19 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Мангистауский тупик, или Забастовка без будущего?

18.08.2011 16:36 msk, Андрей Гришин

Казахстан Права человека

То, что долгое противостояние между бастующими работниками нефтяной отрасли Казахстана и руководством корпораций зашло в тупик, кажется, признают все – и сами забастовщики, и работодатели, и власти. Но ни одна из сторон не желает идти на уступки: каждая понесла значительные потери, поэтому достижение победы – дело принципа для всех, тем более что никто не знает, как выйти из затянувшегося кризиса, который давно уже вышел за пределы социальных требований и вызывает все большее реакции за рубежом.

Каждый день на Жанаозенской площади «Ынтымак» перед городской администрацией продолжают собираться до тысячи бастующих работников нефтяной компании «ОзенМунайГаз». С наступлением вечерней прохлады количество митингующих увеличивается в несколько раз. В областном центре Актау возле городской администрации собирается еще двести-триста человек. Работники нефтяной отрасли продолжают требовать повышения заработной платы, восстановления на работе уволенных активистов и освобождения из заключения профсоюзного юриста Натальи Соколовой.

Напомним, 8 августа 2011 года юрист профсоюза нефтяников «Каражанбасмунай» Наталья Соколова была приговорена актауским судом к шести годам лишения свободы. Ее обвинили по двум статьям Уголовного Кодекса Казахстана – «разжигание социальной розни» и «проведение незаконных собраний и митингов». Кроме того, в обвинении фигурировали нелепые по своей абсурдности высказывания о проведении «незаконных профсоюзных собраний».

«Социальная рознь» по мнению судьи Гулмаржан Адилсултани, заключалась в том, что Н.Соколова призывала казахстанских рабочих бороться за равноправие. Кроме того, Соколова утверждала, что казахстанские рабочие должны иметь приоритет перед иностранцами, которых нанимает китайское руководство «Каражанбасмунай». Именно за эти высказывания директор «Каражанбасмунай» господин Юань Му, гражданин Китая, написал заявление с требованием привлечь профсоюзного активиста к ответственности.

Суд проводился весьма тенденциозно. Так, к примеру, по сообщению мужа осужденной Василия Чепурного, судья отказалась приобщить к делу видеозапись, которая могла быть использована в защиту Соколовой, и не стала удовлетворять ходатайство о вызове свидетелей защиты.

Американская правозащитная организация Human Rights Watch уже назвала преследование профсоюзного юриста «несовместимым с международными нормами о правах человека». «Власти Казахстана не должны злоупотреблять уголовным законом для подавления профсоюзной деятельности, - отмечает Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Такого рода приемам нет места в обществе, основанном за демократии и законности».

Также в поддержку осужденной выступили с заявлениями американская правозащитная организация Freedom house и Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности.

Вслед за Натальей Соколовой 17 августа «всего» на год лишения свободы условно был осужден лидер профсоюза работников «Озенмунайгаз» Акжанат Аминов, находящийся в заключении с 30 июня. Ему вменили нарушение порядка организации или проведения собраний, причем, в той части статьи, которая предусматривает лишение свободы. Однако, на самом деле, как сообщили наблюдатели на суде, его обвиняют в организации незаконной забастовки в Жанаозене. Доказательством послужили видеозаписи, где он передает рабочим бутылки с водой, а также его переговоры по мобильному телефону. Во время процесса суд не счел нужным пояснить, была ли «прослушка» санкционирована прокуратурой.

Осуждение Натальи Соколовой спровоцировало новый всплеск недовольства работников нефтяной отрасли Мангистауской области. Теперь, помимо Жанаозена, рабочие стали ежедневно собираться возле администрации города Актау с требованием освободить Наталью Соколову и восстановить на работе уволенных товарищей. При этом, власти не решаются на силовой разгон ни в Жанаозене, ни в Актау, как это делали ранее.

Тем не менее, у нефтяников были опасения, что власти все же пойдут на силовое подавление протеста. Как сообщил Павел Дудин, юрист Мангистауского филиала Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности, 13 июля в сторону Жанаозена из Актау выехали два бронетранспортера. Побывав в Жанаозене, он рассказал, что на территории детского дома рядом с площадью «Ынтымак» разместили солдат внутренних войск. «Я смотрел, там действительно стоят внутренние войска, походная кухня, палатки, три армейских КАМАЗа, две «Газели» полиции и около сорока человек военнослужащих», - рассказал Павел.

