27 Август 2014









Новости Центральной Азии

Укрощение журналиста по-узбекски: Приписать авторство и осудить

05.04.2012 13:57 msk, Соб. инф.

Права человека Узбекистан

На днях ташкентский журналист Виктор Крымзалов получил на руки постановление Хамзинского районного суда по уголовным делам, согласно которому 26 марта он был признан виновным по статьям 40 («Клевета») и 41 («Оскорбление») Кодекса об административной ответственности Узбекистана и оштрафован на 60 минимальных размеров заработной платы (МРЗП), что составляет 3.775.200 сумов (свыше $2000 по официальному курсу или около $1350 по реальному).

Вместе с ним был оштрафован на 20 МРЗП (1.258.400 сумов или $450) и 74-летний пенсионер Виктор Кирнос - герой опубликованной полгода назад на сайте Centrasia.ru статьи, авторство которой приписывается Крымзалову, но отрицается им.

В тексте постановления говорится, что «вина правонарушителей Кирноса В.С. и Крымзалова В.В. полностью доказана объяснительной потерпевших, составленными протоколами и другими материалами административного дела».

В той злополучной статье рассказывалось о судебной тяжбе Кирноса, у которого дальние родственники - граждане Израиля Жанна и Роман Шкарупины - отобрали жилье. В тексте говорилось, что Шкарупины, продав в Ташкенте три дома, в одном из которых был прописан и проживал Кирнос, вместо того, чтобы купить старику однокомнатную квартиру, «потратились на взятки своим доверенным лицам Татьяне Пустовой и Махмуду Артыкову». Пустова и Артыков посчитали себя оклеветанными и оскорбленными и подали иск против Кирноса и Крымзалова, который, по их мнению, и написал эту статью.

- Так можно «прижать» любого журналиста, - сказал «Фергане» Виктор Крымзалов. – Начнем с объяснительных записок «потерпевших». Они обвиняют нас с Виктором Семеновичем в клевете, мы в ответ обвиняем их в том же. Получается - слово против слова, не больше. Но почему «потерпевшие» имеют больше прав на доверие суда, чем мы с Кирносом?

Кроме того, журналисту не совсем понятно использованное в постановлении Хамзинского суда словосочетание «составленными протоколами», которые, якобы, полностью доказывают его вину.

Если имеются в виду протоколы, которые составлялись во время судебного процесса, то в минувший понедельник, когда Крымзалов и Кирнос знакомились с делом, они еще не были готовы. Секретарь судьи Даврон объяснил, что у него умерла близкая родственница, поэтому он еще не успел их подготовить, а с черновиками знакомиться бессмысленно – у него неразборчивый почерк.

- Дело житейское, никаких претензий к секретарю быть не может, мы бы подождали еще несколько дней, - продолжает Крымзалов. – Но если протоколы еще не готовы, зачем было спешить с постановлением суда? Может, именно поэтому в своем постановлении судья Мухторам Тургунова приписала мне слова, которые я не говорил? По тексту получается, что я не отрицаю свое авторство статьи, вызвавшей такую обиду у потерпевших. Но этого я не мог сказать.

Возможно, словосочетание относится к протоколам, которые составлял подполковник РУВД Хамзинского района Курбан Жуманиёзов, но Крымзалов утверждает, что таковых нет.

- Как я понимаю, протокол - это когда тебе задают вопросы, ты на них отвечаешь, а потом подписываешь то, что получилось, - поясняет Крымзалов. – Но в деле я таких протоколов не увидел, была лишь бумага с четырьмя моими строчками, где я написал, что обвинения противоположной стороны – сплошные домыслы и клевета.

Что касается «других материалов административного дела», то единственной «уликой» против журналиста является его объяснительная записка, где он признает, что писал статью для сайта Centrasia.ru, а также не отказывал в предоставлении информации своим коллегам.

- Но это совсем другая статья, и она, кстати, подшита к материалам дела. О «потерпевших» в ней ничего не написано, - говорит Крымзалов. - А отвечать на вопросы о том, что происходило на открытом судебном процессе, я имею право всем желающим - запретить это мне никто не может.

Кроме того, объяснительную записку Виктор написал не только не будучи ознакомлен с материалами дела, но даже не зная, что оно вообще возбуждено. Жуманиёзов попросил его описать свои взаимоотношения с Виктором Кирносом и свое участие в этом деле.

- Тут и гадать не надо – заказные и следствие, и процесс, и наказание, - считает журналист. – Судьи хотят выйти из зоны критики не только местных, но и зарубежных СМИ. А кроме того, хотят отбить у пострадавших от судебного произвола людей охоту жаловаться куда-либо, что ярко видно по судьбе Виктора Семеновича: старика не только незаконно оставили без крыши над головой и ограбили, но еще и оштрафовали за то, что он на это жалуется.


Виктор Крымзалов. Фото ИА «Фергана»

Все началось с мошенничества и клеветы

Истоки этого дела уходят еще в начало «нулевых» годов, когда престарелый ветеран Иван Шкарупин решил прописать в своем доме племянника Виктора Кирноса. Ветерану было под девяносто лет, жил один и очень хотел, чтобы кто-то находился рядом. Тем более, что в середине прошлого века Кирнос помогал дяде строить его дом и фактически постоянно проживал у него. В 1986-м году он собрал в дядином дворе металлический гараж для своей «копейки».

Все было по-родственному, близкие прописку племянника к дяде одобрили. Но когда Шкарупин ослеп и перестал вставать с постели, его невестка Лариса Шкарупина решила прибрать к рукам большой и удобно расположенный дом свекра.

Мешал этому только Виктор Семенович – старик безобидный, добрый, не умеющий ни поскандалить, ни защитить свои права. Чтобы избавиться от него, Шкарупина упросила родную сестру дяди Вани – Марию Степановну Харкевич, которая подписывала документы за брата, - поставить свою роспись под типовой доверенностью - якобы для оформления опекунства над престарелым Иваном Шкарупиным.

Мария Степановна подписала доверенность, ее заверил частный нотариус Хусан Казакбаев, который, по утверждению Харкевич, только удостоверился, жив дядя Ваня или нет, а его самого не расспрашивал.

После этого невестка Шкарупина прямиком отправилась в Мирабадский межрайонный суд по гражданским делам города Ташкента, где подала от имени дяди Вани иск, в котором потребовала выписать из дома Виктора Кирноса, мотивируя это тем, что тот, якобы, пьет, избивает дядю Ваню, отбирает у него пенсию, а в доме не проживает.

Судья Халиков заочным решением выписал старика из дома по статье 52 Гражданского кодекса на основании того, что он, якобы, не проживал там в течение полугода. Кирнос узнал об этом, когда ему на почте отказали в выдаче пенсии, и обратился за помощью к своему старому знакомому – журналисту Виктору Крымзалову.

Журналист пожалел старика

- Так получилось, что с самого начала моей журналистской карьеры мне поручали заниматься жалобами, поступающими в редакции, где я работал, - рассказывает Крымзалов. – Работа муторная, но людей было жаль. Пожалел я и Виктора Семеновича – теряется перед чиновниками и не может связать двух слов, денег на адвоката нет, грамотных родственников, которые могли бы выступить в суде в качестве доверенных лиц, тоже нет.

Крымзалов решил сделать для Кирноса исключение и нарушить свое правило – выступать в суде в качестве доверенного лица только по поручению редакций местных СМИ, - и взялся бескорыстно защищать старика.


Постановление суда. Фото ИА «Фергана»

Опустим все подробности многочисленных судебных процессов, остановимся только на некоторых деталях.

По жалобе Кирноса, отправленной в прокуратуру, был получен протест и назначено новое судебное разбирательство. Вместо скоропостижно скончавшихся Ларисы Шкарупиной и ее мужа Константина отстаивать наследство летом 2009 года из Израиля приехала с мужем Дмитрием внучка также уже скончавшегося дяди Вани – Жанна Шкарупина.

Первым делом израильские наследники сломали замки в доме и продали все имущество, принадлежавшее лично Виктору Кирносу – металлический гараж, сотню с лишним метров арматуры, мотороллер, запчасти для автомобиля, кондиционер, телевизор, магнитофоны и радиоприемники.

Оказалось, у них есть завещание, подписанное от имени дяди Вани в ноябре 2006 года посторонней гражданкой и оформленное тем же нотариусом Казакбаевым. В то же время, по письменным показаниям сестры дяди Вани Марии Степановны, весь ноябрь 2006 года она неотлучно находилась при тяжелобольном брате. Ключ никому не давала, сам брат дверь открыть не мог, а в ее присутствии нотариус в доме не появлялся.

Кирнос стал писать заявления в милицию, требуя возбудить уголовное дело по факту ограбления и подлога доверенности и завещания. Но из милиции его упорно отправляли в гражданский суд, где, указывая на то, что старик не доказал наличия у него в спорном доме имущества, упорно отстаивали правомерность лишения его жилплощади на основании все той же статьи 52, которая применима только к съемному жилью.


Постановление суда. Фото ИА «Фергана»

- Разумеется, Кирнос и его тетя Мария Харкевич по этому поводу писали всюду жалобы, Виктор Семенович бегал по адвокатам, правозащитникам, искал защиты у журналистов. Он использовал свои конституционные права, которые судья Тургунова, оштрафовав старика на 20 минимальных зарплат, решила отменить, - убежден Крымзалов.

«Слова «защитников» противоположной стороны - Махмуда Артыкова, представлявшегося на предыдущих процессах то адвокатом, то доверенным лицом, и доверенного лица Татьяны Пустовой – судьи слушают более уважительно. Может, потому, что у тех крайне безнравственная позиция, схожая с позицией судей? Старика вышвырнуть из дома, а то, что ему жить больше негде, – наплевать.

Артыкова и Пустову понять можно – их доверители, живущие за границей, за два года «отхапали» по наследству в Ташкенте два больших дома, сейчас хотят «проглотить» третий. И хотя доверители потратились на взятки основательно, все равно им остается на приличный гонорар. Если они попросят этих доверителей купить квартирку старику, что положено и по совести, и по закону, то гонорар этот станет, естественно, меньше».

(Выдержка из статьи «Узбекистан в пропасти безнравственности», задевшей авторов заявления на журналиста).

Журналист не отрицает, что также пользовался своими конституционными правами, не делая тайны из подробностей процесса. Он утверждает, что при этом сообщал только факты, подтвержденные документами, а люди уже сами делали выводы.

- Что касается статьи, которая обидела адвоката и доверенное лицо израильских наследников, то там все факты указаны точно. Но, действительно, есть журналистская ошибка – подозрения, высказанные в качестве утверждения. Я таких ошибок не делаю, иначе бы меня засудили еще лет двадцать назад, - поясняет Крымзалов.

Теперь журналист, как и его доверитель Виктор Кирнос, намерен обжаловать решение Хамзинского суда по уголовным делам в апелляционном порядке.

- Если это дело оставить просто так, то будет создан опасный прецедент, который позволит судить журналистов только за подозрение в авторстве каких-то материалов, возможно, даже специально подготовленных провокаторами, - считает Крымзалов. – Надо сначала доказать авторство, а потом уже осуждать журналиста.

Кроме того, ввиду специфики Интернета, нельзя подать в суд на журналиста, подпись которого стоит под статьей - по существующим правилам, в суд можно подать только на владельца сайта.

- Предположительно, в данном случае речь идет о двойном заказе: во-первых, со стороны властей, во-вторых, от так называемой потерпевшей стороны, которая, скорее всего, дала судье взятку. А иначе как понять вынесенный ею приговор, не подтвержденный ни одним доказательством вины журналиста и его доверителя? - восклицает председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов.

Утверждать, что судьи в Узбекистане - честные, «было бы просто смешно, никто не поверит, что судьи живут на 200 долларов в месяц – это абсурд. Все они давно уже превратились во взяточников, наплевавших на законы. Кто оплатил заказ, на той стороне они и будут», - добавил правозащитник.

* * *

Справка. Виктор Крымзалов родился в 1960 году. Окончил факультет журналистики Ташкентского государственного университета. Работал в различных газетах журналах Узбекистана. С 2000 по 2002 год вел еженедельные радиопередачи в прямом эфире на русском языке, транслировавшиеся на территории США по Радио «Надежда».

По результатам поездок в США в 2004 году и в Индию в 2005 году написал публицистические книги «Двухэтажная Америка» и «Индия в цветах». В 2004 году получил звание лучшего журналиста Узбекистана. Специализация – журналистские расследования. В прошлом году «выдавлен» из газеты «Частная собственность», где проработал по договору 8 лет. Сейчас сотрудничает с различными зарубежными СМИ.

В юности Крымзалов писал юмористические рассказы, сотрудничал с республиканской газетой «Пионерская правда» и радиопередачей «Пионерская зорька». «Взрослые» юмористические рассказы звучали в передаче «Опять двадцать пять» на главной радиостанции СССР - «Маяк».

В течение ряда лет вел отдел юмора «Своя компания» в республиканском журнале «ПрессТИЖ». В 2004 году юмористический рассказ «Полтергейст», написанный в соавторстве с Александром Свистуновым, был опубликован в украинском журнале «Реальность фантастики», который в этом году признан лучшим журналом фантастики. За последние три года Виктор Крымзалов становился лауреатом нескольких российских конкурсов научной фантастики.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА


РЕКЛАМА


Статистика, рейтинги



Яндекс цитирования


`