», а «в итоге» он «кинул бутылку и поджег» Сулайманова. Водитель начальника РОВД Эрмеков заявил в суде второй инстанции, что «Сулайманова первым ударил рыжий высокий парень». Ни один из осужденных под это описание не подходит, но областной суд не внес в текст приговора упоминание столь существенной «детали».


Сожженное здание офиса А.Аскарова

Между тем, в тексте приговора Базар-Коргонского районного суда содержатся как минимум три версии поджога. Первая – показания подсудимого Дилшодбека Розубаева: «бросил четыре бутылки». Вторая – показания подсудимого Эльмурата Расулова: «Я взял бутылку, наполненную бензином и, зажегши тряпку, воткнутую в горлышко бутылки, с целью сжечь М.Сулайманова выбросил бутылку в его сторону. Она потухла, и бензин поджег Исраил Абдураимов (кстати, скрывшийся во время следствия)» - цитируются в тексте приговора суда первой инстанции показания Расулова. Третья версия появляется в приговоре суда второй инстанции: это те же показания Расулова, только уже с «двумя бутылками с зажигательной смесью».

В «основной» версии убийства, изложенной в тексте приговоров районного и областного судов, вызывают сомнения две основополагающие детали – объективность и правдивость «признательных» показаний обвиняемых и… сам факт нахождения Расулова на территории Кыргызстана вообще.

Согласно справке из Уйгурского сельсовета Пахта-Абадского района республики Узбекистан, где находился лагерь беженцев, с 13 по 26 июня Эльмурат Расулов находился там. Задержали его только 30 июня. Причем, в суде, он указывал на то, что во время голосования на референдуме его видел один из потерпевших Досов. Согласно же материалам дела, Расулов на тот момент уже находился в розыске. По понятным причинам, Досов не стал подтверждать в суде встречу с подсудимым.

Показания всех обвиняемых, а не только Расулова и Аскарова, вызывают сомнения ввиду очень серьезных оснований предполагать применение к ним пыток. Во-первых, все (!) они сами заявляли об этом с первого судебного заседания, однако суд ни разу не дал санкции на проведение медицинской экспертизы для проверки этих заявлений. Во-вторых, у Азимжана Аскарова были обнаружены телесные повреждения, фотографии которых усилиями его адвоката Нурбека Токтакунова попали в СМИ, - но эти синяки «списали» на избиения сокамерников. Сам Аскаров позже заявил, что его на самом деле избивали следователи. В-третьих, Расулов в суде заявил, что во время следствия его избивали так, что «даже отвозили в больницу из-за потери сознания». К сожалению, первому адвокату Расулова не удалось достать документы, которые бы подтверждали факт его привоза в районную больницу.


Одна из улиц села Кызыл-Ай Базар-Коргонского района названа именем Мыктыбека Сулайманова

А теперь скажите, как при наличии столь серьезных оснований для сомнений можно быть уверенным в том, что Сулайманова убили именно те, кого в этом обвинили, и именно так, как это установлено в приговоре судов обоих инстанций?

Неуслышанные

Приговор Базар-Коргонского районного суда, вынесенный 15 сентября 2010 года, можно посмотреть здесь.

Текст приговора, вынесенного Судебной коллегией по уголовным делам и административным правонарушениям Джалалабадского областного суда, 10 ноября 2010 года, можно прочесть здесь.

Текст приговора Джалал-Абадского областного суда от 10 ноября 2010 года – просто кладезь для сомневающихся в обоснованности суровости приговоров участникам этого процесса. В нем подробно изложены аргументы защитников всех подсудимых, в которых можно найти много занимательных «деталей».

Начальник Базар-Коргонского районного отдела СНБ Жолдошев, старший инспектор того же отдела Кучаров и Камчыбеков, к примеру, заявили в суде, что «не видели на мосту» Мирзалимова – одного из главных зачинщиков беспорядков по «основной» версии. Ни один из свидетелей обвинения не видел на мосту обвиняемого Абдураимова.

Между тем, некоторые свидетели со стороны обвинения высказали мнения, которые не в деталях, а в принципе опровергают всю версию обвинения.

Вот, к примеру, прокурор Базар-Курганского района Абдулла Бакиров в суде первой инстанции сделал вообще шокирующее заявление. «Всех тех, кто сидит на скамье подсудимых, я на мосту не видел. Там были совершенно другие люди», - цитирует слова прокурора адвокат одного из обвиняемых Татьяна Томина.

Самое удивительное, что не один Бакиров так заявлял. Один из милиционеров, Замир Камчыбеков, также бывший на мосту, сказал, что «тех, кто были в толпе, – на скамье подсудимых нет».

Может поэтому фамилии Бакирова и Камчыбекова в тексте приговора суда первой инстанции включены только в доказательства беспорядков у кыргызско-узбекской границы 12 июня. Будто они и не говорили ничего по событиям на мосту… Однако, в тексте приговора областной инстанции говорится уже, что Бакиров просто «видел Аскарова» на мосту. Кто и когда соврал в этой ситуации – судьи тоже не выяснили.

Последний рубеж

Правозащитное сообщество People in Need вручило Азимжану Аскарову свою ежегодную премию Homo Homini (Человек Человеку) «за неустанную работу по продвижению прав человека». Как сообщает правозащитный центр «Граждане против коррупции», премию вручили сыну Аскарова на церемонии открытия фестиваля One World (Единый мир) в Праге. «Г-н Аскаров награждается премией за выдающееся личное мужество, которое вдохновляет его на ожесточенную борьбу, которую он в одиночку ведет за соблюдение прав человека и законности в отдаленной части одной из областей Кыргызстана, - заявил директор сообщества People in Need Саймон Панек. - Эта награда – слабое утешение человеку, страдающему в тюрьме, но может быть, это поможет улучшить условия его содержания там и привлечь внимание журналистов и дипломатов».
В деле отсутствуют такие важные документы, как судмедэкспертиза увечий, повлекших смерть Сулайманова, не представлены вещественные доказательства, подтверждающие вину шести из восьми осужденных, не дана оценка заявлениям осужденных о применении к ним пыток и многое другое. Между материалами дела и приговорами судов обеих инстанций независимые эксперты и юристы находят множество несовпадений и несоответствий.

Сейчас дело Азимжана Аскарова и еще 7 обвиняемых по данному делу находится на рассмотрении в Верховном суде Кыргызстана. На последнем судебном заседании 8 февраля было принято ходатайство адвоката Аскарова Нурбека Токтакунова о вынесении частного определения Верховного Суда о нарушениях законности ввиду отсутствия на юге Кыргызстана следственных изоляторов. Для удовлетворения этого ходатайства Верховный Суд страны взял отсрочку для рассмотрения дела на неопределенный срок.


Памятник М.Сулайманову

Между тем, стороны намерены идти до конца. Родственники погибшего милиционера Сулайманова 3 февраля 2011 года выступили на пресс-конференции в Бишкеке, на которой заявили, что «весь Базар-Курган выйдет на митинги, если Аскарова освободят».

Один из адвокатов Аскарова, Нурбек Токтакунов, со своей стороны заявил, что «уже готовит индивидуальное сообщение в Комитет ООН по правам человека для восстановления справедливости на международном уровне».

Илья Лукаш

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА



Статистика, рейтинги


Яндекс цитирования


Игровые автоматы на деньги играть: sharky сейчас без смс онлайн бесплатно без регистрации.
`