18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Курбан-Байрам за $78 миллиардов. Талибы навязывают США диалог с позиций сильнейшего

В Афганистане с 21 августа должно начаться второе перемирие между правительством и талибами. И в Кабуле, и в Вашингтоне надеются, что перемирие продолжится мирными переговорами. Талибы пока никак эти надежды не комментируют. Вместе с тем они устраивают масштабные военные операции, которые свидетельствуют о том, что движение не особенно пострадало от новой стратегии Дональда Трампа, объявленной еще год назад.

Недавняя битва между движением «Талибан» и афганской армией за стратегически важный город Газни, административный центр одноименной провинции, показала, что талибы, в общем-то, уже способны захватывать и удерживать не только сельскую местность, но и крупные урбанизированные районы. Причем даже в тех провинциях, которые всегда имели репутацию сравнительно стабильных и безопасных. До того, как рано утром в прошлую пятницу талибы начали наступление в провинции Газни, считалось, что этот регион находится под уверенным контролем правительства. В связи с этим в западных СМИ прокатилась волна критики в адрес иностранных военных в Афганистане, которые за 17 лет так и не смогли создать самодостаточные местные силы безопасности.

«Новое лицо» войны в Афганистане

В своей редакторской статье «Рейтер» отмечает, что талибы по ходу битвы смогли занять почти весь Газни, а возвращение города под контроль властей стало возможно лишь потому, что талибы приняли решение об отводе своих отрядов. Причем, по признанию афганских силовиков, только убитыми за время битвы они потеряли не менее 200 человек. Американские военные, чья авиация поддерживала контрнаступление афганской армии в Газни, заявили, что за пять дней битвы уничтожили не менее 220 талибов. Однако жители Газни рассказали кабульским журналистам, что под ударами авиации погибло также не менее 16 гражданских. Таким образом, довольно сложно сказать, сколько людей из уничтоженных американцами с воздуха являлись именно боевиками «Талибана».

Почти все западные издания в один голос указывают на то, что битва за Газни стала крупнейшим достижением талибов с 2016 года – тогда им удалось ненадолго взять под свой контроль Кундуз – административный центр одноименной провинции на севере Афганистана. При этом нужно заметить, что сама провинция Кундуз на протяжении долгого времени является весьма нестабильной. Ряд уездов провинции, например, Дашт-и-Арчи, талибы контролируют почти десять лет.


Дым от взрыва в Газни. Фото с сайта Khaama.com

Ситуация в Газни до последнего времени считалась куда более спокойной. Дело в том, что провинция находится на стратегически важной автомагистрали, соединяющей Кабул с южными территориями и через них – с западом страны: провинциями Фарах и Герат. Поэтому и контроль со стороны силовиков был тут, как казалось, достаточно существенным.

По мнению колумниста «Рейтер» Петера Аппса, сейчас расчет талибов направлен, в большей степени, на достижение политического эффекта от военных действий. «Нападение на этой неделе выглядит не как попытка захватить конкретную территорию, а, скорее, как преднамеренная демонстрация досягаемости и возможностей движения [«Талибан»]. По сути, эти действия закладывают основу для переговоров, которые уже спокойно ведутся. Во вторник несколько источников из «Талибана» заявили, что группа рассматривает возможность прекращения огня для праздника Курбан-Байрам на следующей неделе, опираясь на аналогичное, но ранее беспрецедентное перемирие в июне», – пишет Аппс.

Провал стратегии Трампа

CNN, не особенно церемонясь, выводит из битвы за Газни и ряда других успешных атак талибов в минувшие десять дней следующий итог: стратегия американского президента Дональда Трампа в Афганистане оказалась провальной. Кроме операции в Газни, талибы смогли разгромить стратегически важную базу афганской армии в северной провинции Баглан, уничтожив 39 солдат противника. Они также ликвидировали около 20 афганских силовиков в ходе неожиданного нападения в провинции Фарьяб, а в среду, 15 августа, неизвестные боевики атаковали тренировочный центр спецназа прямо в Кабуле.


Место атаки террориста-смертника в Газни. Фото с сайта Ariananews.af

Более того, 15 августа при взрыве смертника в учебном центре в шиитском районе Кабула Дашти-Барчи погибли около 50 подростков. Хотя взрыв в шиитском учебном центре не имеет отношения к талибам – теракт совершен так называемым «Исламским государством» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), – это все равно свидетельствует о недееспособности сил безопасности Афганистана, в которые с 2001 года США вложили миллиарды долларов.

CNN акцентирует внимание на том, что новая стратегия для Афганистана – это единственная внешнеполитическая тема, которой Трамп занимался единолично. Решение «увеличить давление на антиправительственные движения» за счет увеличения контингента американских военных – его персональное решение. Контингент уже вырос с 12 тысяч до 15 тысяч солдат. Основными задачами военных из США в Афганистане является обучение, решение логистических вопросов и участие в точечных специальных операциях.

Новая стратегия была объявлена год назад. За этот год сам Трамп сделал несколько противоречивых заявлений. Сначала он говорил, что разросшийся американский контингент поможет афганским силовикам полностью справиться с антиправительственными движениями. Позже поумерил свой пыл, объявив, что на территории Афганистана полностью надо уничтожить лишь ИГ, а талибов вынудить к переговорам. А в последнее время американский президент вообще избегает заявлений по поводу Афганистана.


Сожженные автомобили в Газни. Кадр Reuters TV

Что касается ИГ, то реальных успехов в борьбе с ним добились именно талибы. В начале августа они смогли разгромить анклав ИГ на севере Афганистана. При этом 250 террористов предпочли сдаться афганским властям – чтобы избежать расправы со стороны «Талибана». Сейчас остается еще один крупный анклав ИГ – на востоке страны, близ границы с Пакистаном.

О готовности к переговорам талибы тоже заявляли. Однако они хотят вести переговоры не с правительством в Кабуле, а напрямую с США, так как считают, что именно американские политики определяют решения президентского дворца в Кабуле.

В июле появилась информация, что США уже ищут каналы для прямых переговоров с «Талибаном». Американские СМИ называют эти действия «позорными» – ведь «Талибан» по-прежнему в списке террористических организаций.

В последние дни на фоне битвы за Газни появилась информация, что американские чиновники успели провести встречи с представителями «Талибана» в их официальном офисе в Катаре. Примечательно, что где-то в это же время талибы из катарского представительства посетили Ташкент. Можно предположить, что в США одобряют Узбекистан как возможную площадку для мирных переговоров по Афганистану. Тем более, что президент Шавкат Мирзиёев заявлял о такой возможности еще весной этого года.

США сломались?

Отличительная черта действий талибов состоит в том, что они совершают свои атаки, как им захочется и когда захочется. Чиновники из США и афганское руководство, несмотря на это, продолжают настаивать на мирных переговорах. Наибольшее непонимание это вызывает в западных СМИ – ведь на Западе не принято вести переговоры с «плохими парнями». «Плохих парней» в Югославии, Ираке и Ливии просто разгромили и навязали там новую модель государственного устройства. С Сирией так гладко не вышло, но там есть конкретное оправдание – в ситуацию напрямую вмешались такие крупные державы как Россия, Иран и Турция.

В случае же с Афганистаном «варвары, убивающие мирных граждан» вынуждают американских чиновников начать мирные переговоры. The Wall Street Journal указывает «космическую цифру» затрат США на военные цели в Афганистане с 2001 года – $78 млрд (почти три с половиной годовых бюджета Узбекистана, к примеру). «Зачем тратились эти деньги, если талибы снова придут к власти?» – подобными вопросами задаются сейчас многие.


Армейский блокпост в Газни. Фото с сайта Khaama.com

В общем, как указывают почти все ведущие западные медиа, талибы действительно навязывают в Афганистане свои правила игры. Причем теперь уже всем: не только афганскому правительству и ситуативным союзникам, вроде Пакистана, Ирана и России, но и главному своему противнику – США.

Именно с этих позиций и рассматривается запланированное на 21 августа и приуроченное к Курбан-Байраму второе перемирие между афганскими властями и талибами. Уже прозвучало достаточное количество заявлений со стороны чиновников Афганистана и их союзников о том, что второе перемирие может стать прологом к началу настоящих мирных переговоров. Афганский президент Ашраф Гани ранее озвучивал уступки, на которые он готов пойти ради начала переговоров: провести широкую амнистию талибов, разрешить им открыть свои представительства в крупных городах Афганистана, выдать им паспорта, чтобы они могли ездить за границу и так далее.

Но в этой ситуации главное то, что талибы пока лишь слушают, а сами не делают никаких заявлений. Да, они как будто намерены поддержать второе перемирие. Но не все так просто с мирными переговорами. Прежде, чем начать обсуждать условия заключения мира, талибы требуют полного вывода иностранных военных из Афганистана. Однако на Западе согласие на такой шаг в настоящее время рассматривают, как поражение.

Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»