22 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Эй, Всемирный банк, обрати внимание!

По информации, полученной «Ферганой» из различных источников, стало известно, что в уборке хлопка на полях Букинского района Ташкентской области Узбекистана принимают участие тысячи жителей города Ангрена. Именно в Букинском районе реализуется проект, финансируемый Всемирным банком. А одним из условий кредитования является запрет на использование принудительного труда на данной территории. Налицо - нарушение правительством Узбекистана условий соглашения с международным донором. У наблюдателей складывается ощущение, что руководство Всемирного банка в упор этого не замечает. Детали - в редакционной статье, написанной по материалам наших корреспондентов.

Шефы и их подшефные

Накануне хлопкоуборочного сезона в ангренском хокимияте (администрации) состоялось важное собрание, в котором приняли участие руководители организаций города, представители городских служб, председатели махаллинских (квартальных) комитетов. На собрании была названа одна из первоочередных задач: осуществление «важной государственной программы» по сбору хлопка в Букинском районе, куда традиционно вывозят ангренских хлопкоробов.

Аккурат к этому времени хокимом (мэром) города И.А.Рахмановым, администрацией хокимията и неназванными «представителями общественности» был подготовлен план проведения хлопкоуборочной кампании. В соответствии с этим планом ответственными за сбор хлопка лицами были назначены сам ангренский градоначальник, прокурор А.Абдунабиев и начальник местного ГОВД В.Ибрагимов.


Маршрутное такси, привлеченное к вывозу «добровольных помощников» на поля Букинского района. Сентябрь 2015 г.

Дальше все развивалось по утвержденному плану: составлены списки хлопкоробов, выделены денежные средства для обеспечения сборщиков водой, питанием и транспортом. Накануне выезда хлопкоробов начальниками штабов и отрядов были приведены в порядок места предстоящего проживания хлопкоробов.

Практика принудительной отправки на сельхозработы людей, не имеющих никакого отношения к сельскому хозяйству, распространена в Узбекистане очень широко. Такие же детализованные планы составляются на крупных промышленных предприятиях. См., например, сообщение На хлопок под угрозой увольнения отправлены 3.500 работников АО «Узбекский металлургический комбинат».
В соответствии с тем же самым государственным планом было создано более сорока трудовых отрядов, в которых на протяжении всего хлопкового сезона будут собирать хлопок 12.000 работников промышленной, культурной и социальных сфер города. Отряды размещены в девяти фермерских хозяйствах Букинского района: «Бустон» - 7 отрядов, «Гулистан» - 2, «Г.Азаматов» - 5, «Ачамайли» - 4, «Паркент» - 5, «Кукарал» - 5, «Ю.Ходжиметов» - 4, «Мустакил Узбекистон» - 7, «Равот» - 5.

На сбор хлопка вывезли работников Ново-Ангренской ТЭС, Ангренской ТЭС, АО «Центр логистики Ангрен», ДЭТ «Ангрен - Пап», «Нефтьтранс», АО «Узбеккумир», АО ИИ «Ангрен РАСК» и других предприятий. Своих «добровольных помощников» на уборку выдвинули махаллинские комитеты, колледжи и лицеи.

Председатель одного махаллинского комитета рассказал нам, что от махаллей на хлопок нередко ездят домохозяйки, представительницы малообеспеченных семей, пенсионерки и безработные. Помощь в организации хлопковой компании махаллинцам оказал городской хокимият, БФ «Махалля», ОДМ «Камолот» и Ассоциация ремесленников «Хунарманд».

Из 100 курсантов ангренского отделения Организации содействия обороне (ОСО) Узбекистана «Ватанпарвар» около 50 уже собирают хлопок в Зарафабадском районе Джизакской области.

Частным предпринимателям, которых просто так на поля не отправишь, местные власти «предлагают» сдать на хлопковую компанию деньги, в среднем по 700000 сумов (примерно 150$ США).

Из Ангрена на сбор хлопка отправлено до 2000 человек работников сферы образования – это технический персонал, педагоги и воспитатели школ, колледжей и детских садов.

Хлопкоробы от ангренской медицины собирают «белое золото» в пяти фермерских хозяйствах Букинского района - «Ю.Хаджиметов», «Паркент», «Кукарал», «Мустакил Узбекистон», «Бахмал».

За исключением мардикоров (поденных рабочих) и малообеспеченных людей, добровольно выехавших на сбор хлопка с целью заработка, все остальные хлопкоробы в подавляющем большинстве участвуют в хлопковой компании вынужденно, под принуждением.


Выезд Ангренского гороно на сбор хлопка. Сентябрь 2015 г.

Среди хлопкоробов от учебных заведений, медучреждений, предприятий и других организаций традиционно много «наемников». Многие граждане, принуждаемые к сбору хлопка, готовы заплатить «наемнику» деньги (от пятисот тысяч до миллиона сумов) и отправить его в место себя в поле. Подобная ситуация также является красноречивым подтверждением принудительного характера всей хлопковой кампании.


Позиция Всемирного Банка

Все вышеописанные события можно было бы назвать вполне рядовыми, если бы не одно «но». Букинский район является единственной территорией кредитования Всемирного банка в Ташкентской области. Одно из обязательных условий выполнения проекта - запрет на использование детского и принудительного труда.

5-6 августа 2015 г. в Ташкенте прошел круглый стол, посвященный сотрудничеству между Узбекистаном и Международной организацией труда (МОТ). Участниками мероприятия были около 70 «трехсторонних» партнеров МОТ в Узбекистане. Это представители Министерства труда и социальной защиты населения, Федерации профсоюзов, Торгово-промышленной палаты и ряда других узбекских министерств и ведомств, а также представители МОТ, Всемирного банка, Международной конфедерации профсоюзов, Международной организации работодателей, ООН, ЮНИСЕФ и ЕС, а также посольств США, Германии, Швейцарии, Франции, Кореи и России.

Обсуждалась подготовка к мониторингу ситуации с использованием детского и принудительного труда во время предстоящей хлопковой кампании. Отмечалось, что мониторинг будет осуществляться МОТ и местными наблюдателями в районах реализации проектов, финансируемых Всемирным банком.

Речь идет о проекте развития сектора плодоовощеводства, для финансирования которого в апреле текущего года между Всемирным банком и правительством Узбекистана было подписано Заемное соглашение в размере 150 млн. долларов США из средств Международного банка реконструкции и развития.

Вышеуказанный проект реализуется в восьми областях Узбекистана: Андижанской, Джизакской, Ферганской, Кашкадарьинской, Наманганской, Самаркандской и Ташкентской, а также в Республике Каракалпакстан. (Проекты и операции Всемирного банка).

Следует отметить, что в прошлогоднем хлопковом сезоне Узбекистан в целом, за исключением некоторых случаев, отказался от использования детского труда на хлопковых плантациях. Но обратным «эффектом» такого развития событий явилось усиление эксплуатации граждан старше 18 лет.

На официальном веб-сайте Всемирного банка 12 июня 2014 года было опубликовано интервью Регионального директора Всемирного банка по Центральной Азии Сароджа Кумар Джа, в котором он разъяснил общую стратегию работы Всемирного банка в сельскохозяйственном секторе Узбекистана, позицию Всемирного банка в отношении использования детского и принудительного труда, а также рассказал о мерах, предпринимаемых Всемирным банком для предупреждения и искоренения детского и принудительного труда в проектах, финансируемых Всемирным банком.

Сародж Кумар Джа
В своем интервью С.Кумар Джа, в частности, сказал, что «Всемирный банк осуждает использование принудительного труда в любой форме и серьёзно относится к сообщениям о его использовании в хлопковом секторе Узбекистана». Вот еще несколько важных цитат из интервью директора ВБ по Центральной Азии.

«Всемирный банк, в тесном сотрудничестве с МОТ, работает с правительством Узбекистана над подготовкой к мониторингу хлопкоуборочной страды 2015 г. на территории проектов, финансируемых Всемирным банком...». «Все типовые тендерные документы Всемирного банка включают положение, запрещающее использование детского и принудительного труда по контрактам, финансируемым в рамках любых проектов с участием Всемирного банка. Более того, проекты, которые потенциально могут иметь отношение к производству хлопка в Узбекистане, включают меры по предотвращению случаев использования детского и/или принудительного труда в проектных зонах, включая, например, требования о соблюдении правительством национального законодательства о запрете детского и/или принудительного труда; о ведении мониторинга третьей стороной и создании механизмов обратной связи по вопросам детского и/или принудительного труда, связанным с деятельностью проектов или отмеченным в проектных зонах; требования к местным органам власти об оказании полной поддержки деятельности по мониторингу третьей стороной и принятии мер по обеспечению надлежащего выполнения всех необходимых мероприятий в этой связи; четкую стратегию землепользования, которая устраняет стимулы к использованию детского и/или принудительного труда по всей территории реализации проектов; проведение обучения и повышение осведомленности о трудовом законодательстве и нормативной базе по детскому и/или принудительному труду. Эти меры также отражены в обязательных для исполнения условиях, включенных в Соглашения о финансировании проектов Всемирного банка…».

«Узбекистан присоединился ко Всемирному банку в 1992 году. Миссия Всемирного банка в стране направлена на улучшение жизненного уровня населения, оказывая поддержку в проведении экономических реформ, в модернизации инфраструктуры и социальных секторов, а также предоставлении знаний и опыта правительству и населению Узбекистана. Общий объем текущих обязательств Всемирного банка Узбекистану составляет более 1,6 млрд. долларов США», - говорится на веб-сайте Всемирного банка.
«В октябре 2014 г. Всемирный банк подписал с МОТ Меморандум о взаимопонимании, предусматривающий сотрудничество, в рамках которого МОТ будет осуществлять МТС в отношении как детского, так и принудительного труда в ходе уборочной страды 2015 и 2016 гг. по стандартной методике МОТ. В марте 2015 г. достигнута договоренность с МОТ и Правительством Республики Узбекистан о том, что МОТ будет осуществлять реализацию МОС в 2015 и 2016 гг…».

«В целях обеспечения надёжности, наблюдатели будут периодически без предупреждения приезжать на сельскохозяйственные поля во время сбора урожая. Отбор участков для посещения будет проводиться по определенным критериям, обеспечивающим репрезентативность проектов и бенефициаров, и охват всех проектных зон. В дополнение к обратной связи с бенефициарами, МОТ задействует заслуживающие доверия местные заинтересованные стороны, хорошо осведомленные о любых потенциальных вопросах, связанных с принудительным трудом (т.е. местные органы власти, организации гражданского общества, научное сообщество и др.), чтобы узнать их мнение по любым фактам использования детского и/или принудительного труда, которые могут быть связаны с осуществлением проектов.».

Что происходит на самом деле

Казалось бы, Всемирному банку удалось договориться с узбекскими властями и обезопасить свои проекты от критики со стороны МОТ и правозащитников, традиционно обвиняющих Узбекистан в широком использовании принудительного труда. Однако реальная ситуация на хлопковых полях в Узбекистане очень далека от зафиксированных договоренностей.

Типичная телефонограмма, разосланная мэрами и губернаторами осенью 2015 г.

«...Претворяя в жизнь решения Кабинета Министров РУЗ от 28 августа 2015 г., и воспользовавшись благоприятными погодными условиями для полноценного сбора хлопка, предупреждая его порчу, было принято решение о привлечении сотрудников предприятий, невзирая на форму собственности, Учтепинского района к сбору хлопка....»
На примере Букинского района можно констатировать, что на территории действия как минимум одного проекта Всемирного банка принудительный труд на сборе хлопка все же используется. В связи с тем, что бюджетники задействованы на сборе хлопка повсеместно, не исключено, что со временем обнаружатся и другие районы, в которых соглашения правительства страны со Всемирным банком грубо нарушаются.

Однако собрать и задокументировать все нарушения со стороны правительства Узбекистана - случаи использования принудительного труда - довольно сложно. На международных наблюдателей надежды мало - слишком уж они малочисленны и слишком хорошо их контролируют чиновные структуры.

«В этом году МОТ в согласованном с правительством Узбекистана порядке будет проводить мониторинг по принудительному труду. Для этого организуют десять групп, в состав которых будут включены международные эксперты и два узбекских чиновника, если не ошибаюсь, это будут представители министерства труда, которые будут ездить по стране и встречаться с людьми. Теперь представьте, если они подойдут к кому-то и спросят: «Вас принудительно вывезли на хлопок?», то кто в присутствии двух чиновников ответит «Да»? МОТ не понимает этой простой вещи, или не хочет понимать», - рассказывала «Фергане» Умида Ниязова, руководитель Узбекско-германского форума по правам человека (УГФ), который ведет собственный мониторинг хлопкоуборочных кампаний в Узбекистане.

Серьезную помощь наблюдателям от Международной организации труда могли бы оказать те самые, указанные в интервью директора ВБ, «заслуживающие доверия местные заинтересованные стороны... т.е. организации гражданского общества...». Однако сильных и независимых НПО в стране давно уже нет, поэтому остаются лишь отчаянные одиночки-правозащитники и отважные журналисты, отправляющиеся на хлопковое поле, чтобы зафиксировать факты принудительного труда. И рискующие при этом быть избитыми, заключенными под стражу и даже обвиненными в шпионаже.


Выезд на поля работников ангренских предприятий. Сентябрь 2015 г.

И эта статья, в том числе, - результат такой работы журналистов, корреспондентов «Ферганы». Обратит ли уважаемое руководство Всемирного банка на изложенные здесь факты? Мы очень надеемся на это.

Другие публикации об экономике Узбекистана и принудительном труде - в наших постоянных рубриках Экономика, Права человека, Хлопок.

Международное информационное агентство «Фергана»

Статьи по теме:




  • РЕКЛАМА