24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Вопрос вопросов: Кто сядет на киргизский наркотрафик?

30.08.2011 13:57 msk, Николай Левин

Границы Кыргызстан Интервью

Кыргызстан объявил о том, что всерьез начинает бороться с афганским наркотрафиком. Насколько обоснованна эта заявка? Долго ли будет продолжаться борьба? И как воспринимают усилия своих кыргызстанских коллег российские спецслужбы? Об этом обозреватель «Ферганы» Николай Левин побеседовал в Москве с высокопоставленным представителем одной из российских силовых структур, пожелавшим не афишировать свое имя.

- В этом году Вы побывали в Кыргызстане в командировке. Как расцениваете ситуацию, которая там складывается?

- Ну, если очень коротко, то наркотрафик как шел, так и идет через Кыргызстан. Самую серьезную опасность, как Вы понимаете, представляет контрабанда опиатов, в первую очередь героина. По нашим оценкам, через Киргизию из Афганистана ежегодно поступает порядка 20-25 тонн героина и опия. В 2010 году объем поставок вырос, поскольку с трафиком мешало бороться общее безвластие в стране. Сейчас его величина регулируется уже не столько усилиями правоохранительных органов, сколько ограниченной потребностью рынка: Россия столько героина «переварить» просто не в состоянии. Схемы, в общем-то, хорошо известны, ключевые организаторы этого «бизнеса» тоже. Не могу сказать, что спецслужбы этой страны совсем бездействуют. В частности, воссоздан Комитет по контролю за наркотиками, который был ликвидирован при Бакиеве. В нынешнем году в сотрудничестве с Комитетом было проведено несколько задержаний, последняя громкая совместная операция прошла под Екатеринбургом буквально на днях. Но основной поток отравы все равно проходит мимо наркоборцев.

- Почему?

- Я думаю, не раскрою большой тайны, если скажу, что этот «бизнес» крышуют большие люди из силовых и других государственных структур. Поэтому местных наркобаронов не то, что не хотят арестовывать, их даже не могут выгнать, скажем, из системы МВД.

- Вы сказали, что схемы трафика не представляют особой тайны.

- Разумеется. Героин приходит сначала в Горный Бадахшан, в Таджикистан. Затем его разными путями, в том числе пешком и гужевым транспортом, доставляют в Кыргызстан, в Чон-Алай. Оттуда, уже автотранспортом, белый порошок (хотя на самом деле афганский героин, скорее, кремового цвета) доставляется автомашинами на базы в Оше и Джалал-Абаде. Далее груз отправляется по одному из двух маршрутов. Первый – в соседний Узбекистан. Это ведь только для простых людей граница закрыта, а для трафика – нет. Второй маршрут — по автотрассе и через горы в Чуйскую область. Там опять-таки возможны два варианта: либо героин отправляют в Кара-Балту, а оттуда уже в Казахстан и далее в Россию, либо складируют в Бишкеке, откуда небольшую часть везут в различные российские города пассажирскими авиарейсами, а основную массу опять-таки перебрасывают через казахстанскую границу для последующей перевозки в Россию.

- Чем таким знаменита Кара-Балта? Почему одна из перевалочных баз оказалась именно там?

- Потому что в этом городе базируется ОПГ Алмаза Бокушева (кличка Бокуш), спортсмена 1960 года рождения, который держит в Кара-Балте спиртзавод. Он и его люди таскают через границу в Казахстан контрабандный спирт, а заодно и героин. Канал давно отлажен. Насколько я помню, Бокуша в прошлом году пытались арестовать, но его боевики осадили отделение милиции и «авторитета» отпустили, а свидетель совершенного им преступления сказал, что ошибся. Так все и продолжается.

- Вы и остальных ключевых участников трафика можете назвать по фамилиям?

- Ну, если Вы не боитесь об этом написать… Мне-то что… Пожалуйста. На Памире, в Таджикистане, сейчас на первые роли в организации трафика, по нашим данным, выдвигается крупный заправила по имени Саламшо, бывший полевой командир.

- Это который? Мухаббатов?

- Да, он. Спортсмен, борец, у него какие-то серьезные спортивные титулы были. В годы гражданской войны – крупный полевой командир объединенной оппозиции, руководитель обороны Ванчского района. С 1994 года - председатель Совета джихада Бадахшана.

В 1998-м, когда произошло замирение, его на короткое время назначили председателем Комитета по нефти и газу Таджикистана. У Мухаббатова хватило ума держаться скромно, чтобы его не застрелили, как многих бывших соратников по оппозиции. В тень ушел, никаких должностей больше не занимает. В последние пять лет Саламшо совсем притих. И вот - рулит трафиком. Несколько лет назад конкуренты пытались его отравить, но ничего, выжил.

- А мне в Оше на Абдуллу Назарова грешили, главного чекиста Горного Бадахшана…

- Ну, не знаю, у его таджикских коллег к нему претензий нет. Говорят, что «слухи не подтверждаются». Хотя он ведь тоже из бывших оппозиционеров, из боевиков, в Афганистане в свое время отсиживался. Но вот работает начальником управления госбезопасности по ГБАО (Горно-Бадахшанской автономной области). В Таджикистане с нами [Россией] не очень-то охотно контактируют, американцы взялись их границу «укреплять». Пусть разбираются…

- Допустим. А дальше?

- Дальше, как я говорил, Чон-Алайский район. Ош и Джалал-Абад. Кыргызстанские милиционеры, барыги и политики. Я могу подтвердить, что родственники [брата бывшего президента] Жаныша Бакиева, по моим сведениям, серьезно влияли на наркотрафик. Но и милиционеры своего не упускали. Из высокопоставленных сотрудников органов внутренних дел значительную роль в трафике играл Шеркозу Мирзакаримов, бывший при Бакиеве первым замминистра внутренних дел.

Потом Мирзакаримов сбежал вместе с Курманбеком Бакиевым, бегает теперь где-то. Но передал эстафету Фуркату Усенову, замминистра внутренних дел Киргизии по Югу. Его, правда, заменили на этом посту, в апреле.

- И где теперь этот Усенов?

- Я слышал, что его оставили в распоряжении управления кадров МВД. Направят его куда-нибудь, наверное. А политическое лобби наркобизнеса сидит себе совершенно спокойно, даже в парламенте.

- Что же оно там лоббирует, какие законы?

- При чем тут законы… Мы же не опасаемся, что нарколобби в Киргизии примет, например, закон, легализующий марихуану. Нет, роль этих политиков простая: поддерживать состояние бардака в правоохранительных органах Кыргызстана, защищать наркопреступников от преследования, действовать так, чтобы все спецслужбы страны просто боялись связываться с крупными боссами из опасения нажить крупные политические неприятности. У них же там все по квотам в парламенте, кого какая партия назначает. Пока так все и продолжается, разговоры о борьбе с наркомафией – это просто для самоуспокоения.

- Вы сказали - политики? Например, кто?

- Вам так важно это знать? Да чего далеко ходить, вот Камчибек Ташиев, возглавляющий партию «Ата-Журт», сидит в парламенте. В той ветви трафика, которая ведет с юга Киргизии в Узбекистан, как мы подозреваем, он играет одну из ключевых ролей, и давно уже. А средства, полученные таким путем, отмывает через свою сеть автозаправок «Томас». Он лично встречался несколько раз с вышеупомянутым Саламшо, причем как на территории Таджикистана, так и в Кыргызстане, и это документировали.

- Кто документировал? Зачем?

- Ну, зачем-зачем… Чтобы было. В бытность министром МЧС у него не заладились отношения с некоторыми большими людьми из бакиевского окружения. Мне так рассказывали... Я не хочу вникать в эти подробности, это к моей работе прямого отношения не имеет. Но Вы, кстати, знаете, что на Камчибека Ташиева еще до переворота 2010 года заводили уголовные дела? Поймали на масштабных хищениях в системе министерства по чрезвычайным ситуациям. Там были массовый и необоснованный перерасход зарплаты, по его приказам покупали технику по вдвое завышенным по сравнению с реальными ценам. А потом 7 апреля, во время восстания, эти уголовные дела странным образом сгорели прямо в здании Экспертно-криминалистического центра МВД. Хотя их, по-моему, официально не закрывали.

Но это к слову, просто, чтобы Вы поняли, почему он находился под присмотром. А по нашей основной теме - да, он серьезно засвечен. И он сам, и его близкая связь – «положенец» по городу Джалал-Абаду Кадыр Досонов по кличке Дженго, 1971 года рождения, который вплотную курирует узбекистанскую линию наркотрафика. Досонов – фигура в криминальном мире Кыргызстана очень серьезная, он связан с такими крупными главарями, как Коля-Кыргыз (Кольбаев), Анапияев, Маматов («Покиш»). От него тянутся связи к очень влиятельному на юге клану финансистов Айдаровых. У Дженго, кстати говоря, недавно сына, Бексултана, арестовали в Киргизии с 39 килограммами афганского гашиша. Интересно, откупится в итоге или нет.

- А какая часть наркопотока уходит по «узбекскому» каналу?

- По нашим оценкам, около трети всего объема, проходящего через юг Кыргызстана.

- Если есть серьезные подозрения, то почему Ташиева не трогают?

- Его попробуй тронь. Сам, кого хочешь, тронет. Вы же недавно в «Фергане» и писали о том, почему его люди избили сотрудника госбезопасности Кыргызстана при исполнении им служебных обязанностей. Только вы немножко ошиблись.

На самом деле все примерно так и было, сотрудники ГКНБ «пасли» уголовного авторитета, причем именно по наркотической теме. У вас написано, что это был Дженго, но на самом деле не он, а Закир Кыдырбаев по кличке Зака, уроженец Каракуля Джалал-Абадской области. В тот день он отобедал в ресторане в районе улиц Баха-Кольцевая и попутно получил «товар». Его взяли под наблюдение.

И вот Зака заходит в дом к Ташиеву. К слову сказать, возможно, он не только по деньгам хотел отчитаться, но и часть героина оставить (среди «гвардии» Ташиева есть наркозависимые, которых он героином поддерживает). Следившие за ним даже не поняли, чей именно это дом. А рядом с домом Камчибека есть пригорок, с которого виден двор. Сотрудник госбезопасности пошел туда посмотреть, но его, что называется, «выкупили» ташиевские часовые. Затащили во двор, стали избивать. Парень показал служебное удостоверение, но их это не остановило. Уголовное дело тогда тоже завели, но оно зависло.

- А что за гвардия?

- У Ташиева сейчас под ружьем серьезные военизированные формирования, порядка двух сотен «штыков». Основу составляют спортсмены, которых Ташиев спонсирует (в том числе тех, кто занимаются национальной борьбой куреш). Но не только. Есть и просто уголовники.

Есть версия, достаточно обоснованная, что от Ташиева пришел заказ на устранение «Черного Айбека» Мирсидикова из Джалал-Абада, который оказался его конкурентом по вопросам наркотрафика.

- Так у Айбека же был тогда серьезный конфликт с Кадыржаном Батыровым, это всем известно.

- Конфликт был. А «исполнили» Айбека, тем не менее, очень профессионально. Слишком профессионально для местечковых разборок. И, насколько я знаю, сделали это люди, связанные со спецслужбами Узбекистана, и оттуда прибывшие.

- При чем здесь узбекистанские спецслужбы?

- А Вы думаете, кто курирует трафик на той стороне? Они же. И тот поток, который непосредственно идет из Афганистана в Термез через «золотой мост», и то, что просачивается через границу с Кыргызстаном, якобы закрытую. В состав какого ведомства входит пограничная служба Узбекистана? Правильно, в СНБ.

- Так Камчибек Ташиев с ними сотрудничает, что ли?

- Ну, я не утверждаю, что он прямо давал подписку. Это не обязательно. Просто есть подозрения, что у них имеются общие деловые интересы на наркотропе.

- По-Вашему, что будет, если осенью президентом Кыргызстана окажется избран человек, связанный с наркомафией? Какой будет реакция России?

- Вы полагаете, она будет просто следить за происходящим? Вряд ли. Все-таки мы учимся на собственных ошибках. Второй Бакиев на президентском троне никому не нужен. Кыргызстан – суверенная республика? Отлично, вопросов нет! Народ Киргизии может избрать себе президентом кого угодно, я не спорю. Ну, и сам же ответит за последствия своего выбора.

В данном случае, если произойдет то, о чем Вы говорите, реакция должна быть очень понятной. Во-первых, введение визового режима для граждан Кыргызстана. Об этом Борис Грызлов говорил уже в отношении Таджикистана, но тут и Киргизия, получается, не далеко уйдет.

Во-вторых, мы настоим на том, чтобы реально закрыли южную границу Таможенного союза, то есть границу Киргизия-Казахстан. Сейчас там просто столпотворение. Разрешили для частных нужд провозить 50 килограммов товаров. Фуры с китайским ширпотребом разгружают у погранпереходов, фасуют по сумкам, и носильщики несут их на ту сторону. Что они там еще волокут, никто не знает. Я полагаю, с этим пора кончать. Российским спецслужбам обо всем этом прекрасно известно, но они пока закрывают глаза, помогают народу Кыргызстана заработать на кусок хлеба в тяжелое время. Но если новый президент сядет на наркотропу – все сразу закончится. Никаких «челноков», никаких носильщиков. Вот такой, думаю, будет первая реакция, а там посмотрим.

- А сам Кыргызстан серьезно страдает от наркоагрессии?

- Естественно. В этом году в Киргизии, как мне говорили коллеги, количество официально зарегистрированных наркоманов впервые перевалило за десять тысяч человек. Официально! Чтобы понять реальную цифру, это количество нужно умножить, я думаю, на пятнадцать. Для страны с населением в пять миллионов человек это очень много. И мне кажется особым цинизмом, когда политики говорят о развитии киргизской нации, а при этом травят киргизов дурманом. Кыргызстанцы такого не заслужили.

Беседовал Николай Левин

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА