21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

О преимуществах французского сома над киргизским. Эмигрантские истории Улугбека Бабакулова, часть пятая

27.10.2018 12:49 msk, Улугбек Бабакулов

Блоги Миграция  Кыргызстан Интересные люди

Французские каноисты. Фото Улугбека Бабакулова

Медицинское обследование обязательно для всех, кто хочет получить убежище во Франции. Но любое медицинское обследование, а тем более лечение без медицинской страховки — дело весьма дорогостоящее. Чиновница из транзитного центра в городке Кретей, куда нас привезли в первый раз, сказала, что подготовка страховки займет около двух месяцев.

На новом месте нашу семью курировала социальный референт Амандин, или как мы ласково зовем ее, «социал». Она дала нам направление в местную клинику к доктору, которого звала «женераль». Этот женераль оказался не главный врач, как можно было подумать, а что-то вроде нашего терапевта. В его обязанности входит первичный общий осмотр: рост, вес, артериальное давление, зрение и остальное в том же роде. Наш женераль по очереди приглашал и обследовал каждого, делая пометки в бумагах.

Проверив у меня давление, седовласый доктор озабоченно покачал головой и показал мне на монитор тонометра: 110 на 180. Он объяснил, что мне нужно пройти более тщательное обследование у кардиолога. Я уже стал немного понимать французскую речь, поэтому понял его слова: «Передайте эти бумаги Амандин и попросите позвонить мне».

Бумаги я, конечно, передал, после чего наша «социал» созвонилась с врачом. Следом за этим Амандин на смешанном англо-французском объяснила мне, что придется сходить в клинику для нового обследования — уже у врача узкой специализации. Надо так надо, сказал я себе, да и лишний раз провериться у врача — никогда не лишнее. Тем более что по страховке это будет совершенно бесплатно.

Убить всех зайцев

Городок, где расположен наш центр беженцев, совсем небольшой. Если верить данным в интернете, его население немного превышает 9 тысяч человек. В городе имеются четыре транспортные линии, по которым курсируют небольшие автобусы. Стоимость проезда — один евро. По сравнению с остальными ценами вроде недорого. Но есть одна проблема — интервал между автобусами может растянуться до часа. Возможно, потому что почти у всех местных жителей свои авто, и пассажиров в общественном транспорте совсем мало. Но меня это не сильно утешало. Обидно, когда подошел к остановке, а нужный тебе бусик отъехал только-только; а как долго ждать следующий, никто не знает.


В веломагазине. Фото Улугбека Бабакулова

Кто-то другой на моем месте наверняка бы отчаялся. Но я не сдался на милость автобусного расписания. Я решил проблему, купив в спортивном магазине отличный гибридный велосипед, на котором можно гонять не только по асфальту. Таким образом я убил всех возможных зайцев: во-первых, с помощью двухколесного друга можно экономить на проезде, во-вторых, не зависишь от графика общественного транспорта, в-третьих, полезно для здоровья, в четвертых, можно ездить куда захочешь, а не только куда везет автобус.

Я не сразу решился на покупку — боялся, что велосипед украдут. Но потом подумал: у многих мигрантов есть велосипеды, и они паркуют их прямо во дворе. Если бы тут воровали велики, то никто не оставлял бы свой транспорт на улице, тем более что везде понатыканы видеокамеры. Поняв, что в этом смысле мне ничего не угрожает, я решил с первого же пособия купить себе личный транспорт.

Велик обошелся примерно в 200 евро, включая багажник, багажные сумки, широкое сиденье и прочие причиндалы. Были в магазине и электровелосипеды, но я к ним даже не присматривался, потому что шли они по цене неплохой легковой машины. Но зачем мне электровелосипед, если меня вполне устраивает мой недорогой, но надежный конь с ножным приводом? Кстати сказать, велосипеды хорошей французской фирмы — не чета китайским двухколесникам, которые продаются на бишкекском рынке Дордой. Да и цена у «китайцев» будет повыше.


Приобретенный Улугбеком велосипед. Фото автора

Велосипедная культура во Франции очень развита: французы приучают детей ездить на великах сызмальства. Отсюда, я думаю, и уважительное отношение автомобилистов к велосипедистам. Во Франции человек на велосипеде — полноценный участник дорожного движения. Если сравнить велоезду в Бишкеке и тут, преимущество будет далеко не на стороне Кыргызстана. Во Франции даже в нашем маленьком городке на дорогах выделены велосипедные дорожки, на которые не смеют заезжать автомобили. А вот в Бишкеке автолюбители облюбовали велодорожки в качестве стоянок для машин. Я с содроганием вспоминаю, как было в Бишкеке: мало того, что машины постоянно подрезают велосипедистов, так еще и дороги разбиты, словно после авианалета. В конце концов, я понял, что куплю велосипеды и детям, на что в Бишкеке никогда бы не решился.


Разметка в парке. Фото Улугбека Бабакулова

У них рыба, у нас коррупционеры

Свободного времени у меня тут хватает, поскольку мигрант до получения положительного статуса не имеет права работать. Так вот, в свободное время я предпочитаю кататься в лесопарке, вдоль которого течет река, а в центре — несколько озер. В них плавают лебеди и утки, с которыми соревнуются байдарочники. На реке тоже иногда можно наблюдать людей в каноэ: рассевшись парами, они неистово гребут против течения. А недавно я увидел трех молодых людей, которые, загрузив свои лодки различным скарбом, сплавлялись по течению. «Не в Париж ли они плывут случайно?» — подумал я.

— Бонжур, месье! — крикнул я им, привлекая внимание.

Разумеется, на мой «бонжур» они радостно ответили своим. После чего я, показывая рукой по направлению их движения, спросил:

— Париж?

— Нон, месье, Марсель!

«Тоже неплохо», — подумал я и пожелал им доброго дня:

— Бонжорне!

Даже по суше от Лиона до Марселя почти 300 километров. А эти трое в лодках, видимо, пойдут до Марселя по нашей Роне — одной из четырех самых крупных рек Франции. И думаю, доплывут, если только не утонут. Во всяком случае, голодная смерть им по дороге не грозит: в реке полно рыбы, которую хорошо видно в прозрачной воде. Косяки плотвы блестят чешуей, дразня и маня любого зеваку, а не только такого заядлого рыболова, как ваш покорный слуга.


Река рядом с парком. Фото Улугбека Бабакулова

Встретив вечером в коридоре нашего русского соседа Петра, я сказал ему, что нужно бы закупиться удочками и пойти на рыбалку. Петр ответил, что для начала неплохо бы купить лицензию, разрешающую ловить рыбу. Признаюсь, я был слегка озадачен.

— А где ее купить? — спросил я.

— Можно в охотничьем магазине, там же, где и рыболовные снасти, — сказал сосед, как выяснилось, уже имеющий опыт в этом деле.

После этого он показал на своем телефоне фотографии выловленных им огромных рыбин.

— Это я на платном пруду наловил, смотри, какие экземпляры, — похвастался Петр. — А в реке сколько не пытался, ничего не выловил. Там за день платишь 10 евро и можешь удить.

— Много там рыбаков собирается?

— Когда как. Но интересно другое: французы ловят рыбу, фотографируются с ней и отпускают обратно. А я смотрел на них и удивлялся: заплатить за рыбалку, а потом не забрать с собой пойманный трофей — это что такое?!

— У нас в Киргизии так же поступают, — сказал ему я. — Только не с рыбой, а с коррупционерами: поймали, сфотографировали, пальчиком перед носом помахали и отпустили.

Подводная лодка в центре города

Вечером я решил изучить правила рыбалки во Франции — и был поражен. Наверное, именно благодаря строгим требованиям эта страна так удивительно богата своими биоресурсами. Для сравнения, в Киргизии сейчас говорить о рыбалке в дикой природе просто смешно. Даже в озере Иссык-Куль, некогда богатом на рыбу, нынче нет никакой живности. К этому, очевидно, приложили руку браконьеры и горе-чиновники природоохранного ведомства.

Впрочем, хватит о грустном, вернемся во Францию. Оказывается, лицензию на ловлю рыбы можно купить онлайн на специальном сайте www.cartedepeche.fr. И вообще, это дело тут относится к числу самых популярных. Считается, что для французов увлечение рыбной ловлей стоит на втором месте после футбола! А что такое для французов футбол, объяснять не надо. Они чемпионы мира.

Но если до середины прошлого века французы рыбачили, чтобы прокормить себя, то с ростом благосостояния рыбалка перешла в категорию увлекательного и приятного времяпрепровождения. Из интернета я узнал, что еще в начале 2010-х Национальная федерация рыбной ловли насчитывала 1 миллион 418 тысяч владельцев лицензий, позволяющих удить рыбу. Так что этот замечательный досуг ежегодно приносит во французскую экономику около 70 миллионов евро. Здесь устраиваются специальные соревнования по отлову форели, карпа, щуки, окуня и так далее. Любители бьют новые рекорды, страшно гордятся своими результатами и, конечно, получают за них дипломы и награды. Вообще же рыбная ловля активно рекламируется, а организаторы изо всех сил стараются втянуть в нее молодежь, что им, кстати сказать, неплохо удается.


Рыба в местном водоеме. Фото Улугбека Бабакулова

Однако, берясь за это занятие, надо помнить о правилах и ограничениях на ловлю рыбы в пресных водоемах. Например, поймав карпа, можно взять с собой две рыбины, если они весят до шести килограммов. Если же пойманный карп крупнее, то рыбак может сфотографироваться с ним на память, а потом должен отпустить обратно в воду. Интересно было узнать, что рыбак, оказывается, должен иметь при себе специальный карповый матрац, чтобы предотвратить травмирование рыбы от соприкосновения с землей! Мало того, если рыбная инспекция обнаружит у вас живого или мертвого карпа длиной свыше 60 сантиметров, это будет считаться браконьерством, за которое может быть наложен штраф до 22 тысяч евро!

Насчет остальных рыб правила не менее строгие. Если вам повезло, и вы вытащили осетра, то можете поцеловать его в сахарные уста, сфотографировать, но ни в коем случае не брать с собой. Трофей придется отпустить — пусть его ловит кто-то другой и тоже с ним фотографируется.

Щук весной разрешается ловить только на блесну, а осенью — на блесну и на мертвую рыбку. Брать себе разрешено только две рыбины. Форели можно брать не более пяти штук. Ловля некоторых видов белой рыбы разрешена в любом количестве.

Зато тут можно ловить сома, которого развелось очень много. При этом отпускать его не обязательно. Я как-то видел в центре города, как по Роне, словно подводная лодка, плыл огромный сом. Длиной он был не меньше полутора метров, а то и все два.

Узнав о французской рыбной ловле все, что только можно, мы — несколько русскоговорящих мигрантов — решили скооперироваться и поехать на платный рыболовный пруд. Как мы туда поехали и чем это для нас закончилось, я расскажу в одной из своих следующих историй.

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»