18 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Демократический выход Казахстана. Вышедших на площадь по призыву Мухтара Аблязова разобрали по автозакам

10.05.2018 19:13 msk, Петр Троценко

Политика Казахстан Права человека

Задержание активиста в Алма-Ате. Фото с сайта Azattyq.org

Утром 10 мая сразу в Астане, Алма-Ате, Актобе, Семее, Уральске и Шымкенте группы людей собрались на несанкционированные митинги (сами они называли свои действия «флешмобом»). Все шесть акций проходили примерно по одинаковому сценарию: люди собирались в центре города с плакатами с требованием освобождения политзаключенных. Потом к месту сбора подтягивалась полиция, представители прокуратуры и акиматов (городских администраций), собравшимся объясняли, что несогласованные митинги проводить в Казахстане нельзя, а затем полицейские и спецназовцы в масках крутили всех подряд и сажали в автобусы. Все проходило очень быстро – иногда в течение нескольких минут.

Немногочисленные казахстанские СМИ, которые решились об этом написать, и очевидцы событий говорят о десятках задержанных. Полицейские, в свою очередь, о количестве задержанных умалчивают, сообщая о происходящем весьма лаконично. Например, на сайте департамента внутренних дел Алматы говорится лишь о том, что возле Государственного академического театра оперы и балета им. Абая «группой граждан была организована попытка проведения незаконного митинга». Представители прокуратуры разъяснили собравшимся их права, «в результате некоторые из них (граждан, а не представителей прокуратуры – прим. авт.) доставлены в РУВД для выяснения обстоятельств».


Полиция задерживает участника митинга в Астане. Фото с сайта Azattyq.org

Между тем, за задержаниями последовали аресты. Например, принимавшего участие в алма-атинском митинге гражданского активиста Ерлана Калиева суд приговорил к пяти суткам ареста, признав его виновным в нарушении порядка проведения мирных собраний, митингов, пикетов и демонстраций. По словам самого Калиева, с которым удалось поговорить перед арестом, во время задержания полицейские и спецназ хватали всех подряд.

- На митинге не было критики, призывов, просто мы обратили внимание на ситуацию с правами человека в стране. Но людей хватали как баранов, заталкивали [в автозаки]. Хватали даже тех, кто проходил мимо. Вместе с нами задержали пожилого человека, который оказался профессором. Только в Алмалинский РОВД доставили около 30 человек. После этого они [полицейские] составили протокол, завели административное дело за участие в несанкционированном митинге, - рассказывает Калиев.

Казахстанский правозащитник Амангельды Шорманбаев называет действия властей необоснованными с точки зрения международного права: не нужно быть юристом, чтобы замечать, что задержания производятся с явным нарушением закона, считает он.

- Это очередная серия действий властей, которые не совсем адекватно реагируют на имеющиеся проблемы и угрозы, - развивает свою мысль Амангельды Шорманбаев. - Граждане имеют право на свободу собраний, и, если это происходит мирно, нет никаких оснований людей задерживать. А там не было никаких угроз - люди вышли на площади с шариками и плакатиками в руках. Для этого Казахстан и подписал международный пакт о гражданских и политических правах, в котором есть 21 статья, признающая право на мирные собрания.


Полиция задерживает участника митинга в Астане. Фото с сайта Azattyq.org

Правда, казахстанский оппозиционный журналист и общественный деятель Сергей Дуванов, который и сам не раз привлекался за участие в одиночных пикетах и несанкционированных митингах, полагает, что неважно, как называли сами граждане свою акцию – флешмобом или мирным собранием. По закону, любая публичная акция попадает под статью. Дуванов отмечает, что в Казахстане развивается новый вид оппозиции – виртуальный.

- Сегодня никакой организационно оформленной оппозиции в Казахстане не существует – за исключением ОСДП (Общенациональная социал-демократическая партия), которая де-юре считается оппозиционной партией, а на самом деле таковой не является, - объясняет Дуванов. – Но де-факто во Франции живет казахстанский политик [Мухтар Аблязов], который пытается создать движение и грозится, что в ближайшее время его будут поддерживать миллионы. Но это всё на словах, а на самом деле трудно говорить о каких-то реальных результатах. Впрочем, известная доля протестности, которая существует в обществе, аккумулируется им в социальных сетях.

По мнению Сергея Дуванова, уровень протеста в казахстанском обществе постепенно растет, и именно Мухтар Аблязов прикладывает к этому руку, взаимодействуя с казахстанцами через интернет и социальные сети.


Задержание на митинге в Алма-Ате. Фото с сайта Azattyq.org

Другой казахстанский журналист, политик и общественный деятель Амиржан Косанов называет действия Аблязова провокационными, поскольку взаимодействие на митингах общества и власти может иметь непредсказуемые последствия.

- Организация митинга – очень серьезная работа, и простые граждане не должны выходить на улицы без всякой подготовки, без организации безопасности, без активистов, которые упреждали бы какие-либо провокационные действия извне, - авторитетно заявляет Косанов, который и сам неоднократно организовывал оппозиционные демонстрации. – Прежде всего, в митинге должны участвовать и те, кто призывает людей выйти на улицы, чтобы нести солидарную ответственность. Мы, как организаторы, несли ответственность за митинги после Жанаозена, после политических убийств Сарсенбаева и Нуркадилова. Думаю, если бы сам Аблязов был в числе митингующих, тогда его слова и призывы возымели бы иной, более действенный эффект.

Политик отмечает, что сначала Аблязов должен публично ответить на очень серьезные обвинения касательно его финансовой деятельности в БТА банке, связанные с исчезновением нескольких миллиардов долларов, и на обвинения по поводу причастности к убийству банкира Ержана Татишева, а уж потом призывать к протестам. Сам Аблязов, надо отметить, регулярно говорит о том, что все приговоры и уголовные дела в отношении него исключительно политические.

- Если человек действительно хочет реальных перемен в стране, он должен думать прежде всего о консолидации оппозиционных сил, а не стараться выпячивать только себя как лидера оппозиции, - добавляет казахстанский политик.

Что касается непосредственно утренних событий в Казахстане, то Амиржан Косанов не считает, что они будут иметь дальнейшие последствия и как-нибудь смогут повлиять на политическую жизнь Казахстана. Разве что это можно считать еще одной демонстрацией неприглядной стороны властей.

- То, что в автозаки сажают случайных людей - вообще позор, - возмущается политик. - Лучше бы к народу вышли общественные деятели и депутаты, признали бы, что действительно существует проблема политзаключенных, пообещали бы поставить этот вопрос перед президентом, парламентом, перед Верховным судом! Почему с людьми должны обязательно только полицейские взаимодействовать?


На митинге в Алма-Ате. Фото с сайта Azattyq.org

Нынешние акции протеста стали первыми массовыми митингами после так называемого «земельного протеста», когда люди в апреле-мае 2016 года выходили против продажи земли в частную собственность. Тогда президент страны Нурсултан Назарбаев по итогам митингов сформировал земельную комиссию и наложил мораторий на поправки к законам о земельных отношениях до 2021 года. Однако два лидера протеста – атырауские правозащитники Макс Бокаев и Талгат Аян – были приговорены к тюремным срокам. На прошлой неделе Аян вышел из тюрьмы по условно-досрочному освобождению.

Напомним, что незарегистрированное оппозиционное движение Мухтара Аблязова - «Демократический выбор Казахстана» - в марте 2018 года было признано экстремистской организацией. На практике это означает, что любое, даже виртуальное, участие в движении ДВК (а возможно, и любое действие по призыву ДВК или его лидера) может повлечь за собой уголовную ответственность.

Петр Троценко

Международное информационное агентство «Фергана»







  • РЕКЛАМА