Стинг
Кроме концерта в Астане, Стинг отменил также и два других концерта – в Караганде и Алма-Ате. Официальные источники в Казахстане утверждали, что выступления отменены по техническим причинам. Однако сам Стинг заявил, что отменяет турне в знак солидарности с бастующими. «Голодовки, находящиеся в тюрьме рабочие и десятки тысяч бастующих являются виртуальной линией пикета, которую я не хочу пересекать. Рабочие нефтяной и газовой отрасли Казахстана, их семьи нуждаются в нашей поддержке и внимании международной прессы».
Вполне вероятно, что власти не решаются применять к манифестантам силу из-за резонанса, который произвела забастовка далеко за пределами Казахстана. «Фергана» уже писала о том, что в знак протеста против репрессий в отношении забастовщиков британский рок-певец Стинг отменил свой концерт в Астане, приуроченный ко Дню столицы, совпадающий с днем рождения Назарбаева. Несколько позже забастовщиков посетил депутат Европарламента Пол Мерфи: он поддержал их и призвал продолжать акции протеста.

В качестве контрмеры в казахстанских проправительственных СМИ развернулась кампания в отношении обоих вышеупомянутых иностранцев, причем, в последнем случае было растиражировано сообщение о том, что визит Пола Мерфи носил частный характер (со ссылкой на слова Паоло Бартолоции, главы делегации Европейского парламента по Казахстану). Однако сам господин Бартолоции опроверг эти высказывания, заявив, что никаких комментариев казахстанским СМИ он не давал.

Сами нефтяные компании, на которых идет забастовка, систематически сбрасывают в медиа пресс-релизы, в которых приводят расчеты зарплат нефтяников, явно превышающие среднестатистические показатели по Казахстану - до 1500-2000 долларов США. Но при этом не учитываются тяжелые условия работы и то, что цены на все, особенно на продукты питания, в Мангистауской области также в три раза выше, чем в остальных регионах страны - в силу отдаленности и невозможности что-либо выращивать в условиях пустыни. Но даже эти высокие заработные платы получают только высококвалифицированные сотрудники – обслуживающий и технический персонал зарабатывает в два-три раза меньше, а как раз они и составляют костяк забастовщиков.

И к тому же теперь рабочие-нефтяники требуют не только увеличения размеров оплаты труда.

Представитель «Профсоюза работников Каражанбас» Игорь Стобва поведал, что зарплаты местных работников в десятки раз меньше, чем у иностранных сотрудников. При этом, «меню в столовой «для наших» в несколько раз короче, чем в той столовой, где обедают граждане КНР. Также отличаются и другие общие места для нас и для иностранцев. Все раздельно». Еще одно из требований - независимость профсоюзов и возможность избирать профсоюзных председателей.

Куат Фасинов, работающий на подъемнике, каждый вечер приходит на площадь в Жанаозене. Он рассказывает, почему он здесь: «Некоторые рабочие страдают из-за отсутствия гарантий безопасности труда, у многих возникают проблемы с сердцем, так что они не могут продолжать работать. Очень много тех, кто повредил себе руки или ноги. Но каждый раз, когда приезжает комиссия, нам выдают новую униформу, тут же на время улучшаются условия труда, но все это декоративный вариант. И это меня злит. Многие брали в банках кредиты, поэтому они боятся выступать против и делают вид, что все нормально. Но все знают, как это может отразиться в будущем, и мы от этого страдаем. На самом деле мы причиняем нашей стране больше вреда, чем пользы. И когда мы спрашиваем у нашего руководства: где же улучшения, почему мы вредим своей же стране? То вначале они нас не слушают, а потом начинают преследовать».

Помимо моральной поддержки со стороны британской рок-звезды и левой фракции Европарламента митинг в поддержку казахстанских нефтяников прошел в Москве, а в Санкт-Петербурге, Дублине и Брюсселе состоялось пикетирование казахстанских посольств и консульств. В то же время в забастовщиков поддержали казахстанские оппозиционные партии, а в Алматы активисты комитета по защите семей бастующих нефтяников объявили о начале сбора средств. К воззванию примкнули культурные деятели, в частности театральный режиссер Болат Атабаев, писатель Герольд Бергер и известный художник-радикал Канат Ибрагимов.

2 августа, когда шел суд над Натальей Соколовой, произошел самый трагический инцидент, возможно, связанный с забастовкой. В Жанаозене на предприятии «Мунайфильтрсервис» был найден убитым профсоюзный активист Жаксылык Турбаев. Убийство произошло после профсоюзного собрания, где Ж.Турбаев выступил инициатором переизбрания председателя профсоюзной организации, который, по мнению рабочих, проводил политику работодателя. До сих пор у полиции нет подозреваемых. В знак протеста против убийства около двух тысяч бастующих, демонстративно уничтожив партбилеты, вышли из президентской партии «Нур-Отан», куда в обязательном порядке заставляют вступать государственных служащих и работников крупных предприятий. В ответ руководство местного филиала партии президента заявило, что уничтожение партбилетов не засчитывается, нужно писать заявления о выходе из партии. На что 11 августа группа забастовщиков принесла 1089 заявлений с просьбой исключить их из рядов партии. Вместо этого почти две тысячи нефтяников вступили в оппозиционный Народный фронт – политический блок, созданный в преддверие возможных парламентских выборов.

В настоящее время помимо осужденных на длительные сроки Натальи Соколовой и Акжаната Аминова, десятки забастовщиков приговорены к административным срокам - от 3 до 10 суток. Буквально вчера, 17 августа, в Актау, по прилету из Москвы, был задержан и осужден на 10 суток активист Народного фронта Жанболат Мамай, обвиненный в организации митинга в Жанаозене (при том что митинги там идут в режиме нон-стоп в течение двух месяцев). Сегодня по пять суток административного ареста за организованное накануне в Алматы пикетирование офиса партии «Нур-Отан» получили двое членов Социалистического движения Казахстана.

Но если аресты и суды еще как-то можно втиснуть в рамки закона, то убийство Ж.Турбаева, поджег дома заместителя профсоюза работников Каражанбаса Асламбека Айдарбаева, а также избиение неизвестными жен нефтяников на автостанции Жанаозена, скорее, напоминают былые времена США, когда для расправы над профсоюзниками работодатели заключали соглашения с мафией.

Наблюдатель от Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Галым Агелеуов почти месяц находится в эпицентре событий. Он считает, что власти могли бы решить этот конфликт, однако не хотят портить отношений с крупнейшими работодателями региона. Сам Галым неоднократно сталкивался с произволом, когда его, как и некоторых корреспондентов в нарушении закона не пускали на открытый процесс по делу Соколовой. 13 июля в Жанаозене с него взяли объяснительную, а также сняли отпечатки пальцев, когда он пытался выяснить в полиции детали судьбы арестованной ранее дочери активиста забастовки Розы Тулетаевой.

«Бастующие уже третий месяц пытаются «достучаться до небес», что-то изменить, обратить внимание властей, депутатов, акима, руководства компаний. Но они как стояли на своем, три месяца назад – так стоят и сейчас. И никакого сближения так и не произошло. Хотя бы для начала руководства компаний могли бы восстановить часть уволенных рабочих», - высказывается Галым Агелеуов.

«Главное сейчас показать людям, что они не остались один на один со своими проблемами», - говорит он. – «А закона в этом регионе все равно нет».

Забастовка работников нефтяной отрасли стала самой массовой и продолжительной за всю историю Казахстана. Начавшись в мае этого года с конфликта между двумя сторонами профсоюза, она охватила целый ряд предприятий, расположенных в разных частях нефтеносной Мангистауской области.

Всего за время забастовки, в которой участвует по разным оценкам до восьми тысяч рабочих, было уволено, по данным Социалистического движения Казахстана, около восьмисот сотрудников. Вместе с тем, национальная компания «Казмунайгаз», куда входят структуры с иностранным управлением, на которых идет забастовка, сообщила о том, что снижение добычи нефти составляет уже до двух тысяч тонн в сутки. «Также забастовки повлекли за собой падение стоимости акций, уменьшилась оценка выручки компании, выросли ее репутационные риски», говорится в заявлении национальной компании.

Кто первым пойдет на уступки – иностранный работодатель, поддерживаемый местными властями, или бесправные работники, пока неизвестно.

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»