21 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

Дайте пять. В Узбекистане продолжают добавлять сроки уже отсидевшим свое «религиозникам»

12.06.2018 19:09 msk, Фергана

Криминал Религия Узбекистан Суд

Тюрьма «Жаслык». Фото с сайта Stanradar.com

12 июня суд Кунгратского района (Каракалпакия) должен был вынести решение по делу Саидахрора Атаходжаева, который отбыл свой срок - 18 лет - в исправительной колонии «Жаслык». Суд решает, оставаться ли ему в заключении или получить освобождение.

В августе 2000 года по приговору суда Сергелийского района Ташкента Атаходжаев был осужден на 18 лет по «религиозным мотивам». 23 апреля этого года официальный срок заключения закончился, и Атаходжаев должен был выйти свободу. Но буквально за день до его освобождения он узнал, что в отношении него было заведено новое дело: администрация колонии обвинила Атаходжаева в неповиновении законным требованиям (ст. 221 Уголовного кодекса Узбекистана), и дело было передано в суд Кунгратского района (Каракалпакстан). На заседании суда, состоявшемся 5 июня, прокурор просил суд продлить Атаходжаеву срок заключения еще на 5 лет.

Корреспондент «Ферганы» встретился с адвокатом Дилшодом Джаббаровым, представлющим интересы Саидахрора Атаходжаева в суде.

- За что был осужден Саидахрор Атаходжаев?

- Мой подзащитный Саидахрор Рустамович был осужден решением суда Сергелийского района Ташкента по статьям 159, 216 и 244 Уголовного кодекса Республики Узбекистан. По версии следствия и суда, он придерживался взглядов и идей, пропагандируемых «Хизб ут-Тахрир», его также признали виновным в покушении на конституционный строй Узбекистана. Приговор был вынесен в августе 2000 года, и по решению суда он был осужден на срок 18 лет. Поскольку он был задержан 23 апреля 2000 года, то 23 апреля этого года он полностью отбыл свой срок и должен был выйти на свободу.

Последние 2 года этого срока он отбывал в колонии №71 «Жаслык» в Каракалпакстане.

- В чем обвиняют вашего подзащитного сейчас?

- 22 апреля, буквально за день до освобождения, его этапируют в следственный изолятор, расположенный в городе Нукус, и предъявляют обвинение по статье 221 часть «б» «неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». На его вопрос, когда и какие требования он нарушил, ему ответили, что он нарушал правила пребывания в колонии в 2016, 2017 и 2018 году. Ему предъявили документы о том, что:

- в 2016 году он был помещен в дисциплинарный отдел (в оригинале «интизомий бўлим». – Прим. «Ферганы») на 5 суток;

- в 2017 году он был также переведен на 5 суток в дисциплинарный отдел;

- в 2018 году было применено наказание в виде 16 суток карцера.

- Были ли в самом деле применены по отношении к нему все эти виды наказания?

- По словам Саидахрора, все это для него полная неожиданность. Все это время, с 2016 по 2018 год, он отбывал срок в своей камере и никуда его временно не перемещали. Он утверждает, что подобные наказания к нему не применяли. В качестве свидетелей он просил опросить тех, кто находится с ним в одной камере, мол, пусть они скажут – было ли такое, перемещали ли его в другую камеру или отдел.

- И все это задокументировано?

- Да, есть документы о применении к нему всех этих видов дисциплинарного наказания. Но Саидахрор Атаходжаев настоятельно просит, чтобы опросили тех, кто находится с ним в одной камере, он назвал фамилии свидетелей, кто может подтвердить правдивость его слов. Мало того, по словам Атаходжаева, он даже не знает, где находятся карцер и отдельные камеры дисциплинарного отдела в этой колонии.

Самое интересное, все эти обвинения ему предъявлены 22 апреля – за день до его освобождения.


Саидахрор Атаходжаев

- Когда вы включились в этот процесс?

- Супруга Саидахрора Атаходжаева 27 мая заключила со мной договор, а 31 мая я участвовал в суде и представлял интересы Атаходжаева. Судебный процесс проходит в суде Кунгратского района Каракалпакстана, но дело рассматривает судья Муйнакского районного суда Абиниязов Темирнияз. Мне кажется, что он профессионал в своем деле.

- Суд проходит в открытом режиме? Кто выступает свидетелем?

- Да, суд открытый, но свидетелями выступают только сотрудники колонии «Жаслык». Один из свидетелей работает в колонии дежурным, а остальные – оперативные работники отдела уголовного розыска.

Во время судебного следствия я заявил ходатайство о том, чтобы опросить в судебном заседании заключенных Юлдашева, Матмурадова, Муллажонова и Ибрагимова, отбывающих наказание в одной камере с Атаходжаевым. А в случае невозможности доставить их в зал суда я предложил провести выездное заседание суда в исправительной колонии. Кроме того, я просил суд истребовать из исправительной колонии видеозаписи камер наблюдения, подтверждающие, что Атаходжаев действительно 3 раза был помещен в карцер и в специальные камеры дисциплинарного отдела колонии с 2016 по 2018 год.

Но мое ходатайство было отклонено судом по всем пунктам.

- Что именно указал суд в качестве основания для отказа?

- Есть свидетельские показания других заключенных, отбывающих свой срок в этой же колонии, но находящихся в других камерах. Они отбывают срок в более «легком» режиме, если можно так выразиться, выполняют там разного рода работы и постоянно не находятся в своих камерах. Суд счел достаточным показания этих заключенных и посчитал, что нет необходимости в дополнительных показаниях других заключенных.

- На Ваш взгляд, что лежит в основе нового обвинения?

- При изучении предоставленных документов и во время процедуры опроса участников судебного процесса во время заседаний стало ясно одно важное обстоятельство. По мнению сотрудников колонии, Саидахрор Атаходжаев не отказался от тех идей, которые явились причиной его заключения, не исправился и не встал на правильный путь.

Однако на встрече с моим подзащитным он сказал мне, что полностью раскаялся. 31 мая Атаходжаев написал письмо-раскаяние (в оригинале «Пушаймонлик хати». – Прим. «Ферганы») в адрес президента. Я передал это письмо в администрацию исправительной колонии и по возвращении в Ташкент – в администрацию президента Узбекистана.

Аналогичное письмо он написал в адрес суда. На заседании суда Атаходжаев озвучил полностью свое письмо-раскаяние перед участниками процесса. В письме он указал причину его задержания и заключения, написал, что во время пребывания в колонии он осознал свою ошибку и полностью и искренне раскаивается. Он попросил прощения у народа Узбекистана и президента, заявил об уважении законов, обещал соблюдать все законы республики Узбекистан и предоставить ему возможность воссоединится с семьей.

Кроме того, на заседании суда 5 июня, посвещенном прениям сторон, Атаходжаев выступил с подробным заявлением о том, что предъявляемые ему обвинения безосновательны, во время отбывания срока наказания он не нарушал требований администрации, он считает сфальцифированными доказательства обвинения из-за мнения сотрудников колонии о том, что он не исправился и не раскаялся. Он повторно заявил, что уважает Конституцию и все законы Республики Узбекистан, заявил о поддержке политики президента и что в случае его освобождения он готов всячески содействовать развитию своей страны и обещает соблюдать все законы.

- На следующем заседании суд вынесет решение?

- Следующее заседание суда было назначено на 12 июня, но пока оно отложено на неопределенный срок. Я думаю, что на следующем заседании, скорее всего, будет принято решение. Атаходжаеву будет предоставлено последнее слово, и суд удалится для принятия решения.

* * *

От редакции: в Узбекистане распространены случаи продления заключения по статье 221 Уголовного кодекса («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания», от 3 до 5 лет лишения свободы). Эта статья дает администрации колоний возможность продлевать наказание, а объявление об этом в последний день заключения, когда человек отсидел весь срок и готов выйти на свободу, можно приравнять к пыткам.

По приблизительным подсчетам, сделанным правозащитником Суратом Икрамовым, в тюрьмах Узбекистана содержатся примерно 13500 осуждённых по религиозным и политическим мотивам. Продление сроков осуждения в Узбекистане начали практиковать с 2006 года. Ежегодно по статье 221 УК от 3 до 5 лет получают от 300 до 500 заключённых, более половины из них имеют уже второй, третий и четвертый срок. Сегодня по «прибавленным срокам» отбывают свое заключение около 4000 осужденных по религиозным и политическим мотивам. Под амнистию «религиозники» не попадают с 2005 года. Очень небольшое количество верующих освобождают по отбытии срока наказания, среди которых большинство тяжело больных, неизлечимых.

Известны случаи, когда поводом для продления наказания становились совершенно нелепые «нарушения»: так, Мураду Джураеву (был в заключении с 1994 по 2015 год, умер в 2017 году), в 2009 году добавили 3 года 4 месяца, потому что он «неправильно чистил морковь», работая на кухне.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА