20 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

Сбой в системе. Таджикистанский чекист разоблачил планы Душанбе по ликвидации лидера ПИВТ

Мухиддин Кабири. Фото с сайта Ozodi.org

Человек, назвавший себя офицером Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана Махмадали Расуловым, 22 августа обвинил эту спецслужбу в подготовке убийства лидера запрещенной в республике Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири. Расулов признался, что изначально он должен был стать одним из участников операции по устранению лидера ПИВТ, но позже отказался и от задания, и от дальнейшей службы в госбезопасности, раскрыв планы бывших коллег. Осталось понять главное: на самом ли деле разоблачитель является реальным офицером ГКНБ, и насколько соответствуют действительности его слова? Существует вероятность, что прозвучавшие обвинения — просто очередная провокация таджикистанских спецслужб.

Цель — члены оппозиционных групп

Итак, Махмадали Расулов опубликовал в социальной сети Facebook свое обращение на русском языке. Продублировал он его и по-таджикски — на Youtube.

Расулов заявляет, что в 2015-м году по секретному приказу руководства ГКНБ на территории Российской Федерации была создана неофициальная рабочая группа, в которую вошли три офицера ГКНБ — в том числе и сам автор обращения. Задачей группы стало изучение ситуации внутри оппозиционных таджикских группировок в Европе и проведение операций против них. По словам Расулова, сотрудникам госбезопасности удалось рассорить оппозиционеров и «создать альтернативную фракцию против ПИВТ».

«Моими целями, когда я находился в Европе, были граждане Таджикистана, в том числе лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, другие члены оппозиционных групп, в том числе Шарофиддин Гадоев, Шамсиддин Саидов, Равшани Темуриён, Темур Варки и другие. В действительности во время пребывания в Европе, я несколько раз говорил с вышеуказанными лицами. Нескольким я передал предложение руководства вернуться. Я должен сказать, что они были согласны вернуться и ставили только одно условие. Они говорили, что, если власти освободят политических заключенных, мы все за сутки вернемся в Таджикистан», — написал Расулов (здесь и далее сохранены стилистика и пунктуация оригинала. – Прим. «Ферганы»).

Расулов указывает, что разговор председателя ГКНБ Саймумина Ятимова с представителем оппозиции Шарофиддином Гадоевым, проходивший 2 февраля 2018 года, состоялся при его посредничестве. Но уже где-то в середине февраля руководство комитета свернуло переговоры с отдельными представителями оппозиции, а, вернувшись в Москву, он узнал, что в Душанбе решили действовать по новому плану.

«Мы создали три рабочие группы. На том совещании начальник сказал, что проект о перемирии с ПИВТ и другими оппозиционными группами отменен. Есть новый проект. В нем должна участвовать и наша группа. Согласно новому плану я должен был вернуться в Европу и работать над сбором точной информации. Целью этого проекта было убийство председателя Партии исламского возрождения, гражданина Республики Таджикистан Мухиддина Кабири», — сообщил Расулов в Facebook.


Кадр видеообращения Махмадали Расулова

Персональной задачей Расулова, по его словам, было сближение с оппозиционерами, в том числе — с Мухиддином Кабири.

«Я должен был определить место его проживания, места проживания детей и маршруты их передвижения. В какие города ездит сам Кабири с рабочими визитами. Где едят, в какое кафе чаще ходят, в какой машине ездят. Всю эту информацию я должен был передать в центр. Должен заявить, что куратором данного проекта является сам Ятимов. Нашей задачей был сбор информации. Для убийства Мухиддина Кабири, конечно же, в Европу должны были приехать специально обученные сотрудники», — написал Расулов.

Он также утверждает, что план покушения на Кабири до сих пор существует, и он решил прекратить свою работу в ГКНБ, так как, по его словам, не хочет «участвовать в убийстве гражданина своей страны, гражданина Таджикистана, не хочет, чтобы повторился инцидент, случившийся с Умарали Кувватовым». Напомним, что предприниматель Умарали Кувватов в свое время попытался защитить собственный бизнес от родственника таджикистанского президента Шамсулло Сохибова. Ни для кого не секрет, что в этом споре победителем вышел Сохибов. А Кувватов, который, кстати, когда-то помог Сохибову освоить азы предпринимательской деятельности и породниться с Эмомали Рахмоном, превратился в оппозиционного политика, живущего в изгнании. В 2015 году Кувватов был убит в центре Стамбула. Благосостояние Сохибова, между тем, продолжает расти: правительство Таджикистана ратует за то, чтобы его компания не выплачивала налоги и пошлины, а таджикистанские родители вынуждены платить его фирмам, чтобы получить медицинские справки для своих детей — в противном случае ни в детский сад, ни в школу их не возьмут.

Видел и подозревал

Полная информация об аккаунте Расулова в Facebook закрыта для тех, кто не стал его «другом». Самое раннее действие на этой странице, доступное для просмотра любого желающего, совершено 21 августа – там была опубликована заглавная фотография страницы. Что касается канала на Youtube, где появилось видео, то разоблачение чекистских планов – единственная его публикация. Причем фотография там идентична фотографии, размещенной на странице в Facebook.

«Фергана» обратилась за комментариями в ПИВТ – могут ли там подтвердить, что человек, выдающий себя за офицера ГКНБ Расулова, лично известен партийцам?

Помощник лидера партии Мухаммаджон Кабиров рассказал, что человека, называющего себя Расуловым, ему действительно доводилось видеть раньше. Причем представлялся он именно как Махмадали Расулов и никак иначе. В частности, одна из встреч Кабирова с ним произошла в Варшаве на совещании ОБСЕ в прошлом году. Расулов присутствовал там в качестве гостя. При этом оппозиционеры уже тогда подозревали его в работе на правительство Таджикистана. Однако, по словам Кабирова, в личной беседе с ним Расулов убеждал его, что работает на неправительственную организацию, базирующуюся в Красноярском крае и занимающуюся вопросами миграции, и никакого отношения к таджикистанским спецслужбам не имеет.

Позже, приблизительно в сентябре 2017 года, Расулов снова встречался с представителями ПИВТ, живущими в Европе и убеждал их начать переговоры «о примирении» с правительством Таджикистана. «Тогда уже у нас не осталось никаких сомнений, что он работает на ГКНБ», — заметил Кабиров.

По его словам, Расулов однажды лично общался с Кабири на протяжении шести часов. «Возможно, именно эта встреча сыграла свою роль, и офицер ГКНБ задумался о выходе из спецслужбы и опубликовании своих разоблачений», — предполагает помощник лидера ПИВТ.


Мухиддин Кабири. Фото с сайта Ozodi.org

ГКНБ любит Россию

Через Facebook «Фергане» удалось пообщаться и с самим Расуловым. Как следует из его ответов, он уже несколько лет постоянно проживает за пределами Таджикистана. На родине он появлялся лишь для встреч со своим руководством и отчетов о проделанной работе. По словам беглого офицера ГКНБ, он готов к личным встречам с журналистами, чтобы подтвердить и свою личность, и указанные в обращении факты. «Возможно, я проведу общую пресс-конференцию», — сообщил Расулов нашему агентству.

Чекист рассказал также о предложениях Кабири касательно «перемирия» с правительством Таджикистана.

«Первая наша встреча с Мухиддином Кабири произошла в сентябре 2017 году в поезде Варшава — Берлин. Тогда я рассказал ему о проекте примирения. Сначала он не поверил, потом сказал, что если у правительства действительно есть такие намерения, то пусть отпустят из тюрем всех политзаключенных, потом можно говорить о примирении. Он сказал, что они не совершали никакого преступления, все процедуры судебных разбирательств над политзаключенными были противозаконными, и решения суда носили заказной характер. Я предложил соединить его с Ятимовым, но Кабири тогда отказался от разговора с ним», — сообщил Расулов.

На вопрос, присоединится ли он после сделанного разоблачения к таджикистанской оппозиции за рубежом, Расулов ответил, что пока не думал об этом. По словам Расулова, в структуре ГКНБ еще много таких офицеров, как он, то есть сомневающихся в политике руководства страны.

«К сожалению, я сам был частью этой структуры, я прошел эту улицу. В настоящее время работа ГКНБ выходит далеко за рамки интересов государственной безопасности. Мы офицеры и должны служить народу, а не одному семейному клану. Таких, как я, очень много внутри этой структуры, мы устали терпеть беззаконие и нарушения конституции самим властями страны. Очень много людей в Таджикистане боятся за свои жизни, я это понимаю, но кто-то должен сказать «нет» и перебороть страх», — написал в личной переписке в Facebook собеседник «Ферганы», отвечая на наши вопросы.

Позже, 23 августа, Расулов сообщил, что МВД Таджикистана уже начало оказывать давление на его родственников, проживающих в Согдийской области республики. Брата и отца беглого чекиста вызвали на допрос в ОВД Пенджикентского района, где задавали вопросы о нынешнем местонахождении Расулова и его семьи.

Если прежние заявления Расулова верны, и он действительно связан по работе с Россией, а конкретно — с Красноярским краем, то надо заметить, что за пределами Таджикистана наиболее успешно работа у ГКНБ складывается именно в РФ. И происходит это во многом благодаря тому, что российские силовики регулярно оказывают содействие таджикистанским коллегам в преследовании бывших деятелей оппозиции.

Так, в ноябре 2017 года из России был тайно вывезен известный в 1990-х годах священнослужитель и оппозиционер Сайид Киёмиддин Гози (Гозиев). Он был одним из ораторов на площади «Шахидон» в Душанбе, где в 1992 году собирались представители демоисламской оппозиции – противники коммунистического режима. В среде единомышленников Гози называли «генерали мардуми» («народный генерал»). С началом гражданской войны в Таджикистане Гози перебрался в Афганистан, где сотрудничал с Объединенной таджикской оппозицией (ОТО). После подписания Общего соглашения о мире и национальном согласии в 1997 году он вернулся в страну и был членом Комиссии по национальному примирению от ОТО. За заслуги в реализации Общего соглашения о мире был награжден орденом «Шараф».


Сайид Киёмиддин Гози. Кадр видеозаписи с сайта Ozodi.org

В последние годы Гози проживал в России. Однако в ноябре 2017 года его жена Раджабгул Мусалмонова заявила об исчезновении супруга. По ее словам, в последний раз Гози позвонил сыну Баракатулло из аэропорта «Пулково» около полуночи 21 ноября и сообщил, что его депортируют в Таджикистан. В этот день мулла возвращался в Санкт-Петербург транзитом через Стамбул из Ирана, где он находился на лечении после перелома ноги. Позже Гози «нашелся» в таджикистанской тюрьме. В мае этого года Верховный суд страны приговорил Гози к 25 годам тюремного заключения.

Всего же за последние годы в России были похищены и тайно переправлены в Таджикистан десятки оппозиционных активистов, которых впоследствии приговорили на родине к длительным срокам заключения.

Александр Рыбин

Международное информационное агентство «Фергана»





Реклама от партнеров








РЕКЛАМА