19 Июль 2018

Новости Центральной Азии

Смертельный квест. Почему невозможно разминировать Афганистан

27.06.2018 17:19 msk, Александр Рыбин

Политика Афганистан Криминал Терроризм Общество

Саперы в горах Афганистана. Фото с сайта Defense.gov

Ученые из американского Университета штата Нью-Йорк предложили новый способ находить противопехотные мины, закладываемые на поверхности земли. Они провели эксперимент по обнаружению предметов, имитировавших советскую противопехотную нажимную мину ПФМ-1 «Лепесток», с помощью беспилотного летательного аппарата (БПЛА), оснащенного тепловизором. Беспилотник проводил съемку местности, на которой были спрятаны несколько подобных имитаторов. Как показал эксперимент, имитации мин под лучами солнца нагревались быстрее, чем окружающий их грунт, что способствовало их обнаружению.

Новый метод поиска противопехотных мин нажимного действия, предназначенных для установки на грунт, позволит, по мнению авторов исследования, существенно упростить, удешевить и ускорить процесс обнаружения боеприпасов. Потенциально он может быть использован для поиска и взрывных устройств других категорий. Отличительной особенностью мины ПФМ-1 является полиэтиленовый корпус. Это значительно затрудняет обнаружение боеприпасов, скрытых пылью и грунтом, с помощью металлоискателей, что делает их опасными даже для профессиональных саперов.

Для Афганистана поиски и утилизация мин, подобных советским ПФМ-1, - тема отнюдь непраздная. По оценкам афганского министерства по чрезвычайным ситуациям, в 2016 году 611 квадратных километров страны были заминированы с помощью различных видов боеприпасов – преимущественно, противопехотных мин.


Мина-«лепесток» ПФМ-1. Фото с сайта Am-world.ru

Причины и жертвы

Активное минирование различных районов Афганистана началось с 1979-го года – то есть после ввода советской армии в эту страну. Моджахеды, нападавших на советских и правительственных солдат, активно закладывали самодельные взрывные устройства (СВУ), чтобы наносить урон противнику. Советские военные минировали подходы к своим базам и маршруты передвижения моджахедов. В общем-то, у этого процесса была своя логика, он не носил абсолютно хаотичный характер. Советские и правительственные военные имели карты своих минных полей. СВУ и мины, заложенные моджахедами, они периодически снимали. Либо – эти боеприпасы взрывались, нанося урон технике и людям. Если, предположим, война в Афганистане закончилась бы в период нахождения там армии СССР, то процесс разминирования территории страны произошел бы довольно быстро и сравнительно безболезненно. Как, например, подобный процесс происходил в Боснии после окончания войны 1992-1995 годов.

Массовое и хаотичное минирование стало происходить в Афганистане после вывода советских войск. Новый импульс этот процесс получил после свержения режима Наджибуллы в 1992 году, когда в стране началась война, буквально, всех против всех. Моджахеды не являлись регулярной армией – то есть у них отсутствовали дисциплинарные и системные элементы, которые характерны для регулярного войска. Моджахеды просто ставили мины, не составляя никаких карт.


Пострадавшие от взрыва противопехотной мины дети в больнице Кабула. Фото с сайта Npr.org

После ввода в Афганистан войск международной коалиции во главе с США начался процесс разминирования ранее установленных боеприпасов, однако при этом производились новые минирования. В итоге, по данным исследования Landmine monitor 2017, 2016 год стал рекордным по количеству жертв, пострадавших от мин, перекрыв предыдущий рекорд 1999 года. В 1999 году пострадали от этого вида боеприпасов 9228 человек. В 2016-ом – 8605 человек, из которых 2089 погибли. В исследовании отмечается, что от разрывов мин и снарядов страдают в основном мирные граждане (78% от всех зарегистрированных жертв в 2016 году), в том числе дети. В среднем на нынешний момент в Афганистане погибают от подрывов на минах 100 человек ежемесячно.

По словам главы Организации по разминированию в Кабуле Абдулы Вахида Левала (Abdul Waheed Lewal), в рамках Программы по разминированию территории Афганистана к концу 2017 года было обезврежено не менее 800 тысяч противопехотных и почти 30 тысяч противотранспортных мин. Процесс разминирования усложняют СВУ, которые в Афганистане устанавливают в основном талибы и боевики «Сети Хаккани». Кроме того, подрывы именно на СВУ привели к тому, что в 2016 году смертность среди гражданского населения увеличилась на 42%. Отметим, что сведений о фактах минирования со стороны международных коалиционных или афганских национальных сил у исследователей нет. О масштабах минирования правительственными и иностранными военными никаких официальных сообщений не появлялось, поэтому трудно даже предположить, какова их роль в случающихся подрывах.

Саперы

Главным образом, работой по разминированию в Афганистане занимается компания HALO Trust. Это британско-американская благотворительная неправительственная организация. Она работает над разминированием во многих «горячих точках» - и тех, которые «остыли», и тех, где «высокая температура» сохраняется (на постсоветском пространстве, например, это – Нагорный Карабах, Абхазия и Донбасс). В Афганистане HALO Trust начала работать после вывода советских войск.

На сегодня в Афганистане реализуется самая масштабная программа компании по разминированию. Например, в крупном городе Герат на западе Афганистана саперы компании смогли снять наземные мины, установленные вокруг 500-летних минаретов медресе Хусейна Байкара (Husain Baiqara Madrasa). Таким образом удалось обезопасить памятник архитектуры, который находится под покровительством ЮНЭСКО. По оценкам экспертов HALO Trust, это была одна из «деликатнейших миссий» для них в Афганистане. В целом, после разминирования миллионов квадратных метров полей на окраине Герата на освободившейся земле местные власти построили новый жилой район, где поселились порядка 60 тысяч человек. По данным на начало 2018 года, в одной только провинции Герат было разминировано специалистами компании 40 квадратных километров территорий.

Однако не все так просто, и казалось бы благой работе саперов угрожают не только мины.

Ты мою мину не трогай

В яваре 2014 года боевики похитили сразу 63 работника HALO Trust. Когда сотрудники компании прибыли в один из населённых пунктов уезда Паштун-Заргун в провинции Герат ранним утром для проведения работ по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов, их окружили вооружённые лица, передвигавшиеся на мотоциклах. Злоумышленники вынудили сапёров оставить автомобили в поселении и пешком проследовать в горы. История с похищением, правда, вскоре благополучно завершилась. 9 похищенных смогли сбежать самостоятельно, остальных боевики отпустили после переговоров. И это далеко не единичный случай.

В апреле 2012 годы были похищены трое саперов. Весной 2016 года были похищены в провинции Герат 15 саперов HALO Trust, которые однако вскоре были освобождены.


Бронеавтомобиль разминирования на трассе в Афганистане. Фото с сайта Marines.mil

Но не всегда инциденты с саперами заканчиваются благополучно. Например, весьма печальная история со специалистами, занимавшимися расчисткой от неразорвавшихся боеприпасов маршрута для газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), произошла в мае этого года. Инцидент случился утром 21 мая в районе Маланг Карез (Malang Karez) уезда Майванд в южной провинции Кандагар. По данным агентства Pajhwok, саперы принадлежали к неправительственной организации AMBC. Представитель губернатора Дауд Ахмади (Daud Ahmadi) доложил, что накануне гибели сотрудники АМВС встречались с гражданскими и военными чиновниками уезда. Саперы сказали, что у них нет проблем с талибами, и охранять их не надо. Чиновник, пожелавший остаться неназванным, рассказал, что по группе саперов открыли огонь вооруженные мотоциклисты. Пятеро саперов погибли, один был похищен, остальным удалось спастись. Глава полиции Кандагара Абдул Разик (Abdul Raziq) рассказал, что нападавшие являются боевиками движения «Талибан», хотя сами талибы так и не взяли ответственность за нападение.

Возможно, конкретно данную историю спровоцировал неоднозначный характер газопровода ТАПИ. Ирану, который обладает своими колоссальными запасами газа, проект туркменского газопровода совсем не выгоден. Исламская республика хотела бы сама снабжать соседние Афганистан и Пакистан, да и не столь далекую Индию своим газом. О том, что антиправительственные боевики, спонсируемые и направляемые Ираном, занимаются саботажем работ на афганском участке ТАПИ, стало известно в апреле этого года – всего через два месяца после старта строительства афганского участка. Группа талибов, сдавшаяся властям и присоединившаяся к процессу примирения в провинции Герат, как признались сами боевики, вооружалась и получала указания из Ирана для проведения акций против строительства газопровода. По словам начальника полиции Герата бригадного генерала Мохаммеда Аюба Ансара (Mohammad Ayub Ansar), они проводили свои акции в уездах Паштун-Заргун и Курх.

Еще много работы для саперов

По оценкам афганского МЧС, для окончательного разминирования Афганистана требуется не менее полумиллиарда долларов. Но основная проблема, конечно, не в самих деньгах, а том, что ситуация в стране далека от стабильной. И пока саперы пытаются устранять мины предыдущих сражений, талибы и боевики других антиправительственных группировок ставят новые. Именно мины и СВУ боевиков наносят до половины всех потерь правительственным и иностранным силам в Афганистане. Так, по данным исследовательской службы при Конгрессе США, жертвами именно СВУ стали 47% из 1961 американского военнослужащего, погибших в Афганистане с 2006 по июнь 2018 года.

С 2014 года потери американских и других иностранных военных значительно сократились – так как сменился формат их миссии, теперь они, в основном, тренируют афганские силы. Однако теперь всю тяжесть потерь от «минной войны» несет афганская армия и полиция. Нередко жертвами мин становятся высокопоставленные лица Афганистана. Поэтому оптимистические оценки афганских спасателей, что их страну можно разминировать к 2023 году при наличии необходимой финансовой и технической помощи, очень слабо связаны с действительной перспективой. Пока не будет мира в Афганистане, невозможно говорить о реальных сроках зачистки его территории, пострадавшей от военных действий, которые длятся уже почти 40 лет.

Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА