18 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Сын за отца. Как больной ребенок стал заложником руководства Таджикистана

Дикая история происходит в Таджикистане. У четырехлетнего мальчика Иброхима (Хамзы) Тиллозода – внука лидера запрещенной в стране оппозиционной Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири – развился рак. Местные врачи не смогли ему помочь, а выпускать семью на лечение за границу власти отказались. У ребенка образовалась опухоль, зарубежные онкологи заявили, что ему срочно необходима операция. В его поддержку выступила Human Rights Watch, петицию с требованием выпустить семью из страны подписали более ста тысяч человек.

Об ухудшении состояния ребенка стало известно неделю назад. Но его семье так и не дали возможности выехать из страны (хотя на днях ей пообещали оформить документы). Это время власти потратили на поиск оправданий. От простых (что в Таджикистане больного ребенка якобы никто не держит) до циничных (что болезнь перешла в критическую стадию, так что «необходимости отправлять его за границу нет»).

Из семьи «врага народа»

Иброхим Тиллозода – сын старшего сына Мухиддина Кабири. Его отец и дед, лидер ПИВТ, покинули Таджикистан несколько лет назад, опасаясь преследований. Обоих власти обвинили в причастности к мятежу, который организовал бывший замминистра обороны Абдухалим Назарзода (согласно официальной версии, он и его сторонники похитили оружие, организовали нападения на сотрудников милиции, а затем скрылись на территории Ромитского ущелья, где были разгромлены в ходе спецоперации). Мухиддина Кабири обвинили в том, что он координировал действия мятежного генерала (якобы ПИВТ планировала захват государственных объектов). Его сына – в том, что он якобы передавал мятежникам деньги.

Власти успешно использовали мятеж как повод для разгрома оппозиции. Партия была запрещена, более сотни ее сторонников задержаны, заместители ее лидера – осуждены пожизненно.

Мухиддина Кабири, как и его сына Рухулло Тиллозода, объявили в розыск. Кабири обвинили по 16 уголовным статьям, включая измену родине и мятеж (сам он все обвинения отвергает). После неудачной попытки найти его через Интерпол (организация признала, что преследование носит политический характер), власти решили судить его заочно.

Супруга его сына, Мижгона Зайниддинова, вместе с детьми осталась в Таджикистане. Власти конфисковали у них документы, даже свидетельства рождения у детей – фактически закрыли им выезд из страны.

Позднее в интервью «Озоди» она сказала, что документы якобы «потерялись». По данным Human Rights Watch, сделать такое заявление ее заставили представители спецслужб, под надзором которых семья находилась последние несколько лет. В любом случае, новых – или прежних – документов семья не получила.

Болезнь и ее «лечение»

О болезни внука Кабири стало известно в феврале 2018 года. Ребенка госпитализировали с подозрением на рак, хотя диагноз известен не был. Уже тогда, по словам его дяди, Муххамада Тиллозода, семья хотела вывезти его на лечение за границу, но ей этого не позволили. «Вот уже три года Хамза и его сестренки Фарахноз и Сабрина вместе со своей матерью являются заложниками, – написал он. – Власти посылают подарки в детские дома, демонстрируя заботу о детях, но в то же время отказывают мальчику в лечении за рубежом».

«Женщине было запрещено покидать дом и куда-либо обращаться с жалобами, телефон у нее тоже изъяли, запретили куда-либо откуда-либо звонить вообще, поэтому болезнь оказалась запущенной», – сообщил позднее таджикский журналист-эмигрант Темур Варки, составивший петицию в поддержку ребенка. Иброхима прооперировали в Таджикистане, но операцию, по словам источника, делали непрофильные врачи. После этого у него рак стал развиваться быстрее.

Неделю назад появилась информация, что состояние мальчика ухудшается. Его родные связались с онкологами из Турции и России, показав снимки и анализы. По информации Human Rights Watch, турецкие врачи 25 июля заявили, что ребенку срочно необходима квалифицированная медицинская помощь. По их словам, болезнь перешла в критическую стадию, когда метастазы могут распространиться по всему телу. Ребенку, подчеркнули они, нужна операция в течение десяти дней. Российский онколог дал схожее заключение.

Принять ребенка на лечение, по словам его дяди, готовы клиники в России и Турции. Но документов семья до сих пор не получила. По словам Темура Варки, МИД Таджикистана в экстренных случаях может оформить их всего за день. Но в ОВИРе матери ребенка заявили, что ждут команды сверху.

«Коллективное наказание»

Преследование родственников – распространенная практика авторитарных государств. Среди наиболее распространенных случаев – давление на семьи оппозиционеров и правозащитников. Одних используют как заложников, другим мстят за оппозиционную деятельность родственников, некоторых пытаются восстановить против их родных.

Таджикистан – не исключение. В группе риска там семьи оппозиционеров, журналистов, нелояльных власти. И даже юристов, которые защищают обвиняемых в «экстремизме». «Кампания, которую правительство Таджикистана ведет против семей диссидентов, набирает обороты, – отмечал представитель Human Rights Watch Стив Свердлоу. – Одновременные действия силовых структур и местных чиновников в разных городах позволяют предположить, что политика коллективного наказания санкционирована на самом высоком уровне. Все это должно прекратиться».

В 2016 году сторонники таджикской оппозиции появились на конференции ОБСЕ, проводившейся в Варшаве. Они устроили молчаливую акцию протеста, надев футболки с фотографиями политзаключенных в Таджикистане (официальная таджикская делегация в знак протеста покинула мероприятие). Вскоре после этого, по информации Human Rights Watch, в Таджикистане были задержаны десятки родственников диссидентов. Их допрашивали и угрожали «отобрать имущество». У некоторых возле домов собрались толпы людей, называвшие их близких «террористами». По словам очевидцев, среди них были замечены силовики в штатском, полиция в происходящее не вмешивалась.

Одна из таких акций, как рассказали правозащитники, произошла в Кулябе – в школе, где учится девятилетняя дочь оппозиционной активистки. Собравшаяся там толпа, в которой были учителя и местные чиновники, объявила ее «дочерью врага народа». Позднее эти люди собрались у дома, где девочка живет вместе с семьей. Они забрасывали его камнями и угрожали поджечь. Источник, близкий к городской администрации, заявил, что за этим стоят местные власти.

Что же будет?

По последним данным, власти Таджикистана все же пообещали отпустить Иброхима Тиллозода на лечение. Его мать 27 июля рассказала «Озоди», что ей и сыну обещали оформить документы в течение двух дней. Безобразное заявление Министерства здравоохранения (о том, что в нынешней стадии болезни «нет необходимости отправлять его в зарубежные страны») пользователи социальных сетей предлагают проверить на состав преступления.

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА