21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Калий, долговые ножницы, бумаги… Виноваты ли узбекские чиновники в банкротстве российской компании

03.07.2018 14:43 msk, Азиз Якубов

Экономика Россия Криминал Узбекистан Суд

Здание «ЗУМК-Инжиниринг». Фото с сайта Dayperm.ru

Восток – дело не только тонкое, но и хитрое. Особенно когда речь заходит о больших деньгах. Не так давно «Фергана» опубликовала материал о том, с каким проблемами столкнулась белорусская компания «Белгорхимпром» в Туркменистане. Здесь европейцы построили горно-обогатительный комбинат по добыче и переработке калийной руды, однако оплату за свою работу ждут до сих пор.

Подобная конфликтная ситуация, тоже связанная с калийным бизнесом, наблюдается и в Узбекистане. Российская компания «ЗУМК-Инжиниринг» - «дочка» Западно-Уральского машиностроительного концерна (ЗУМК) из города Перми, недавно признанная краевым арбитражным судом банкротом, винит в плачевной финансовой ситуации именно узбекских заказчиков в лице Дехканабадского завода калийных удобрений (ДЗКУ). По подсчетам россиян, им с 2011 года задолжали $34 млн. В свою очередь, «ЗУМК-Инжиниринг» имеет непогашенные финансовые обязательства в размере 1,1 млрд рублей перед кредиторами, в числе которых «Промсвязьбанк», «Росэксимбанк» и «Бинбанк», что и позволило суду принять решение о банкротстве компании и ввести конкурсное производство.

Узбекская сторона в лице генерального директора ДЗКУ Хамидилы Шерматова оперативно ответила на претензии российских партнеров. По его словам, дехканабадское предприятие полностью рассчиталось с пермской компанией. «За время деятельности в Узбекистане «ЗУМК-Инжиниринг» получило от завода $177 млн и прибыль в размере около $40 млн», - заявил Шерматов. Более того, ДЗКУ делал все, чтобы предотвратить финансовый крах партнеров – встречались с их кредиторами, пытались создать максимально комфортные условия для завершения подрядчиком работ в Узбекистане. А в банкротстве «ЗУМК-Инжиниринг» виноваты сами руководители российской компании.

Так на чьей же стороне правда в этом конфликте?

В начале славных дел

В 2007 году Узбекистан наконец-то созрел для создания собственного производства калийных удобрений. Для республики, где сельское хозяйство считается одной из ключевых отраслей, строительство такого завода было необходимо. Ежегодно фермерам требовалось до 70 тысяч тонн удобрений, и весь этот объем долгие годы импортировался, в основном, из России. Узбекистан выполнял лишь роль поставщика сырья, тратя на закупки готовой продукции огромные деньги. Для справки, тогда тонна удобрений стоила примерно $450. То есть, бюджет «худел» более чем на $30 млн в год, обеспечивая дехканские хозяйства необходимым «катализатором».

Невероятное расточительство! При том, что в недрах Узбекистана, как известно, содержится практически вся таблица Менделеева. Залежи калия отыскались на Тюбегатанском месторождении в Кашкадарьинской области. Территория, граничащая с Туркменистаном, богата сильвинитовой рудой – запасы составляют свыше 200 млн тонн. Именно здесь в местечке Дехканабад было решено построить завод калийных удобрений. Предполагалось со временем довести мощность предприятия до 200 тысяч тонн продукции в год, что не только бы обеспечивало потребности внутреннего рынка, но и приносило стране прибыль от экспортных сделок.

Общая стоимость проекта составила $123,7 млн, из которых $99,9 млн выделялось на строительство горнодобывающего и перерабатывающего комплексов «под ключ». По первому направлению был заключен контракт на $54 млн с российской компанией «Западно-Уральский машиностроительный концерн» (ЗУМК), точнее, с ее «дочкой» «ЗУМК-Инжиниринг», налаживанием обогатительного производства занималась CITIC Pacific Ltd (Китай). Финансирование осуществлялось за счет кредитов Фонда реконструкции и развития Узбекистана ($61,9 млн), китайского «Эксимбанка» ($41,7 млн) и собственных средств «Узхимпрома». Российский подрядчик завершил работы в кратчайшие сроки, и уже в 2010 году Узбекистан стал первым в Центральной Азии производителем калийных удобрений.


Дехканабадский завод калийных удобрений. Фото с сайта Narodnoeslovo.uz

Забавно, что изначально пермская компания, предложив оптимальные условия по критерию «цена-качество», выиграла тендер на полное осуществление проекта. Но затем по неизвестным причинам «Узхимпром» аннулировал итоги тендера и разделил заказ между россиянами и китайцами.

Аппетит приходит во время еды

В Узбекистане изначально предполагали расширение дехканабадского комбината – залежи калия позволяют нарастить мощности и увеличить экспорт. Возможно, здесь свою роль сыграла и динамика мировых цен на сырье. Ведь до финансового кризиса 2008 года стоимость калия увеличивалась в геометрической прогрессии, доходя до фантастических по нынешним меркам $800-1000 за тонну.

В 2011 году вышло постановление президента республики Ислама Каримова о реализации второй очереди строительства добывающих и перерабатывающих объектов ДЗКУ. Стоимость проекта составила $254,7 млн. Финансирование снова осуществлялось, в основном, за счет кредитов Фонда реконструкции и развития Узбекистана и китайского «Эксимбанка», а также собственных средств комбината. Не стали узбекские чиновники искать и других подрядчиков – по старой схеме сотрудничество было продолжено с «ЗУМК-Инжиниринг» и подразделением корпорации CITIC. Зарубежным компаниям был предоставлен ряд льгот и преференций, включая освобождение от уплаты таможенных пошлин на ввоз необходимого оборудования и налога на прибыль. С россиянами был подписан договор на сумму $122,3 млн. Новый комплекс по планам обеспечивал бы добычу 1400 тонн руды в год. Его «изюминкой» должна была стать уникальная промышленная канатная дорога протяженностью свыше 30 километров.

Однако на данном этапе сотрудничества узбекских чиновников с российскими бизнесменами и начались проблемы. Сложности, как считают в ЗУМК, связаны с рокировкой в руководстве «Узхимпрома». В сентябре 2010 года Гуломжона Ибрагимова в кресле председателя организации сменил Хамидила Шерматов (сейчас он работает в должности генерального директора ДЗКУ). С самого начала реализации проекта до 2010 года узбекская сторона оказывала подрядчику всяческую помощь, при Ибрагимове все вопросы решались быстро – оформление документов, платежи, согласование цен и условий работы. При Шерматове ситуация изменилась коренным образом. Представители ЗУМК утверждают, что именно с приходом нового шефа «Узхимпрома» началась тотальная бюрократия. Каждая бумага, от которой зависела слаженность производственного процесса, проходила утверждение со скрипом и подолгу находилась под сукном. Особенно это касалось актов выполненных работ, согласно которым узбекская сторона рассчитывалась с партнерами.

Тревожные «звонки»

С июля 2010 года ЗУМК получил разрешение правительства Узбекистана добывать калийную руду, что закреплялось положениями договора на выполнение опытно-промышленных работ (ОПР). Калийный завод оплачивал добычу сильвинитовой руды по ценам ниже мировых - $21,8 за тонну (это подтвердила международная экспертиза). Для сравнения, добыча на подобном месторождении в Бразилии обходилась покупателю сырья в $36,36 за тонну.

Первый тревожный «звонок» случился в 2012 году: узбекские партнеры никак не могли подписать новое соглашение с россиянами на добычу. Представители дехканабадского завода и «Узхимпрома» уверяли руководство ЗУМК, что бумаги на пролонгацию находятся в Кабмине, и скоро все будет заверено. Как утверждает глава «ЗУМК-инжиниринг» Александр Поздеев, Шерматов «просил нас не беспокоиться и продолжать работать», но при этом документы так и не были подписаны. Как это ни странно, стороны заключили контракт по ОПР на 2013 год, так и не дождавшись подписания с узбекской стороны бумаг за 2012 год.

В итоге россияне добывали для ДЗКУ калий с июля 2010 года по март 2014 года, за этот период было поставлено на завод свыше 880 тысяч тонн руды. Расплатилось предприятие с партнерами частично (полностью за 2010 год, с остатком долгов за 2011 и не оплатив ни копейки за 2013), договоры ОПР за 2012 год и за два первых месяца 2014 года так и не были подписаны (и впоследствии тоже не оплачены).

Второй «звонок» был более громким и отчетливым. В 2012 году на ДЗКУ случилась авария – из-за прорыва рассолов водоприток на территории рудников возрос до 5000 кубометров в сутки. По данным Западно-Уральского машиностроительного концерна, причиной ЧП стало то, что завод предоставил недостоверную информацию по наличию воды в грунте. Ситуация могла привести к ущербу на сумму $2,5 млрд и потере рудника. Соответственно, под угрозой стояла деятельность всего предприятия. Локализацией «катастрофы» занимались специалисты ЗУМКа во главе с президентом концерна Александром Поздеевым, который также является генеральным директором «ЗУМК-Инжиниринг». Россиянам понадобилось два года на устранение технических проблем, стоимость работ, утвержденная узбекской стороной, составила $4,2 млн. И здесь не обошлось без длительного процесса согласования цен, экспертиз, утверждений, предоставления скидок и так далее.

По утверждениям российской компании, за спасение рудника с ними тоже не рассчитались.

При одновременных работах в трех направлениях – строительство второго этапа, ликвидация аварии, опытно-промышленные работы - месяцами не заверялись документы, шла тотальная неоплата, накапливались долги по зарплате и налогам у российской компании как перед российскими, так и узбекскими подрядчиками и рабочими.

В начале 2014 года «ЗУМК-Инжиниринг» прекратил добычу калия, потребовав от дехканабадского завода погасить накопившиеся задолженности.

Приглашение на «казнь»

В мае 2014 года генеральный директор «ЗУМК-Инжиниринг» Александр Поздеев получил приглашение со стороны правительства Узбекистана в Ташкент на совещание по обсуждению реализации второй очереди ДЗКУ. На встрече глава пермской компании поднял вопрос о погашении долгов перед его организацией. Уже на следующий день Поздеева пригласили в Генеральную прокуратуру. Откуда он вышел нескоро.

Бизнесмен был задержан узбекскими властями, а потом и арестован по подозрению в совершении экономических преступлений. В частности, ему инкриминировалось завышение смет при строительстве объектов дехканабадского предприятия и при поставках оборудования. По данным российских СМИ, президента ЗУМКа также обвиняли в сокрытии валюты, подлежащей зачислению на счета узбекских банков, и растрате госсредств. В совокупности фигуранту уголовного дела грозило до 29 лет тюремного заключения.


Александр Поздеев. Фото с сайта Newsko.ru

Дело вели совместно генпрокуратура и Служба национальной безопасности (ныне Служба государственной безопасности), группу следователей возглавлял на тот момент глава управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией генпрокуратуры Узбекистана Улугбек Хуррамов. Кстати, сейчас этот чиновник находится за решеткой, его задержали по делу экс-генпрокурора Рашида Кадырова.

Силовики, по словам Поздеева, хотели не только сделать из российского бизнесмена главного виноватого в экономических бедах республики, но и предлагали варианты сотрудничества. Они требовали компрометирующих показаний на руководителей узбекского правительства, в обмен обещали помочь выбить с «Узхимпрома» долги по контрактам по добыче ископаемых. На арестанта оказывалось мощное давление, допросы длились по 12 часов. Сам Поздеев вспоминает: следователи обещали, что «он не выйдет живым из зиндана».

Многие эксперты, следящие за процессом, были уверены, что дело против Поздеева сфабриковано. Узбекские чиновники просто решили поступить по принципу «нет человека – нет долгов», придумав весьма оригинальный способ «избавиться» от требующего выплаты задолженности предпринимателя. Процесс проводился с многочисленными нарушениями, в том числе, нарушениями прав человека - к обвиняемому не допускали ни адвоката, ни представителей консульства РФ, не было рассмотрено ходатайство об изменении меры пресечения и отказано в медицинской помощи. К вопросу освобождения своего гражданина подключился российский МИД, сотрудники ЗУМКа готовы были устроить пикет около посольства Узбекистана в Москве. Лишь после вмешательства российских дипломатов и президента Узбекистана Ислама Каримова, проведя десять дней за решеткой, Александр Поздеев был отпущен на свободу и смог вернуться на родину.

Судебные «фокусы»

В конце 2014 года «ЗУМК-Инжиниринг» подал иск в хозяйственный суд города Ташкента на взыскание остатка долга по договорам на проведение опытно-промышленных работ, датированных 2011 и 2013 годами (за 2012 год и за два месяца 2014 года, напомним, никаких соглашений так и не было подписано). Руководство ДЗКУ подало встречный иск о признании соглашений с российской компанией недействительными на основании завышения указанных в документах цен.

Основным аргументом узбекской стороны стало президентское постановление от 2007 года, регулирующее строительство первого этапа ДЗКУ, в приложении к которому приводилась калькуляция на добычу калийной руды из расчета $15,26 за тонну. Соответственно, «ЗУМК-Инжиниринг», осуществлявший добычу по $21,8 за тонну на основании всех подписанных соглашений, поставлял на завод сырье по завышенным ценам. Каким образом узбекские чиновники, утверждавшие смету российской компании, не обратили внимания на приложение к президентскому постановлению, остается загадкой.

Решением суда первой инстанции претензии истца были отклонены, а требования ответчика частично удовлетворены – ряд договоров признан недействительным.

«ЗУМК-Инжиниринг» воспользовался правом подать апелляцию. Апелляционная инстанция того же хозяйственного суда города Ташкента после длительных разбирательств удовлетворила ходатайство россиян. На итоговом заседании было озвучено, что ДЗКУ имеет долги перед партнерами по контрактам ОПР частично за 2011 год – в размере $3,4 млн и полностью за 2013 год - $7,1 млн.

Но когда суд предоставил письменное решение, его формулировка оказалась подкорректированной. Резолютивная часть выглядела как наличие взаимных задолженностей в сопоставимых размерах. С учетом судебных издержек у ЗУМКа даже сформировался долг перед ДЗКУ.

ЗУМК выразил несогласие с решением апелляционной комиссии ташкентского хозсуда. Во-первых, суд не принял во внимание тот факт, что в приложении к постановлению президента Каримова по строительству второго этапа ДЗКУ, вышедшего в свет в 2011 году, стоимость работ по добыче калия изменилась – здесь была установлена предельная цена на уровне $26,16 за тонну. То есть, получается, что предложенные ЗУМКом $21,8 за тонну удовлетворяют данным условиям. Во-вторых, в ходе разбирательства дела был проигнорирован ряд документов, среди которых постановление президента Узбекистана, протокольные решения правительства республики, а также ценовые экспертизы международной консалтинговой компании и республиканского государственного комитета по архитектуре и строительству. В-третьих, суд принял во внимание процесс 2013 года, по которому бывший директор ДЗКУ Ганиев был признан виновным в нанесении ущерба государству за счет завышения стоимости работ, прописанных в соглашениях между предприятием и российскими партнерами. «ЗУМК-Инжиниринг» не был допущен к процессу над бывшим руководителем завода и не мог предоставить доказательств в обоснованности подписанных им соглашений по проведению ОПР.

Как бы то ни было, решение суда есть решение суда. Причем руководство дехканабадского завода считает его справедливым.

Кто виноват, или делать что-то надо

Как ни странно, но даже после этого судебного решения пермская компания продолжила сотрудничество с ДЗКУ. В прошлом году была создана межправительственная комиссия обеих стран, усилиями которой разработана и утверждена «дорожная карта». Единственное, что осталось сторонам согласовать – это долги. «ЗУМК-Инжиниринг» так ничего и не получил, а ДЗКУ продолжает настаивать, что ничего российским партнерам и не должен.

В мае планировалось проведение очередного раунда заседания межправкомиссии, на котором стороны и обсудили бы финансовые претензии. Однако встречу перенесли на осень. В этой связи министерство промышленности и торговли ходатайствовало о переносе разбирательства по признанию пермской компании банкротом, но арбитражный суд встал на сторону кредиторов и вынес решение по «ЗУМК-Инжиниринг», признав компанию банкротом. Из-за финансовых тяжб две тысячи квалифицированных специалистов вынуждены искать новую работу.

Во всем происходящем ЗУМК винит партнеров из Узбекистана. «Попытки решить проблему по долгам наткнулись на «беспредел» узбекских чиновников, которые действуют старыми методами «мы ЗУМКу ничего платить не будем», - говорится в пресс-релизе компании.

Руководство ДЗКУ остается непреклонным: мы все оплатили и ничего не должны.

По данным ЗУМК, осуществлявшей геологоразведку месторождения, запасов разведанного калия хватит максимум на два года. Рудник не развивается, дальнейших проходок никто не делает. Нет инвестиций, строительство второй очереди, которое вели россияне, заморожено, та же канатная дорога, способная значительно сократить производственные расходы, так и стоит недостроенной.

ДЗКУ, в свою очередь, утверждает, что все в порядке и что в течение ближайших трех лет объем производства хлористого калия возрастет до 600 тысяч тонн в год (вместо заявленных и планируемых 200 тысяч тонн). Кроме того, предприятие уверяет, что с 2020 года будет освоен выпуск еще одного удобрения - сульфата калия.

Чем закончится спор хозяйствующих субъектов, сегодня сказать трудно, но очевидно, что проиграли обе стороны: одна получила банкротство, вторая лишилась партнера и вынуждена будет привлекать новых инвесторов и для разработки месторождения, и для сложного калийного производства.

И видимо, единственный, кто остался в плюсе, - это китайские партнеры ДЗКУ, у которых, судя по всему, никаких проблем с долгами не возникает.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»