19 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Вступление в Таможенный союз ударит по реэкспорту и подстегнет развитие собственных производств

08.11.2011 16:57 msk, Е.Иващенко

Экономика Кыргызстан

В 2012 году Кыргызстан может стать членом Таможенного Союза, что, по мнению специалистов, несет стране определенные риски.

Напомним, что Киргизия с 1998 года состоит во Всемирной торговой организации (ВТО), одним из требований которой является установление таможенной пошлины на все импортные товары на уровне 5,1 процента. Тариф Таможенного союза больше в два раза и составляет 10,6 процента. Таким образом, одним из результатов вступления Кыргызстана в ТС станет двукратное увеличение национального таможенного тарифа - до 10,6 процента, что приведет к росту цен на продукцию, импортируемую из стран, не входящих в ТС. Кроме того, как только Кыргызстан увеличит свои таможенные пошлины, ему придется выплатить «компенсационные изменения» ведущим с ним торговлю государствам-участникам ВТО.

Рост цен и безработица

Общественный фонд «Эгалите» исследовал тему и установил, что если Кыргызстан вступит в Таможенный союз, его ожидают следующие риски:

1. Рост цен на импорт из стран так называемого дальнего зарубежья. Наиболее существенно могут подорожать потребительские товары из Китая, поскольку в отношении этой страны применяется ставка таможенной пошлины по весу товара, а не по его стоимости.

2. Сокращение налоговых поступлений в республиканский бюджет. По итогам 2009 года налоговые поступления от деятельности оптовых рынков Дордой и Кара-Суу составили 427,5 млн. сомов ($1=45,7 сома). Но уже в 2010 году вследствие сокращения торговли из-за закрытия границ налогов было собрано меньше - 351,3 млн. сомов. Очевидно, что тенденция к уменьшению сохранится.

3. Дополнительные расходы бюджета. На содержание комиссии ТС необходимо порядка 267 млн. рублей в год. Распределение голосов в комиссии следующее: Россия - 57 голосов (долевой взнос 152,19 млн. рублей), оставшиеся 43 голоса поровну распределены между остальными участниками Союза (по 57,4 млн. рублей). Решающий голос при принятии решений всегда будет у России. Если Кыргызстан вступит в Таможенный Союз, он получит 14,3 голоса и его взнос составит 38,18 млн. рублей, или 58,03 млн. сомов в год. Эти средства необходимо будет предусмотреть в государственном бюджете.

4. Сокращение реэкспорта. Исследование проводилось на трех крупнейших рынках страны - Дордое, Мадине и Кара-Суу (первые два находятся в Бишкеке, третий – на юге страны). 75 процентов киргизского импорта из Китая реэкспортируется в соседние страны, при этом большая часть поступает в Россию. Сокращение реэкспорта затронет 300 тысяч человек, занимающихся предпринимательством на рынках Кыргызстана. 170 тысяч из них работают на крупнейшем в Центральной Азии рынке Дордой, при этом лишь 56 тысяч человек трудятся официально. Таким образом, вступление в Союз может стать убыточным, в первую очередь, для предпринимателей, занимающихся реэкспортом китайских товаров и оптовой торговлей.

«Мы обречены производить»

О целесообразности вступления Киргизии в Таможенный союз «Фергана» побеседовала с президентом Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Кыргызстана Сергеем Пономаревым.

- Целесообразно ли Киргизии вступать в Таможенный союз?

- Если вступление в Таможенный союз будет непродуманным и поспешным, пройдет без согласования со всеми бизнес-ассоциациями, которые представляют разные сектора экономики, последствия будут плачевными, потому что почти во всех секторах экономики нашей страны существуют проблемы. К вопросу вступления в ТС надо подходить прагматично. Радует, что среди политиков и бизнес-сообщества есть понимание, что спешить в этом вопросе губительно.

-Какие проблемы Вы имеете в виду?

- Мы, бизнесмены, уже давно говорим о том, что нужна государственная программа развития рынков. Когда вступление в ТС стало неизбежным, мы начали кричать, что у нас кризис на двух крупнейших рынках страны - Дордое и Кара-Cуу. В 2008 году начался ипотечный кризис в Казахстане, в 2009 году произошел мировой финансовый кризис, в 2010 году Казахстан закрыл границы, далее в стране произошли апрельские и июньские события. А с 1 июля 2011 года заработал Таможенный союз. Все это привело к снижению товарных потоков. Таким образом, начиная с 2008 года, стратегические для Кыргызстана рынки Дордой и Кара-Cуу переживают не лучшие времена.


Сергей Пономарев. Фото ИА «Фергана»

Мы, те, кто непосредственно работает на местных рынках и знает их изнутри, стали говорить, что рынки нуждаются в поддержке. Тогда в связи с планами вступления в ТС Министерство экономического регулирования разработало проект Программы развития рынков Дордой и Кара-Cуу. Но когда мы получили этот проект, ужаснулись: он не решает проблемы. Я вышел на премьера, рассказал о наших проблемах и заявил, что программа не соответствует действительности. Тогда нам предложили разработать проект совместно с представителями Минэкономрегулирования. Была создана новая рабочая группа, которая поменяла видение этого проекта.

Аналогичные программы необходимо разработать для всех секторов экономики, потому что их цель – сгладить те противоречия и конфликты, угрозы и потери, которые могут возникнуть при вступлении в ТС.

- А если власть не примет «вашу» программу?

- Тогда самые крупные рынки - Дордой и Кара-Cуу - понесут большие убытки. Но это опять же палка о двух концах, ведь еще не вступив в ТС, мы уже имеем эти проблемы, так как произошли внешние перемены, о которых я говорил выше. Если внедрить «нашу» программу, у нас будут пролонгации и каникулы при вступлении в ТС, как у нашего соседа Казахстана. Все это снизит риски и угрозы для Киргизии.

- То есть, Вы предлагаете вступать в ТС поэтапно?

- Однозначно. Повторю, Казахстан тоже вступал не сразу. Основная проблема при вступлении в ТС – это цена на растаможивание товара, которая сейчас у нас составляет 28 центов, а после присоединения к ТС увеличится, в среднем, до 4 евро.

Когда я только узнал, что мы вступаем в ТС, я не совсем положительно отнесся к этой идее. Но потом начались переговоры с правительством о том, что, вступая в ТС, мы возьмем каникулы на растаможивание. Однозначно, мы не вступим в ТС в 2012 году, процесс займет больше времени. Но, к примеру, становимся членом ТС с 1 января 2013 года и говорим, что вместо 28 центов у нас будет 38 центов, в 2014 году – 58 центов, а на 4 евро переходим по истечении 2018 года. То есть, мы должны подготовиться к тому, чтобы быть конкурентоспособными.

Таможенный союз - объединение граничащих друг с другом государств, в рамках которого создается единое экономическое пространство для развития беспошлинной торговли, а также установление повышенных таможенных пошлин на внешних границах объединения. В объединение входят Россия, Белоруссия и Казахстан. Документы о создании с 1 января 2010 года Таможенного союза были подписаны в Минске 27 ноября 2009 года.
- В чем плюс присоединения Кыргызстана к ТС для его нынешних членов?

- Главное, что казахстанские и российские политики реально оценивают Кыргызстан - как некую площадку для создания совместных предприятий, где есть люди, которые умеют трудиться, есть дешевая рабочая сила и все те элементы, которые являются важной составляющей себестоимости.

Но мы серьезно отличаемся от соседей, потому что Казахстан, в целом, - более промышленно развитая страна, а Кыргызстан пока делает акцент на реэкспорт. Для изменения ситуации и облегчения процесса вхождения в ТС программа развития рынков ставит целью наладить собственное производство товаров для этих рынков. Во всем мире проблема заключается не в том, чтобы произвести товар, а в том, чтобы его потом продать, поэтому сегодня самое главное – это рынки сбыта. У ТС превосходные рынки сбыта, которые нарабатывались 20 лет. Но у нас нет возможности использовать их в полной мере, так как существует проблема производства товара.

На Дордое и Кара-Cуу работают 154 тысячи швейников, неофициально есть еще около 100 тысяч человек. Но нельзя однозначно утверждать, что вступление в ТС сильно обрадует швейников. Дело в том, что у нас не производятся ткани, а это - 50 процентов себестоимости товара. Ткань, в основном, поставляется из Турции и Китая. Но, в целом, швейники больше приветствуют вступление в ТС, чем реэкспорт.

Работники Дордоя и Кара-Cуу уже пережили первый испуг от того, что после прихода Кыргызстана в Таможенный союз границы с другими странами будут закрыты. Границы уже закрыты и проблемы налицо, то есть - от нашей позиции в Союзе это не зависит. Будущее у Дордоя есть только в том случае, если мы его перепрофилируем с реэкспорта на торговлю товарами собственного производства.

У нас нет цели производить и реализовывать только собственный товар, это недостижимо. Но если за три-четыре года хотя бы 30-40 процентов товаров будут нашего производства, а остальные 60-70 - реэкспорт, то рынки будут жить.

- Что Вы можете сказать относительно других секторов промышленности?

- Помимо швейных изделий мы можем производить обувь. Сейчас нам надо начать развивать хотя бы эти два сектора.

В пошиве одежды сегодня мы можем составить конкуренцию Китаю. Если нам удается выдавать хорошее качество по низкой цене, то мы конкурентоспособны. У нас есть еще одно преимущество: дешевая рабочая сила. С одой стороны, это минус, так как люди получают маленькую зарплату, но когда мы начинаем выстраивать себестоимость товара, это становится плюсом.

Дешевая электроэнергия, с одной стороны, это минус, потому что энергетика не может дальше развиваться, выстраивать новые линии и заменять устаревшее оборудование. С другой стороны, это плюс, потому что население не настолько богато, чтобы много платить за электричество. Также по сравнению с другими странами у нас низкие цены на аренду земель и помещений.

Нет ни одного товара, стоимость которого не будет включать в себя рабочую силу, электричество и аренду помещения. Если наш народ трудоспособен и умеет качественно работать, то у него есть будущее.

Возьмем сельское хозяйство. Большая часть сельхозпроизводителей уже готова вступить в ТС. Кроме производителей зерновых, потому что дотации, которые получают фермеры России и Казахстана, несоизмеримы с теми, которые выдает наше государство. Наши зерновые не конкурентоспособны, мы не сможем вырастить такую пшеницу, которую выращивают в Казахстане, - ни по качеству, ни по цене. Это касается всех зерновых культур.

Наши производственники также опасаются, что не смогут составить конкуренцию своим коллегам из стран-членов ТС. К примеру, в России есть крупные производители обычных пельменей, они имеют сети по всей стране. Их рекламный бюджет в разы превышает бюджет любого нашего производителя пельменей. И россиянам ничего не стоит прийти и вытеснить наших производителей.

17 октября вице-премьер Киргизии Омурбек Бабанов заявлял, что поднимать на высоком уровне вопрос о вступлении Киргизии в Таможенный союз пока преждевременно: сначала необходимо обсудить многие вопросы, в том числе вопрос льготного периода для республики в определенных секторах экономики, «своеобразных каникул, чтобы мы могли предоставить возможность людям, которые сейчас работают в определенных секторах, найти себя в каком-либо другом направлении, так как все прекрасно знают и понимают, что у нас на сегодняшний день уровень людей, занятых в сфере обслуживания и торговли, очень высок». Если Киргизия станет членом этого экономического альянса, считает Бабанов, то безработными окажутся несколько десятков, а то и тысяч ее граждан, которые сейчас причастны к деятельности двух крупнейших в Центральной Азии вещевых рынков – Дордой и Кара-Суу.
Не смогут выдержать конкуренцию и наши транспортные компании. Например, уже сейчас торговцы предпочитают нашему разбитому КамАЗу, на который можно загрузить 10 тонн товара, китайскую фуру, которая вмещает 50 тонн.

Наша сельхозпродукция является экологически чистой. А это, в условиях почти повсеместного распространения ГМО, преимущество весомое. Сельхозпродукция конкурентоспособна и по цене, и по качеству. Но у нее нет никакой логистики. Я изучал логистику в Европе, и знаю, что во Франции, например, стоит гигантское логистическое оборудование для упаковки яблок, которое способно перерабатывать 12 тонн яблок в час: моет, сушит, сортирует, калибрует. Наша же продукция, которая сегодня уходит в Россию, предназначена для очень узкого сегмента рынка. Мы работаем только с рынками, которые получают товар в мешках и коробках, в которых ничего не сортируется и уже есть тридцать процентов гнилья. А 90 процентов более качественных товаров приходят в Россию из Египта, Израиля и так далее, они попадают на прилавки супермаркетов. К сожалению, за 20 лет мы не научились работать так, как требуется.

- То есть, теоретически, вступление в ТС должно подтолкнуть кыргызстанцев лучше работать, развивать собственное производство.

- Совершенно верно. Такое стремление должно быть, иначе членство в ТС нам дорого обойдется.

Мы вынуждены интегрироваться, потому что у нас, например, в отличие от Грузии, нет морского порта. У нас есть рядом Китай, Афганистан через Таджикистан. Конечно, надо выходить на глобальный рынок, а для нас это - Россия и Казахстан.

При этом не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что Россия стремится вступить во Всемирную торговую организацию, как и Казахстан и Белоруссия.

- Сможет ли Киргизия одновременно выполнять требования ВТО и ТС?

- Для ясности отмечу, что ВТО предусматривает вступление тех или иных стран и союзов в другие альянсы. Но камнем преткновения является вопрос выплаты компенсаций, по нему существуют две точки зрения. Первая заключается в том, что при вступлении в ТС Кыргызстан обязан заплатить компенсацию странам, с которыми мы договаривались в период присоединения к ВТО. Например, мы договорились с Францией об определенной тарифной ставке, потом мы приходим и говорим, что теперь, после вступления в ТС, мы будем работать по другой ставке. Естественно, что их предприниматели будут нести убытки, которые мы должны возмещать. И так нам надо будет согласовывать ставки с каждой страной. Однако наши российские партнеры, в частности, ответственный секретарь таможенной комиссии ТС Сергей Глазьев на прошедшем в апреле бишкекском экономическом форуме заявил, что если нас обяжут выплатить компенсации, российская сторона будет готова взять это на себя. Есть другие эксперты, которые говорят, что механизмы выплат компенсаций в ВТО не прописаны. Кто прав, узнаем в ближайшее время.

Но хочу вернуться к тому, что Россия уже в декабре этого года может вступить в ВТО, Казахстан – в первом полугодии следующего года, Белоруссия - пока нет. Кыргызстан уже является членом ВТО. То есть, допустим, если Россия вступает в ВТО, потом Казахстан, однозначно изменятся тарифы внутри ТС, причем в сторону понижения. В такой ситуации для нас значительно снижаются риски и опасности при вступлении в ТС.

20 октября в Санкт-Петербурге было заявлено, что Таможенный союз готов рассмотреть заявку Кыргызстана, но это не означает, что мы уже в ТС, это означает, что формируется рабочая группа, которая будет непосредственно заниматься этим вопросом, готовить специальный пакет документов, а на их согласование потребуется минимум один год. Плюс мы начинаем работать со странами ВТО, на это также потребуется время. Год-два мы будем заниматься этими делами. А в 2013 году ТС переходит на новую ступень – Единое экономическое пространство.

- Как вступление в ТС скажется на объемах ввозимых в Киргизию товаров и ценах на них?

- Пока мы не вошли в ТС и являемся участниками ВТО, у нас беспроблемный ввоз товара, например, из Китая, и проблемный вывоз его посредством реэкспорта в зону ТС. Эта проблема будет по-прежнему актуальна.

Что касается стоимости товара. Представим, что мы вступили в ТС, не договариваясь о каникулах на пошлины. Это будет неправильное решение, так как приведет к мгновенному удорожанию как импортируемого, так и производящегося внутри страны товара. Скажем, автомобили станут не средством передвижения, а средством роскоши. Напомню, что сейчас товары на Дордой привозят по ставке растаможивания в 28 центов за килограмм. Если вступим в ТС, то этот тариф вырастет до 3-6 евро. Теперь посчитаем: например, вы покупаете джинсы, в среднем они весят один килограмм, в их розничной цене уже заложен таможенный тариф в 28 центов. Если мы вступаем в ТС, то в их стоимость придется закладывать тариф уже в 4 евро. То есть они автоматически станут дороже на эту сумму. Понятно, что объем поставляемой продукции снизится.

Автоматически подорожают производимые нами продукты питания, так как цена зависит от спроса. Например, я, как производитель, продавал картофель по 10 сомов пятерым оптовикам. А теперь у меня 50 оптовиков, я повышаю цену, кто хочет - тот ее покупает.

Если войдем в ТС без подготовки и поэтапной политики, мы потеряем Дордой и Кара-Cуу. На Дордое работает 30 тысяч предпринимателей, еще 15 тысяч – в Кара-Cуу, плюс 150 тысяч швейников, и у каждого еще родственники работают на этих рынках. Да они просто снесут правительство! Чтобы этого не произошло, мы и предлагаем поэтапное вхождение в ТС.


На рынке «Дордой». Фото Dynameet.ru

- Власти согласны на постепенное вступление в ТС?

- Власти понимают, что к этому вопросу надо подходить с прагматической позиции. Партнерство со стратегическими партнерами (Россией, Казахстаном) действительно надо поддерживать. Понятное дело, что мы обречены жить друг с другом, и интерес есть с двух сторон.

- Многие аналитики расценивают вступление Киргизии в ТС больше как политический шаг.

- Как аналитик, я могу сказать, что нельзя воспринимать этот шаг только как политическое или только как экономическое решение. Следует вместо «или» использовать «и» - это и политическое, и экономическое решение. Чего больше – другой вопрос. По моим оценкам, здесь на 60 процентов политики и на 40 – экономики. Почему? Потому что мы действительно экономически не совсем готовы к этому шагу. Но политически он целесообразен.

Но с другой стороны, при грамотном вступлении в среднесрочной перспективе - от года до пяти лет, - в нашей стране начнутся улучшения. В долгосрочной - от пяти и более лет, - они будут однозначно. Мы можем потерять год и постоянно иметь проблемы еще 10-15 лет, или все-таки начать качественные преобразования и подготовить секторы экономики, вступить в ТС поэтапно и через три года почувствовать улучшения в жизни наших граждан. Кто сегодня придет к нам с инвестициями? Никто. Особенно после того, как власти переборщили с национализацией. Но если мы идем в ТС, то и к нам пойдут.

Страна не может бесконечно заниматься реэкспортом. Мы обречены производить. В свое время Китай резко стартовал и стал мировой фабрикой за счет важной составляющей – дешевой рабочей силы. Но только одного этого фактора мало, важно проводить грамотный менеджмент и на уровне государства, и на уровне бизнесменов. И тогда, рано или поздно, мы будем обречены на то, что наше государство станет конкурентоспособным во многих секторах экономики, как минимум на просторах СНГ. Не исключено, что потом нам станет мало только СНГ, и мы двинемся дальше.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА