16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

АФГАНИСТАН СПОСОБЕН СНАБЖАТЬ ВЕСЬ МИР МЕДЬЮ, ЖЕЛЕЗОМ И ИЗУМРУДАМИ

15.04.2002 00:00 msk, Дмитрий Глумсков, Алма-Ата

Доходы от разработки афганских месторождений могут с лихвой перекрыть потери от ликвидации наркобизнеса, которым до сих пор жил весь Афганистан. Хотели этого инициаторы погони за бен Ладеном и "Аль-Каидой" или нет, операция в Афганистане уже сейчас выглядит как стандартная колониальная война с хорошей добычей в результате.

Россия рискует остаться за бортом раздела афганских недр, на разведку которых советские специалисты затратили в свое время столько усилий.

Буквально несколько лет стабильности требуется для того, чтобы вывести Афганистан из нищеты. Эта страна способна снабжать медью и железом всю Среднюю и Южную Азию, а драгоценными камнями и редкими металлами - весь мир. Доходы от разработки афганских месторождений могут с лихвой перекрыть потери от ликвидации наркобизнеса, которым до сих пор жила вся страна. Сегодня, когда международное сообщество ищет формулу политического усмирения Афганистана, все дружно принялись изучать геологические карты двадцатилетней давности: теперь такие данные волнуют и политиков, и бизнесменов.

Несметные подземные запасы Афганистана уже стали предметом торга в споре о власти, разгоревшемся между антиталибскими группировками. На севере страны в последнее время произошло несколько стычек между различными отрядами моджахедов за право контролировать месторождения ювелирного сырья.

Значение афганских месторождений для восстановления афганской экономики прекрасно понимают и на Западе: переходное кабульское правительство получило двойной подарок: не только власть, но и средства на ее поддержание. На Международной конференции по оказанию помощи Афганистану, прошедшей в начале года в Токио, ее участники обратились к России с просьбой передать имеющиеся у нее данные об афганских природных ресурсах. Заместитель министра иностранных дел Сергей Орджоникидзе заявил, что Москва готова поделиться с мировым сообществом информацией о природных ресурсах Афганистана. Обращение именно к российской стороне не случайно: советские геологи провели в свое время подробную разведку недр этой страны и даже составили кадастр афганских месторождений.

Цвета травы и крови

В сказках "Тысячи и одной ночи" Афганистан называли Страной драгоценных камней. Здесь добывали рубины, турмалины, бериллы, а легендарная птица Рух разносила по миру эти камни "цвета травы и крови", прилипшие к ее лапам. Самым знаменитым из афганских ювелирных камней был лазурит, археологи обнаружили его в гробницах фараонов и при раскопках Трои. Афганский лазурит и сегодня считается эталонным, его с удовольствием покупают ювелирные дома всего мира.

В 1977 году житель Панджшерского ущелья Мухаммад Нагин наткнулся в горах на большой изумруд. Как потом выяснилось, в ущелье находятся несколько изумрудных месторождений. В конце 70-х годов на них начали работать советские геологи. Изучением афганских изумрудов занимался Георгий Пилипенко, ныне профессор Московского государственного геологоразведочного университета. "Специалисты были просто поражены, - сказал он в беседе с нашим корреспондентом. - Афганские изумрудные месторождения превосходят даже знаменитые копи Колумбии и по запасам, и по качеству камней". За один карат необработанного афганского изумруда на Западе давали в среднем 350 долларов, а один кубометр породы приносил до десяти каратов драгоценных кристаллов. И если колумбийские недра разрабатываются уже давно и вскоре должны иссякнуть, то копи Панджшера до сих пор почти не тронуты.

Изумруды - далеко не единственный геологический сюрприз, преподнесенный миру Афганистаном. Эта страна никогда не была колонией, поэтому здесь никогда не работали западные горнодобывающие компании. Хребет Гиндукуш, который вместе с предгорьями занимает большую часть территории страны, остался нетронутой кладовой минералов - случай уникальный для евразийского континента. Лишь после второй мировой войны в Афганистане начали серьезно работать западные специалисты, а в 50-х годах сюда пришли и советские геологи. За последующие тридцать лет на территории Афганистана было обнаружено несколько десятков месторождений (см. карту), некоторые из них произвели настоящую сенсацию. Эти открытия позволяют сегодня представителям переходного правительства Афганистана утверждать, что стране помогут подняться "три слона - черные металлы, цветные металлы и драгоценные камни".

Одним из "слонов" стало открытое в середине 70-х медное месторождение Айнак. "Это богатейшие руды, которые лежат почти на поверхности, - сказал нам ответственный работник Министерства природных ресурсов РФ Андрей Березий (в 80-е годы он руководил в Афганистане группой геологов по твердым полезным ископаемым. - 'Эксперт'). - Только разведанных запасов меди здесь более одиннадцати миллионов тонн". Айнак - пятое в мире и самое большое в Евразии месторождение подобного рода. Его можно разрабатывать дешевым открытым способом, и находится оно всего в сорока километрах от Кабула.

Примерно в то же время в Гиндукуше было обнаружено железное месторождение Хаджигек. "Руда удивительно высокого качества, может идти в плавку без обогащения, - поясняет Андрей Березий. - Разведанные запасы в Хаджигеке составляют почти полмиллиарда тонн. Прогнозные запасы - более двух миллиардов тонн. При этом неподалеку обнаружились еще и месторождения каменного угля, который широко используется в металлургии".

Но настоящим сюрпризом для специалистов стали так называемые пегматитовые поля, разведанные к востоку от Кабула. Здесь в протянувшихся на десятки и сотни километров жилах содержатся настоящие сокровища - рубины, бериллы, изумруды, а также совсем уж редкие драгоценные камни кунциты и гиддениты. Но главное - эти жилы оказались богатейшим источником редких металлов: бериллия, тория, лития, тантала, ниобия. Это очень дорогостоящее стратегическое сырье, без которого невозможно современное авиа- и ракетостроение. Благодаря этим металлам получают специальные легкие и сверхлегкие, прочные и сверхпрочные сплавы. "Афганистан перевернул традиционные представления о таких месторождениях, - говорит Георгий Пилипенко. - В мире ничего подобного неизвестно. Очень большие запасы, причем легкодоступные".

Еще в 60-е годы советские геологи обнаружили и немалые запасы газа. В последние годы об Афганистане говорят как о транзитном пути для газа и нефти из Средней Азии к Аравийскому морю. Однако мало кто знает, что первый трубопровод был построен в Афганистане советскими специалистами тогда же, в 60-е, только газ по нему шел совсем в другую сторону - в советский Узбекистан. СССР получал тогда 2,6 млрд кубометров афганского газа ежегодно. В Афганистане были также найдены золото, крупные месторождения флюорита, барита, удивительные по цвету и рисунку мраморные ониксы.

За полчаса до богатства

После этих феноменальных открытий в Афганистан устремились американские, японские, немецкие, французские геологи. Воодушевился и СССР: дешевая и качественная руда Айнака представлялась выгодным сырьем для крупнейшего Алмалыкского медеплавильного комбината, построенного по соседству с Афганистаном - в Узбекистане. Лакомым куском для стран-соседей была и афганская железная руда. Крупных запасов железа в регионе ни у кого больше нет, поэтому участвовать в разработке афганских месторождений готовился тогда еще шахский Иран, традиционно испытывающий нехватку черных металлов. В конце 70-х в пакистанском городе Карачи началось строительство огромного металлургического комбината, пакистанские власти не скрывали, что строят его с расчетом на афганскую руду.

Поскольку промышленно отсталый Афганистан не мог самостоятельно заниматься добычей полезных ископаемых, многие зарубежные компании желали вложить деньги в эту тогда еще относительно спокойную страну. Во времена правления Дауда, пришедшего к власти в 1973 году, множились проекты с участием иностранных партнеров. В Афганистане собирались построить несколько железнодорожных веток (железных дорог здесь нет до сих пор), подвести шоссе к крупнейшим месторождениям. Власти поспешили объявить, что в стране, которая жила в основном скотоводством и земледелием, начинается промышленная революция.

Но этим проектам так и не суждено было осуществиться. В 1978 году в Афганистане произошел переворот, а в конце 1979-го сюда вошли советские войска. Началась гражданская война. По образному выражению одного пакистанского журналиста, "Афганистану не хватило получаса до прыжка из шестнадцатого века в двадцатый".

Война внесла серьезные коррективы в афганскую геологию. Просоветский Кабул не смог взять под контроль всю страну, и на месторождениях ювелирного сырья начался настоящий бум кустарных разработок. Камни стали одним из главных источников доходов для "борцов за веру". На лазуритовых рудниках в провинции Бадахшан круглые сутки кипела работа. Днем добывали камень, а по ночам сюда садились вертолеты из Пакистана, чтобы взять на борт ценный груз. Огромные деньги принесли моджахедам и изумруды Панджшерского ущелья, которое контролировал известный полевой командир Ахмад-шах Масуд. Мне довелось в конце 90-х побывать на изумрудном руднике Хенч, который действует до сих пор. Рудник представляет собой многочисленные норы, уходящие в глубь горного склона. Методы добычи самые примитивные: скалы взрывают, а потом осматривают осколки - нет ли где изумруда. Взрывы крошат и портят зеленые кристаллы, но и при таком варварском методе добычи моджахедам удается получать невероятные доходы, по данным арабской прессы - до 100 млн долларов в год. Камни расходятся по всему миру, причем из-за малой известности афганских месторождений дилеры в Европе нередко выдают афганские изумруды за "эталонные" колумбийские.

Но в отличие от драгоценных копей уникальные медные, железные и многие другие месторождения с 80-х годов были заброшены. В середине 90-х ситуацию решили переломить талибы. Умеренная часть их руководства попыталась наладить связи с западными горнодобывающими компаниями. В те годы много говорили о строительстве трубопровода из Туркмении в Пакистан через территорию Афганистана, в котором главным подрядчиком выступала американская нефтегазовая компания Unocal. "Талибан" не просто поддержал проект, но и намеревался добавлять в трубопровод свой газ - на экспорт. В 1998-м правительство талибов сообщило, что заключило соглашение с греческой компанией Consolidated Construction о разработке нефтяных и газовых месторождений на севере страны.

В том же году в Кабуле был подписан меморандум о взаимопонимании между девятью западными компаниями и талибскими властями по поводу создания международного консорциума для разработки медного месторождения Айнак. Как заявил министр недр и промышленности Исламского Эмирата Афганистан мулла Алахадж Ахмеджан, афганской медью заинтересовались компании из США, ЮАР, Великобритании, Франции, Германии и Пакистана. В числе участников консорциума назывался международный гигант Siemens.

Однако и этим планам не суждено было сбыться. В 1998 году произошли взрывы в американских посольствах в Африке, и США обвинили в них саудовского миллионера Усаму бен Ладена, который нашел убежище в Афганистане. Отношения Вашингтона и Кабула оказались испорчены, и проекты с участием западных компаний в Афганистане были заморожены.

Талибы стали лихорадочно искать новых партнеров. Кабул пытался заинтересовать совместными проектами Туркмению и Узбекистан. Осенью 2000 года украинская пресса сообщила, что по приглашению талибского МИДа Кабул посетили представители компании "Укртрансмагистраль", которые получили предложения, касающиеся добычи меди и строительства дорог в Афганистане. Но после 11 сентября 2001 года время талибов кончилось.

За полчаса до дележа

Однако западные горнодобывающие компании не забыли о своих старых проектах. "Можно не сомневаться, что в ближайшее время, если положение в Афганистане стабилизируется, мы станем свидетелями дележа афганских недр, - считает профессор Георгий Пилипенко. - Будь у меня двадцать миллионов долларов, я бы вложил их в добычу камней и редких металлов в Афганистане. Здешние месторождения уникальны, и вложения быстро окупятся".

В феврале в американском городе Таксоне, штат Калифорния, состоялся международный симпозиум по проблеме афганских минералов и драгоценных камней. Он собрал специалистов из США, Европы, азиатских стран. Предыдущая подобная встреча прошла в 1998 году, когда западные компании еще рассчитывали на сотрудничество с талибами. Сегодня афганские полезные ископаемые вновь оказались в центре внимания.

По данным российских специалистов, интерес к афганским редким металлам сегодня активно проявляет ряд западных компаний при поддержке Исламабада: пегматитовые поля, в которых находятся их залежи, расположены недалеко от границы с Пакистаном, где есть и железные дороги, и соответствующая инфраструктура. Первичные разработки здесь начались еще при талибах.

В мировой прессе вновь заговорили и о возможности восстановления медного консорциума, к нему, похоже, готов присоединиться Ташкент. Узбекистан может принять участие и в разработке нефтегазовых месторождений на севере Афганистана - они находятся в районах, контролируемых узбеком Дустумом.

Пока главной проблемой, которая может помешать развитию всех этих проектов, является сохраняющаяся в Афганистане нестабильность. Понятно, что, если в стране вновь начнется гражданская война, все эти проекты опять окажутся замороженными. Но о здешних месторождениях уж точно не забудут. Уверенности западным компаниям, заинтересованным в разработке афганских недр, придает та решимость, с которой Запад принялся проводить "антитеррористическую операцию". К тому же, какая бы власть ни установилась в конце концов в Афганистане, она будет заинтересована в развитии этих проектов. Таким образом, хотели этого инициаторы погони за бен Ладеном и "Аль-Каидой" или нет, операция в Афганистане уже сейчас выглядит как стандартная колониальная война с хорошей добычей в результате.

А что Россия?

"Если позволит обстановка, российские геологи, обладающие самой подробной информацией о недрах Афганистана, могли бы туда вернуться, - считает Андрей Березий. - В этом случае Россия, которая не может выделить многомиллионные субсидии Кабулу, могла бы реально помочь процессу восстановления этой страны".

Но стоит ли ограничиваться лишь информационной поддержкой? По мнению советника по политическим вопросам посольства Исламского Государства Афганистан в России г-на Гайрата, Москва должна активнее участвовать в послевоенном восстановлении страны. "Мы уверены, что природные и геологические ресурсы Афганистана могут стать основой возрождения нашей экономики. И ожидаем, что российские специалисты помогут нам, причем не только информацией. В свое время в Кабуле с помощью СССР был создан Политехнический институт, главным факультетом которого стал геологический. Афганские геологи и специалисты по разработке полезных ископаемых, получавшие образование в Кабульском политехе и в СССР, сегодня живут в эмиграции. Они ждут возможности вернуться. Возвращение этих специалистов стало бы реальным шагом не только к возрождению экономики, но и к восстановлению российского влияния в Кабуле. Я полагаю, Россия могла бы последовать примеру США, ряда европейских стран, даже Ирана, которые готовы выделить средства Афганистану", - говорит г-н Гайрат. Тем более что Москва лучше других знает, куда именно средства стоит вложить.

Впрочем, определенные шаги Москва все же предприняла. Как стало известно "Эксперту", в начале этого года российское правительство запросило у ряда геологических объединений, работавших в свое время за рубежом, справки о нефтяных и газовых месторождениях афганского севера. В середине марта, когда Москву посетила кабульская делегации во главе с Хамидом Карзаем, был подписан Меморандум о сотрудничестве между агентством по обеспечению российского участия в международных гуманитарных операциях "Эмерком" и Министерством горнорудной промышленности Афганистана. Согласно этому документу, афганская сторона признала свою заинтересованность в поставках оборудования и технологий для газодобычи в северных районах Афганистана и в восстановлении газохимического производства. Российская сторона намерена действовать в рамках договора с компанией "Итера" при координации со стороны агентства "Эмерком". Кроме того, свою заинтересованность в поиске и разработке афганских месторождений высказала тогда же и компания "Роснефть".

Но все это пока лишь протоколы о намерениях. Официальная Москва так и не сформулировала сколько-нибудь внятной политики по отношению к Афганистану. А потому и активность российских компаний здесь крайне невелика. Все представители официальных российских организаций, к которым "Эксперт" обращался за комментарием, сходились на том, что России следует быть более активной в Афганистане, учитывая ее многолетнее участие в создании и развитии афганской экономики. Но конкретных мер пока никто не предложил. Тем временем многомиллионные субсидии, обещанные Западом Кабулу в начале этого года на международной конференции в Токио, начнут активно поступать в Афганистан после того, как в июне здесь появится уже не переходное, а постоянное правительство, которое должна избрать Лойя-Джирга - собрание вождей и старейшин. Как отмечает британский еженедельник The Economist, большинство стран-доноров очевидно предпочтет вложить эти деньги в развитие собственных проектов в Афганистане. Многие эксперты полагают, что большая часть этих средств пойдет на развитие месторождений. В этом случае Россия рискует остаться за бортом раздела афганских недр, на разведку которых советские специалисты затратили в свое время столько усилий.

За минералами на бронетранспортерах

Геологи из СССР начали работать в Афганистане в 50-е годы по просьбе правительства короля Захир Шаха. Тогда же в Афганистан отправились специалисты из Румынии и Чехословакии. Впрочем, уже через год коллеги из Центральной Европы потребовали отозвать их на родину: условия жизни и работы показались им слишком тяжелыми. Наши специалисты были выносливее - они без перерыва проработали в Афганистане до конца 80-х годов.

Поначалу афганцы благожелательно относились к геологам "шурави". Однако в 1979 году, когда в Афганистан были введены советские войска, начались нападения на геологические партии и буровые вышки. В 1981 году был похищен руководитель группы советских геологов по твердым полезным ископаемым Евгений Охримюк. Поиски результатов не дали, лишь в конце 1982 года в одной из французских газет появилось сообщение, что в Афганистане "борцы за веру" казнили 68-летнего советского геолога. Позже на проходной Кабульского политехнического института был застрелен геофизик Алексей Либерман.

Геологи как-то подсчитали, что на каждый метр скважины, пробуренной в глубь медного месторождения Айнак, приходилось по два реактивных снаряда или ракеты, которыми обстреливали рабочих на буровых. Были раненые, несколько афганцев-буровиков погибли.

Грузы на месторождение доставляли раз в два месяца в сопровождении танков, бронетранспортеров и автоматчиков. Каждую колонну обстреливали моджахеды. Смену на Айнак доставляли военные вертолеты, они же вывозили раненых и убитых. В итоге месторождение полностью подготовили к разработке. Сегодня оно стоит заброшенное.