21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Слушайте всех! Туркменским спецслужбам интересен каждый человек

29.06.2018 11:30 msk, Атаджан Непесов

Права человека Туркмения Общество

Кадр из фильма "Разговор"

В Туркменистане часто слышишь фразу – «это не телефонный разговор». Даже простые, далекие от политики обыватели опасаются прослушки. Если вдруг разговор ненароком затронет такие щепетильные, но актуальные для жизни темы, как рост цен на базаре или запрет на выезд из страны, то собеседник немедленно прервет его привычной поговоркой: «Тамда гулак бар». У стен есть уши.

«Слушают» всех

Министерство национальной безопасности Туркменистана прослушивает и записывает не только телефоны общественных активистов, неформальных лидеров, журналистов, подозреваемых в сотрудничестве с зарубежными СМИ, но и просто политически неблагонадежных, с точки зрения спецслужб, граждан страны. Конечно, в первую очередь слежка ведется за высокопоставленными чиновниками уровня хякимов (глав региональных администраций), министров, вице-премьеров правительства. Их «слушают» еще со времен ныне покойного Сапармурата Ниязова, носившего титул Туркменбаши («глава туркмен»). В этом он сам лет двадцать назад случайно признался, когда по своей привычке публично, перед телекамерами, отчитывал трясущихся от страха хякимов велаятов (областей) за низкие темпы уборочной кампании. Вусмерть разгневанный вождь обронил: дескать, я все знаю и все слышу, поэтому прекращайте звонить друг другу и договариваться о сохранении одинакового темпа уборки урожая!

Тогдашние высокопоставленные чиновники, ставшие ныне пенсионерами, признаются, что после того памятного случая хякимы и министры, и без того догадывавшиеся о слежке, вообще перестали говорить по так называемой «вертушке» – линии защищенной правительственной связи – о чем-либо, кроме того, что может услаждать слух Вождя.

С Туркменбаши все понятно: круглый сирота, достигший поста первого секретаря ЦК Компартии Туркменистана и ставший затем первым президентом независимого государства, по своей природе был чрезмерно мнительным. Эта черта наиболее ярко проявилась в начале 2002 года, когда по его указанию Генпрокуратура и МВД обезглавили другое могущественное ведомство – Комитет нацбезопасности (предшественник нынешнего министерства). По мнению Туркменбаши, в недрах комитета зрел заговор против него. В результате более полусотни старших офицеров-чекистов во главе с председателем комитета Мухамедом Назаровым были уволены, лишены всех наград, званий, привилегий и приговором военных трибуналов отправлены в «красную зону» для отбывания наказания. А после ноябрьских событий того же года с инсценировкой покушения на жизнь Туркменбаши его мнительность переросла в настоящую паранойю.

Ниязова нет в живых уже больше десяти лет. Однако симптомы его психологического состояния, его мнительность и подозрительность, похоже, передались нынешнему единоличному хозяину страны Гурбангулы Бердымухамедову по прозвищу Аркадаг («покровитель»).


Гурбангулы Бердымухамедов поздравляет сотрудников Министерства нацбезопасности с юбилеем ведомства. Кадр телевидения Туркмении

Здесь уместно вспомнить туркменскую поговорку: если ученик не превзойдет наставника, ремесло исчезнет. Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что в области тотального контроля населения Аркадаг превзошел Туркменбаши. Провозгласив лозунг «Государство – для человека», он сделал так, чтобы надзор охватил все общество в целом и каждого человека в отдельности. Прослушивание телефонных разговоров, особенно международных, вскрытие почтовых корреспонденций и электронных сообщений – все это стало обыденным делом. Малейшие подозрения – и спецслужбы переходят к еще более жестким методам. Неугодного гражданина могут просто механически отсечь от телефонной связи и интернета, могут вызвать в министерство нацбезопасности для «откровенного разговора» о самом себе и своих друзьях или даже провести хитрую спецоперацию по заключению в тюрьму за неизвестные преступления. И потом еще не забыть, например, проконтролировать поминки отца семейства, умершего от переживаний о судьбе осужденного сына. Вдруг там соберутся нежелательные элементы и начнут вести не восторженные разговоры?

Спецзадание спецгруппе

Бердымухамедов часто использует в своей речи модное словечко «модерн». «Вот это у тебя должен быть модерн», – наставлял он мэра столицы, постукивая палкой-указкой по макету очередной мраморной многоэтажки. Модернизировал он и государственную систему слежки, создав в структуре Министерства связи специально подготовленную группу по интернет-технологиям и информационной безопасности. Этот шаг не афишировался, хотя в среде туркменских связистов многие догадывались, для чего именно создана спецгруппа. Формально она находится в структуре государственной компании электросвязи «Туркментелеком», а фактически подчиняется Министерству национальной безопасности и действует в его интересах.


Здание Министерства связи Туркмении. Фото с сайта Hronikatm.com

Впервые о существовании группы специалистов по интернет-технологиям проговорился сам же президент. В октябре 2016 года на совещании по вопросам подготовки к Азиаде-2017 в Ашхабаде он приказал группе приступить к работе в комплексе Олимпийского городка, чтобы не допустить распространения «недостоверной информации» в интернете. Задание президента было выполнено: за десять дней проведения соревнований в интернет не просочилось ни одного негативного высказывания как об Азиаде, так и об Ашхабаде, и о стране в целом. Правда, позже, когда участники игр, иностранные гости и журналисты разъехались по домам, во всемирной сети все же стала появляться та самая «недостоверная», с точки зрения туркменских властей, информация. Но это случилось, как говорят туркмены, когда «тандыр для выпечки чурека уже остыл».

Азиада давно закончилась, а у спецгруппы работы не поубавилось – надо круглосуточно отслеживать интернет-трафик иностранных гостей, а лучше – сразу взломать их почту и страницы в соцсетях; надо выявлять среди своих граждан тех, кто пользуется прокси-серверами, обходит блокировку и читает «вражеские голоса»; надо выяснять, кто ставит лайки под статьями, порочащими Туркменистан… В общем, ни минуты покоя.

«Спасибо дорогому Аркадагу!»

Впрочем, не факт, что Бердымухамедов объективно страдает большей паранойей, нежели Ниязов. Просто времена изменились. С одной стороны, в информационную эпоху оказывается все сложнее контролировать потоки сведений из страны и (главное) в обратном направлении – в страну из-за границы. Интернет – это вообще страшный сон любого диктатора. С другой стороны – у новой эпохи нашлись и приятные для диктаторов свойства: современные технологии позволяют достигать немыслимого ранее уровня контроля над гражданами.

Сотрудникам нацбезопасности и связистам, которые помогают им прослушивать телефоны и следить за частной перепиской, есть за что сказать спасибо Бердымухамедову. Эти государственные структуры буквально на днях получили в свое распоряжение суперсовременное шпионское оборудование и электронные системы. Теперь им будет проще следить за интересующими их лицами, обобщать и анализировать информацию из переписки, составлять поведенческие портреты. Наш источник в Минсвязи предполагает, что оборудование стоимостью в несколько сотен миллионов долларов, монтируемое в настоящее время на всех автоматических телефонных станциях Ашхабада и велаятских центров, доставлено из Европы.

Возможно, речь идет о шпионской продукции, выпускаемой немецкой компанией Ronde&Schwarz. С представителем этой фирмы Хартмутом Йешке президент Бердымухамедов лично встречался 15 февраля 2018 года. Телевидение сообщило населению, что немецкая компания специализируется в области информационных технологий, беспроводной связи, в производстве электронного котнтрольно-измерительного и телерадиовещательного оборудования. Авторы репортажа умолчали, что Ronde&Schwarz занимается также кибербезопасностью, защищенными каналами связи для военных и спецслужб, и главное – системами слежения. Причем Хартмут Йешке возглавляет в компании именно эти направления.


Оборудование Rohde&Schwarz. Фото с сайта компании

Неудивительно, что эти переговоры вызвали подозрения у правозащитников. Международная правозащитная организация Human Rights Watch официально запросила у Ronde&Schwarz информацию по заключенным в Туркмении сделкам. Получив отказ, HRW уже публично потребовала раскрытия сведений о сделках. Правозащитники подчеркнули, что коммерческие компании не должны заключать контракты, способствующие нарушению прав человека. В HRW считают, что соблюдение этого правила должны контролировать национальные правительства, то есть в данном случае – правительство Германии.

Впрочем, как выясняется, не только немцы поставляют репрессивному режиму Туркменистана оборудование, позволяющее властям загонять «под колпак» все большее число граждан. 7 марта 2018 года член парламента Великобритании Ллойд Рассел Мойл (Lloyd Russel-Moyle) опубликовал в газете The Independent статью, в которой утверждает, что власти страны дали разрешение на продажу зарубежным странам, в том числе Туркменистану, шпионских интернет-программ, расширяющих возможности спецслужб. Эти программы и техническая аппаратура, утверждает автор статьи, позволят репрессивным режимам взламывать электронную почту, читать смс-переписку, а также использовать микрофоны гаджетов для записи телефонных разговоров с удаленного расстояния.

У страха глаза велики

Все больше и больше граждан Туркменистана подвергаются преследованиям за высказывания в социальной сети «Одноклассники», за попытки использовать VPN для защиты конфиденциальности в интернете, за лайки и комментарии понравившихся статей о Туркменистане на зарубежных интернет-ресурсах.

«Я заходил на запрещенные сайты посредством прокси-сервера и с удовольствием читал, ставил «класс» понравившимся публикациям и фото, – рассказал 21-летний сын моего товарища из Ахалского велаята. – Но на днях к нам домой заявился участковый и велел мне взять свой мобильный смартфон и следовать за ним в ближайший опорный пункт полиции, дескать, есть на тебя жалоба от соседей. В опорном меня, оказывается, поджидали двое в гражданском. Не представились, но я сразу понял, из какой они конторы. Они на своем мониторе показали все мои действия в интернете. Заставили стереть комментарии, удалить лайки и предупредили: смотри, ты уже попал в поле нашего зрения, еще нечто подобное сделаешь, потом не обижайся».

Формально современное оборудование и программы закупаются Туркменистаном на Западе для развития интернета в стране, для повышения эффективности борьбы с преступными группировками, терроризмом, религиозным экстремизмом. В реальности же шпионское оружие направлено, прежде всего, на подавление гражданской и политической активности, на дальнейшее запугивание и без того зашуганного до смерти туркменского народа.

Наблюдателям становится все заметнее, как увеличиваются глаза у страха в Туркменистане. Снижается активность туркменских пользователей в «Одноклассниках», уменьшается количество комментариев граждан страны под статьями оппозиционных изданий в разных социальных сетях, все чаще слышны разговоры о том, что Line, IMO и другие распространенные в Туркменистане мессенджеры «дырявые» и прозрачные.

Эмигрировавший в Европу независимый туркменский журналист и правозащитник, внимательно изучающий ситуацию на своей родине, сказал мне – он убежден, что снижение активности туркменских интернет-пользователей, а также весь нагнанный на туркменское общество страх носит временный характер.

«Да, сейчас в Туркменистане жить стало страшно. Страшно не столько за себя, сколько за благополучие родных и близких, ведь оказывать на них психологическое и физическое давление стало чуть ли не излюбленным приемом охранных служб. Но туркмены говорят: нельзя закрыть рот всему народу. Никакое шпионское оборудование и никакие репрессии со стороны спецслужб не помогут авторитарному режиму годами держать свободолюбивых по природе туркменов в страхе и взаперти. Когда-нибудь чаша терпения переполнится, и тогда диктатор со всей своей семейкой и телохранителями, со всем награбленным сбежит из страны, спасаясь от ответа», – говорит туркменский диссидент. С этим мнением трудно не согласиться. Нельзя заткнуть рот целому народу, пусть даже донельзя запуганному.

Атаджан Непесов

Международное информационное агентство «Фергана»