11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Старики на обочине жизни

09.02.2016 11:47 msk, Хает Хан Насреддинов

Экономика Права человека Законы Узбекистан Общество

Каждый новый год в Узбекистане оказывается посвящен заботе о чем-то очень и очень важном. Так, например, год текущий был объявлен президентом страны «Годом здоровой матери». Наверное, на фоне повторяющихся свидетельств о массовой стерилизации женщин и катастрофическом положении медицинского обеспечения? А прошедший 2015-й год считался «Годом внимания и заботы о старшем поколении». Не потому ли, что сам президент страны не молод: ему уже 78 лет, более четверти века из которых он трудится на ответственной работе и уходить пока не собирается?.. И кто как не Ислам Каримов должен понимать проблемы и чаяния стариков? Именно к президенту обращает свою статью житель Ташкента, постоянный читатель и автор «Ферганы» Хает Хан Насреддинов.

* * *

То, о чем я напишу вновь, можно смело отнести к политике. К политике равнодушия и наплевательства на судьбы пожилых людей в стране. Власти в очередной показывают, что они в упор не видят проблемы и нищету обычных граждан, и вовсе не собираются что-то менять в их жизни.

На массиве Ялангач города Ташкент все еще функционирует «блошиный рынок». Там пожилые люди и пенсионеры продают все то старьё, что выбросить жалко, а продать за несколько рублей можно. Есть там и предприимчивые люди, которые продают там совершенно новые товары: сантехнику и бытовую технику. Но, скорее всего, это не рынок. Просто несколько десятков пожилых людей разложили на обочине дороги свои старые пожитки в надежде что-то выручить от их продажи.

Прямо на земле на чистых простынях и целлофанах можно найти все. Здесь и старая, но выстиранная и выглаженная одежда, лампочки, молнии, домашние инструменты, вычищенные тарелки и вилки. Открытки с Черного моря, наверное, память о поездке в отпуск в молодости, и красивый вид на Эльбрус как вторая, но уже несбывшаяся мечта. Люди продают все старое и ненужное им, но, возможное, необходимое кому-то другому. Они смотрят на заинтересовавшихся их вещами прохожих и стыдливо, и с тайной надеждой: а вдруг вещь понравилась и ее купят? Тогда на вырученные, пусть и небольшие, но все же деньги можно будет купить в ближайшем магазине немного свежих продуктов. И это поможет хоть ненадолго почувствовать себя полноценным человеком в стране с «удивительным экономическим ростом» и «запредельным благосостоянием».

Конечно, вся эта придорожная торговля - незаконная. Но участковые милиционеры не вмешиваются. Может, входят в положение нуждающихся и закрывают глаза на мелкое административное нарушение? А может, просто равнодушны к своим обязанностям и к людям на обочине дороги? Во второе я верю больше, потому что, признаюсь, и пытался бороться с нелегальным рынком посредством обращений в милицию и налоговый комитет, и просил местную администрацию найти помещение для этих несчастных людей, которые могли бы торговать своими пожитками на законных основаниях.

Равнодушие властей проявилось в простой отписке передо мной. У меня есть официальное письмо из налоговой службы, что этого рынка больше нет (а он есть и активно работает каждый день!), и ответ милиции, что «профилактическая работа с торговцами рынка проведена» и они больше не будут торговать. Через день пространство возле жилых домов вновь было заполнено торгующими людьми. Точно так же отреагировала и местная администрация. Мол, свободных мест для организации рынка нет, ровно как и нет средств для него. При этом на показушные плакаты о счастливой жизни в стране и возведение бесконечных заборов денег вполне хватает.

Чиновники равнодушны не только к гражданам страны. Они халатны и к своим прямым обязанностям. Вся незаконная торговля нарушает «Правила работы рынков и торговых организаций», а сила подписи этого документа - премьер-министра Ш.Мирзияева, - уступает в авторитетности районным чиновникам. По крайней мере, я делаю такой вывод. Ведь главный принцип в работе недобросовестных чиновников - не решить проблему, а грамотно отписаться.

Я много думаю, почему некоторое число людей нашей страны, выйдя на заслуженную пенсию, сразу становятся лицами второго сорта. Плохо одетые, экономящие на самом необходимом, в том числе и на лекарствах, но своевременно оплачивающие коммунальные услуги, наши пенсионеры вызывают и жалость, и уважение. Я уважаю их, потому что они не выходят на улицу с протестами, не злословят в адрес правительства и президента, и тем более не воруют. Они терпят свою нищую жизнь, молча глотая слезы. Они пытаются хоть как-то продлить свою уже никчемную жизнь. И, может быть, из-за безысходности они и не боятся смерти.

Барахолка в Ташкенте
«Жалость унижает человека», но я жалею этих стариков. Они всю жизнь верили в светлое будущее, но в этом будущем им, как оказалось, нет места. Мне противно, что сытые упорно не видят нищету нашей жизни. С упрямством, достойным ослов, повторяют лозунги о счастливой жизни и обеспеченной старости наших стариков, но не дают ответа, а почему тогда среди них так много нищих?

У них есть пенсии, которые выплачиваются почти своевременно. Есть дети, которые в силу возможностей поддерживают своих престарелых родителей. Есть социальная помощь государства в виде льгот и надбавок. Однако пенсионеры все равно не могут считать себя полноценными людьми. Отчего так?

Хочу поговорить об этом с руководителем страны, за которого я голосовал когда-то.

Почему из года в год пенсии и минимальные зарплаты растут всего лишь на десять-двадцать процентов, а расходы на строительство никому не нужных дворцов изменяются сотнями миллионами? Например, в Ташкенте построены дворец форумов и национальная библиотека. Библиотека, несомненно, нужна и она заполнена читателями. А зачем нужен еще один дворец для заседаний - не знаю. Таких помпезных и ненужных коробок достаточно в городе. Как-то я пытался войти туда, ведь для граждан, в том числе и для меня, дворец был построен!. Ничего у меня не получилось. Меня просто не пустили даже в холл этого бетонного миллиарда.

В Самарканде я был свидетелем, как сытые американские пенсионеры взирали на величие Регистана, а рядом на корточках сидели два узбекских старика и предлагали им купить статуэтки Ходжи Насреддина и сувенирные ножи. Это была очень унизительная картина.

В последнее время мы слышим много отвратительных историй о том, как нечистоплотные работники банков и отделов пенсионного фонда мошенническим образом принудительно переводят пенсии стариков на ненавистную пластиковую карточку. Ловкачи подделывают подписи на фальшивых договорах и заявлениях, вводят в заблуждение откровенным враньем о добровольности перевода пенсий на банковские карты. И все им сходит с рук. Прокуратура и милиция молчат, на защиту пенсионеров встают только их дети. Почему хотят нажиться на немощности пенсионеров?

Обо всем этом я хочу написать напрямую президенту. И параллельно оповестить всех министров, что надо решать возникающие проблемы, а не отписываться перед заявителем. Я почти девять месяцев решал свою простую проблему через официальные органы власти. Все было впустую и я потерял всякую надежду на справедливость. Только отчаянная публикация на этом сайте помогла мне решить проблему. Три тысячи километров между Ташкентом и Москвой не помешали редакции «Ферганы» вникнуть в суть дела и помочь разрешить мой бытовой конфликт с местной службой газа.

Получается, что только обращения в иностранные СМИ помогают гражданам страны решить их проблемы? Иностранные журналисты бесплатно вступаются за граждан другой страны. А чем тогда занимаются местные чиновники и почему на них нет управы за их халатное отношение к работе? Ведь так не должно быть. Это преступно и унизительно для меня как гражданина страны.

Вот и про это я и хочу рассказать президенту в своем обращении. Я надеюсь, что встреча с ним, к которой я готовлюсь, обязательно состоится.

Хает Хан Насреддинов


Между прочим: Первая барахолка в Ташкенте располагалась в центре города - возле Воскресенского базара. Сейчас на этом месте - Театральная площадь. Фото начала XX века.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА