18 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

China-town таджикской сборки. В Худжанде обещанного китайцами квартала уже три года ждут

10.06.2018 12:22 msk, Тилав Расул-заде

Политика Экономика Китай Таджикистан Общество

Макет «китайского городка» в Худжанде

В центре Худжанда, примерно в 500 метрах от здания мэрии и областной администрации, еще в 2015 году должна была начаться реализация масштабного проекта. Китайские предприниматели обещали построить здесь жилой квартал — 15 многоэтажных зданий, рассчитанных на 1200 семей, а также четырехэтажную школу, детсад и другие здания инфраструктуры.

В народе этот проект уже прозвали «китайским городком» или «чайна-тауном», хотя китайцы будут только строить дома, а не селиться в них (во всем мире чайна-таунами называют места, где компактно проживают китайцы). Однако строительство до сих пор не начато, а жители домов, снесенных ради строительства, обеспокоены затягиванием процесса и боятся остаться без жилья.

Переселенцы поневоле

Договоренность о строительстве «китайского городка» была достигнута еще в августе 2015 года в ходе встречи тогдашнего мэра Худжанда, а ныне — председателя Согдийской области Раджаббоя Ахмадзода с генеральным директором государственной строительной компании «Пекин» Чжао Шин Чжо, которого сопровождала группа китайских архитекторов и строителей. Тогда гости из Поднебесной презентовали мэру города свой проект. Согласно договоренности, первые жилые дома комплекса должны быть сданы через пять лет, то есть к середине 2020 года. Это при условии, что строительство началось бы в том же 2015 году. Но до сих пор на месте грандиозной стройки даже не вырыты котлованы.

Правда, некоторые эксперты считают, что место возведения «китайского квартала» выбрано не совсем правильно. Он раскинется буквально на берегу реки Сырдарьи, которая является украшением Худжанда. Именно поэтому строительство здесь многоэтажных жилых зданий нельзя назвать удачной идеей.

«Многоэтажные сооружения будут закрывать неповторимый облик реки. Более того, эти здания окажутся вблизи одноэтажного частного сектора. Климат у нас такой, что в летнее время вся жизнь семей протекает во дворах их домов. Если же рядом с ними появятся многоэтажки, весь быт старожилов будет обозреваться новыми соседями, как на ладони, что, конечно, не очень хорошо с этической (да и с какой угодно) точки зрения. Мне бы хотелось, чтобы при проектировании таких сооружений учитывались особенности образа жизни нашего народа», — говорит один из городских архитекторов, пожелавший остаться неизвестным.


Частные дома, прилегающие к территории возведения нового квартала. Фото автора

Чтобы освободить место для строительства, были снесены находившиеся на улице Рахмона Набиева частные дома, в которых проживали 32 местных семьи. Правда, люди без крыши над головой не остались — их временно поселили в съемных квартирах. Кроме того, была заключена двусторонняя договоренность об обеспечении их эквивалентными площадями в новостройках. Все расходы по аренде квартир, предоставленных переселенным жильцам, взяла на себя кампания «Хусноро-1». Компания эта принадлежит китайскому инвестору и зарегистрирована в городе Гулистон.

Казалось бы, все в порядке. Однако договор с жителями был заключен всего на два года. В середине августа 2017 года срок действия договора истек, а продлевать его не стали.

По словам владелицы одного из снесенных домов Рафоат Хашимовой, общая площадь строения, где жила ее большая семья, включающая в себя три семьи, составляла 180 квадратных метров. При выселении «Хусноро-1» заключила договор о предоставлении этим семьям трех трехкомнатных квартир соответствующей площади.

«У нас в семье — 11 человек, — говорит Хашимова. — Сейчас в своей съемной квартире мы не чувствуем себя хозяевами, испытываем постоянный дискомфорт. Нам даже негде принять гостей, разместить их. Представляете, с каким нетерпением мы ждем возможности въехать в новые квартиры? А ведь строительство еще даже не начато».

Затягивание стройки серьезно беспокоит людей, лишившихся жилья. Неудивительно, что со своей проблемой они стали обращаться в различные государственные инстанции.

Власти обещают, а стройка все не начинается

В конце января этого года мэр Худжанда Маъруф Мухаммадзода, поясняя на пресс-конференции, почему строительство до сих пор не начато, сказал, что руководитель строительной организации сейчас находится в Китае.

«Мы отправили рабочую группу для встречи с ним. Он связался с председателем области и со мной и пообещал начать строительные работы сразу по окончании празднования китайского Нового года. В марте будут начаты работы, и все проблемы, можно сказать, будут решены», — заявил мэр.

Однако ни в марте, ни в апреле строительство так и не началось. И только 18 мая в Худжанд из Китая приехал заказчик, который вновь пообещал дать старт строительным работам. После этого на стройплощадке появился трактор, который начал выравнивать землю и готовить ее к закладке фундамента.


Огороженное место строительства городка. Фото автора

Сразу после этого долгожданного события мэр Худжанда встретился с выселенными жителями квартала. По его словам, причиной задержки стала несогласованность проектно-сметных работ с нормативно-строительными требованиями, действующими в Таджикистане. После внесения соответствующих дополнений и изменений строительный проект должен был пройти несколько этапов рассмотрения и утверждения. Сейчас, по словам мэра, этот процесс находится в завершающей стадии.

Ветеран архитектурной отрасли Хикмат Расулов пояснил «Фергане», что каждый строительный объект должен пройти общепринятую процедуру принятия и утверждения. Сначала заказчик пишет заявление в адрес местного органа власти о выделении ему земельного участка для строительства того или иного объекта. Глава района или города дает ему разрешение на начало проектных работ. С этим разрешением заказчик приходит к генеральному проектировщику, который подчиняется Госкомитету архитектуры и строительства. Специализированное отделение проектного института с учетом специфики местности подготавливает «Отчет об инженерно-геологических изысканиях на площадке проектируемого объекта». После этого заказчик с уже готовым проектом снова отправляется в соответствующий орган власти и получает экспертное заключение экологов и противопожарных служб. Затем глава города или района дает разрешение на начало строительных работ.

Понятно, что процесс получения разрешений на строительство не быстрый — он может занять несколько месяцев, однако в случае с китайцами до сих пор непонятно, почему он затянулся более чем на 2,5 года. Во всяком случае, эти сведения так и не стали достоянием общественности. Неужели для приведения проектно-сметных работ в соответствие с требованиями таджикского законодательства необходимо так много времени? И почему жилые дома на месте будущего строительства были снесены еще до утверждения проекта?

Генеральный директор компании «Хусноро-1», гражданин Китая Ван Жэньлин недавно был принят главой области Раджаббоем Ахмадзода. Во время встречи были определены текущие проблемы и способы их решения. Председатель области взял процесс строительства под свой контроль.

«Господин Ван Жэньлин обещал, что приложит все усилия, чтобы проект как можно быстрее был принят соответствующими органами Таджикистана с тем, чтобы приступить непосредственно к строительству, — сообщил руководитель пресс-центра Худжанда Маъмур Юсуфзода. — Основным подрядчиком строительства является таджикская строительная компания «Каскад-Худжанд», которая готова произвести все работы с соблюдением необходимого качества».

После описанных событий в сердцах жителей, лишившихся своих домов, затеплилась надежда. Они ожидают, что теперь работы будут проводиться ускоренными темпами, и сроки сдачи жилых домов отодвинутся не слишком далеко.


Макет так называемого «китайского городка» в Худжанде

Китай осваивает Таджикистан

Строительный бизнес является сейчас одной из наиболее прибыльных отраслей в Таджикистане. Причина проста: население растет, причем довольно быстро. Так, по данным всеобщей переписи, в 2010 году в республике было 7,5 млн человек. А несколько дней назад в Таджикистане родился 9-миллионный житель. Кроме того, современная молодежь уже не хочет следовать традиционному укладу и жить с родителями. Молодым семьям нравится жить в отдельных квартирах, что дополнительно увеличивает спрос на жилье.

«Сейчас все стремятся иметь квартиру в центре города, — говорит Хикмат Расулов. — Центр — это хорошие дороги, развитая инфраструктура, чистота, близость к крупным магазинам. Многие, живущие в центре, могут сдавать квартиру в аренду как частным лицам, так и разного рода организациям, в том числе международным. А это очень хорошие деньги».

По словам риелторов, квадратный метр в строящемся жилом доме в центре Худжанда стоит сейчас в среднем $500-650. Но цена может быть и выше, она зависит от целого ряда факторов, в том числе и от условий договора, который заключил с властями заказчик.

Возвращаясь к деятельности китайцев на градостроительном рынке Таджикистана, нужно отметить, что компания «Пекин» и предприятие «Хусноро-1» — не единственные китайские компании, которые работают на местном строительном рынке. Так, в феврале прошлого года стало известно, что китайская строительная компания «Zhejiang Asia Building Decoration Ltd» выкупила 67% акций таджикской компании «Tajikistan Asia Construction Ltd» и намерена приступить к реализации в стране крупных строительных проектов. Китайская компания намерена инвестировать в экономику Таджикистана $170 млн.

Если говорить о конкретных проектах, то указанная компания собирается построить в Душанбе здание Национального театра и парламентский комплекс. Грандиозность этих объектов подразумевает привлечение серьезных средств. Только на строительство парламентского комплекса Китай выделит грант в размере $230 млн.

В настоящее время Китай является самим крупным инвестором в экономику Таджикистана. Помимо возведения зданий, китайцы строят здесь автомагистрали, тоннели, мосты, линии электропередачи. По словам советника канцелярии по торгово-экономическим вопросам посольства КНР в Таджикистане Сунь Яня, на сегодняшний день в республике зарегистрировано более 300 китайских компаний. Они работают почти во всех сферах народного хозяйства — строительной, транспортной, горно-промышленной, сельскохозяйственной, в медицине и образовании.

Китай занимает первое место по объему прямых инвестиций в экономику Таджикистана, а объем накопленных инвестиций от китайских компаний составляет сейчас более $1,1 млрд. Однако эта тенденция имеет и оборотную сторону. Параллельно с ростом китайских инвестиций в экономику Таджикистана растет и долг страны перед КНР. По данным министерство финансов республики, на 1 января 2018 года из $2,87 млрд внешнего долга Таджикистана $1,2 млрд составляют обязательства перед Китаем.

Хотя кредиты, предоставленные Таджикистану Китаем, являются долгосрочными, а процентные ставки по ним низкие (2% годовых), даже такие займы ставят республику в зависимость от щедрого соседа как в экономическом, так и в политическом плане. Ведь само наличие долгов, на каких бы льготных условиях они не предоставлялись, делает положение должника уязвимым перед его кредитором.

Тилав Расул-заде

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА