19 Октябрь 2018



Новости Центральной Азии

Набор в частные руки. Отправкой мигрантов из Узбекистана за рубеж займется бизнес

03.10.2018 14:13 msk, Екатерина Иващенко

Политика Миграция  Узбекистан Общество

Рабочие, приехавшие в Россию по оргнабору из Узбекистана. Фото с сайта Nuz.uz

В конце сентября Сенат Узбекистана одобрил закон о частных агентствах занятости. Теперь оргнабором мигрантов в другие страны может заниматься не только государственное Агентство по внешней трудовой миграции, но и бизнесмены. Парламентарии считают, что частные агентства позволят значительно расширить организованный набор мигрантов.

Вопросами миграции в Узбекистане занялись на законодательном уровне, в стране появился Фонд поддержки и защиты прав интересов граждан, работающих за рубежом. Для нужд этого фонда государство выделило из бюджета 200 миллиардов сумов (около $25 млн). Такие меры предусмотрены постановлением о совершенствовании системы внешней трудовой миграции республики, которое 5 июля подписал президент Шавкат Мирзиёев.

Фонд будет обеспечивать оказание медицинской помощи, если мигрант не сможет сам оплачивать лечение болезни или полученной травмы – в этих случаях граждане должны будут возместить потраченные на них средства. Кроме того, фонд обязан оплачивать перевозку тел мигрантов, умерших вдали от родины, а также перевозку граждан, получивших увечья во время работы за рубежом. Он будет финансировать возвращение в Узбекистан депортированных граждан или граждан, которым иностранные работодатели не обеспечили оговоренные условия труда.

27 сентября сенат Олий Мажлиса (парламента Узбекистана) одобрил закон «О частных агентствах занятости», которые наряду с Агентством по вопросам внешней трудовой миграции (АВТМ) получат право заниматься отправкой трудовых мигрантов за рубеж.

Вести реестр частных агентств занятости (ЧАЗов) и контролировать их деятельность будет министерство занятости и трудовых отношений Узбекистана. Депутаты считают, что, помимо прочего, деятельность частных агентств позволит узнать реальное положение на рынке труда и получить более точную статистику по безработице.

Лицензия, дающая право на оргнабор, обеспечит частные агентства не только правами, но и обязанностями. Так, обладатели лицензии обязаны будут предоставлять в Агентство по внешней трудовой миграции первичные и ежемесячные отчеты, содержащие информацию о трудовых и бытовых условиях пребывания мигрантов на чужбине в виде фото- или видеофайлов, а также сведения о заключенных трудовых договорах, заработной плате отправленных граждан и прочее.

Хотите удержать – создавайте условия

Руководитель портала Migranto.ru Светлана Саламова поддерживает инициативу по предоставлению узбекским ЧАЗам возможности включаться в процесс оргнабора и отправки мигрантов за рубеж.

Светлана Саламова. Фото с личной страницы в Facebook
– Дело в том, что ЧАЗы лучше знают потребности бизнеса, – говорит Саламова. – Они умеют проводить качественную оценку квалификации кандидатов, знают, где искать хороших работников. Какой ресурс отбора кандидатов имеется у АВТМ? Только публикация информации о вакансиях в СМИ и обработка откликов. ЧАЗы используют не только СМИ, они выходят на вузы и ссузы (средние специальные учебные заведения) – то есть учебные заведения, которые готовят нужных специалистов, - выходят на предприятия. Бывает, что рекрутируют людей, которые уже где-то работают. Конечно, это может вызывать недовольство у руководства предприятий, но тут вступают законы рынка и конкуренции. Хотите удержать работников – создавайте им адекватные условия труда.

По мнению Саламовой, в Узбекистане всегда очень серьезно относились к проблеме траффикинга (торговля людьми с последующей их эксплуатацией. – Прим. «Ферганы») и жестко боролись с ним. Именно поэтому до поры до времени и был запрещен доступ частных организаций к оргнабору.

– Нельзя сказать, что сейчас вопросы трудового рабства отошли на второй план. Просто правительство Узбекистана ищет разные формы взаимодействия с операторами рынка труда, чтобы повысить качество претендентов на участие в оргнаборе, – считает эксперт.

Что касается критериев, исходя из которых выдают лицензии на трудоустройство граждан Узбекистана за рубежом, то, по мнению Саламовой, их список можно было бы расширить. Согласно нынешним правилам, ЧАЗ должен иметь уставный капитал в размере 5.000 минимальных зарплат, здание или помещение, оснащенное системой видеонаблюдения с записью того, как граждане обращаются в агентство, а также работников с юридическим образованием и знанием языка страны, в которую отправляют мигрантов.

– Я бы в эти критерии обязательно еще добавила бы стаж работы организации на рынке труда и наличие у нее крупных клиентов-работодателей, для которых компания осуществляла подбор на внутреннем рынке. Это было бы дополнительной гарантией добросовестности агентства, – говорит Саламова. – Одно дело, когда за оргнабор берется компания, много лет работающая как кадровое агентство, имеющая профессиональную репутацию и бренд. И совсем другое – когда появляется никому не известный претендент, у которого просто есть деньги для внесения в уставный капитал и на аренду здания или помещения.

Отсеют слишком многих

Согласно установленному порядку лицензирования ЧАЗов, организованным набором и отправкой рабочей силы за границу сможет заниматься только юридическое лицо с уставным капиталом не менее 5 тысяч минимальных зарплат – сейчас это 921,5 миллионов сумов (примерно $114 тысяч). При этом компания должна зарезервировать $50 тысяч на счетах Фонда поддержки и защиты интересов и прав граждан, работающих за рубежом.

Юрист и создатель портала «Migrant» Батыржон Шермухаммад одобряет намерение узбекского правительства разрешить ЧАЗам заниматься оргнабором, отмечая, однако, что суммы уставных капиталов отсеют от участия в процессе огромное количество частников.

Батыржон Шермухаммад. Фото с сайта News.tj
– Оргнабор – довольно новая форма работы с миграцией для Узбекистана, поэтому в этой сфере надо бы дать возможность работать как можно большему количеству компаний – особенно в регионах, – говорит Шермухаммад. – Бизнес будет на своих ошибках оттачивать схему оргнабора, и чем больше компаний будет в этом задействовано, тем скорее заработает система в целом. Однако требования об уставном капитале размером более $100 тысяч и наличие еще $50 тысяч для Фонда поддержки мигрантов – слишком большие суммы для узбекских предпринимателей. Многие бизнесмены отсеются. И так не каждый коммерсант сейчас хочет заниматься оргнабором, где работа с людьми и много рисков за счет работы в другой стране, поэтому ЧАЗы, наоборот, надо стимулировать заходить на этот рынок, а не отсеивать невыполнимыми требованиями.

Комментируя работу АВТМ, юрист отметил, что это хозрасчетная организация, «которая и как госструктура не очень хорошо работает, и коммерцией не очень успешно занимается».

– Там много бюрократии, мало денег и рабочих рук. Еще в прошлом году они должны были открыть представительства в регионах России и до сих пор не сделали этого. У них нет возможности наладить работу в регионах Узбекистана, а также приехать в Россию, чтобы увидеть, с какими сложностями сталкиваются мигранты здесь, и подкорректировать свою работу под их нужды.

В качестве доказательства Шермухаммад привел данные, согласно которым в прошлом году АВТМ отправило в Россию 922 человека, а в этом, вместо запланированных 50 тысяч – всего около 500.

Сейчас, по мнению юриста, в оргнаборе есть три проблемы: нехватка работодателей, готовых гарантировать мигрантам нормальные условия труда, нехватка квалифицированных мигрантов, которых по требованию работодателя можно было быстро найти или обучить, и долгое оформление документов. Эти проблемы, как говорит Шермухаммад, безуспешно пыталось решить АВТМ. Теперь их будут решать ЧАЗы.

По мнению юриста, бизнесмены в отличие от АВТМ заинтересованы отыскивать нормальных работодателей и готовить мигрантов, потому что это станет непосредственным источником их дохода. Однако пока у мигрантов не будет стимула ехать в Россию через посредников, массового характера оргнабор не приобретет.

– Бессмысленно заниматься оргнабором, пока для мигрантов не будут решены вопросы с документами. Неправильно, что мигранты и работодатели по 20 дней ждут, пока документы будут оформлены. В итоге от подачи заявки в Узбекистане до начала официальной работы в России проходит несколько месяцев. Пока с Россией нет визового режима, который есть, например, с Кореей, у мигранта нет стимула ехать по оргнабору. Кроме того, оргнабор не гарантирует большей зарплаты. По словам прошедших через него мигрантов, она не превышает 30-35 тысяч рублей. Неудивительно, что, узнав от знакомых, что они зарабатывают больше в других местах, мигрант может уйти с рабочего места. Людей надо стимулировать. Хорошо, например, если документы им будут готовить пять дней, а не двадцать. Надо решить все проблемы с организацией выезда, обучением, оформлением документов, чтобы людям было интересно приезжать через оргнабор, – заключил Батыржон Шермухаммад.

Взятки за поставку мигрантов

Частные агентства занятости будут оказывать платные услуги как соискателям, ищущим работу за пределами Узбекистана, так и иностранным компаниям, ведущим поиск сотрудников. Стоимость услуг определена в пределах одной минимальной зарплаты, которая сегодня составляет 184.300 сумов ($23).

Валентина Чупик. Фото с личной страницы в Facebook
Оплату в $23 бесплатный юрист для мигрантов Валентина Чупик считает весьма приемлемой для соискателя. По ее данным, российские кадровые агентства по подбору низкоквалифицированного персонала, который, скорее всего, и собираются вывозить из Узбекистана, получают от 2000 до 4000 рублей с человека, то есть от $30 и выше.

По ее мнению, оргнабор через частные агентства занятости «в любом случае лучше, чем оргнабор через АВТМ».

– В оргнабор мигрантов я не верю, но хочется надеяться, что узбекские ЧАЗы установят связи с работодателями и будут работать, наплевав на порядок организации трудовой миграции (который в Узбекистане закреплен законом), потому что соблюсти его нельзя. Даже в том случае, если ЧАЗы не будут настоящими, а станут «лавочками», принадлежащим женам и племянникам чиновников, работающих в АВТМ, будет лучше, потому что они начнут конкурировать между собой и снижать платежи для мигрантов. Таким образом, у АВТМ не останется возможности брать взятки с мигрантов за возможность трудоустройства в России, – говорит Чупик.

Юрист также считает, что закон был принят потому, что АВТМ с оргнабором не справляется и на рынке труда зарекомендовало себя довольно плохо.

– На просторах интернета есть статья от 2003 года, где рассказывалось о скандале с оргнабором из Узбекистана. Когда в 2003 году было создано АВТМ, его сотрудники стали ездить по разным странам и заключать договора. Однако единственной страной, с которой они смогли это сделать, стала Корея – и это событие освещалось с большой помпой. После этого австралийское агентство занятости опубликовало свою историю отношений с узбекским АВТМ. Оказалось, что узбеки пытались вымогать взятки за то, что они поставят туда мигрантов. Понятно, что Австралия, которая предлагала хорошие условия труда и заработка, платить не стала, и разразился скандал, – рассказала Чупик.

Что касается норм по оргнабору от АВТМ, то это, например, обеспечение мигранта не только работой и зарплатой, но и жильем, трехразовым питанием и медицинской страховкой за счет работодателя. Чупик уверена, что мало какой работодатель на такое согласится. Еще одно трудновыполнимое требование – подписанный работодателем контракт, который переведен на узбекский язык и заверен в посольстве Узбекистана в той стране, где учреждена фирма-работодатель.

– Вряд ли глава британской Exxon Mobil Corporation, которой нужны работники в России, побежит в посольство Узбекистана в Лондоне заверять контракты и переводить на узбекский язык, – считает юрист.

И это – далеко не последнее требование, которое предъявляет работодателю АВТМ.

На вопрос, зачем были прописаны подобные странные требования и почему не обновят закон об АВТМ, Валентина Чупик ответила, что, возможно, такие условия были поставлены для того, чтобы ни одному мигранту нельзя было легально уехать, например, в Россию, и чтобы государство не принимало на себя ответственность за мигрантов.

– Вы не подозреваете уровень цинизма узбекских чиновников по отношению к мигрантам. Почему не обновят законодательные нормы? В Узбекистане за 27 лет независимости приняли 8.864 закона. Да в России за год принимают больше законов! Дело в том, что в Узбекистане все регулируется на уровне личных взаимоотношений, так что законы здесь менять никто не хочет, – заключила юрист.

* * *

Передача оргнабора в частные руки должно привести к конкуренции среди агентств и, в идеале, к созданию лучших условий для мигрантов. В любом случае, это будет продуктивнее, чем монопольный оргнабор по линии АВТМ, о котором «Фергана» подробно писала в статье «Тракторист становится швеей. Как устроен оргнабор мигрантов из Узбекистана в Россию». И возможно, частные агентства смогут выстроить схему, которая окажется настолько привлекательна, что мигранты предпочтут пользоваться ею, а не ехать в Россию самостоятельно и наобум.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»