14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

США хотели только демократии в Ираке и Афганистане, а что получается на самом деле?

22.12.2003 00:00 msk, Николай Силаев

Поимка Саддама Хусейна, подготовка конституции Афганистана, смерть Гейдара Алиева - события, никак между собою не связанные. Вместе с тем они показывают, что масштабный передел сфер влияния на пространстве от западных границ Китая до Персидского залива не за горами.

За последние два года мы привыкли, что политику на Ближнем и Среднем Востоке делают Соединенные Штаты. Операция против талибов в Афганистане, создание авиабаз в Бишкеке (Киргизия) и Ханабаде (Узбекистан), разгром и оккупация Ирака, непрекращающиеся дипломатические "наезды" на Иран превратили этот регион в сферу исключительного американского влияния.

Прочие игроки, которые теоретически могли в этот процесс вмешаться: Россия, Китай, Европейский союз, - предпочитали либо взирать на происходящее молча, либо на ходу вскакивать в американский поезд, как это, например, сделал германский канцлер Герхард Шредер, с риском отставки убедивший бундестаг отправить войска в Афганистан. А главное - все были уверены, что США пришли всерьез и надолго, тем самым избавив мировое сообщество от головной боли в лице талибов или Хусейна.

Между тем серьезность и долгосрочность американских намерений как раз и вызывает наибольшие сомнения. Неоднократно говорилось, что война с международным терроризмом, которую Джордж Буш объявил сразу после 11 сентября, является средством для внутреннего употребления, разогревающим президентский рейтинг. Если обратиться к биржевой терминологии, рост рейтинга был сугубо спекулятивным (ведь война так и не принесла значимых практических результатов), а значит, интрига заключалась в том, когда Буш начнет "фиксировать прибыль".

Сейчас американский президент находится в неприятном положении. С одной стороны, войну закончить - это вам не акции сбросить. С другой стороны, все разумные сроки для "фиксации прибыли" уже прошли.

Еще в конце октября уровень поддержки президента упал до критических 50%, причем проголосовать за Буша собирались только 46% избирателей. В начале декабря разгорелся очередной скандал по поводу злоупотреблений близких к вашингтонской администрации компаний (в том числе знаменитой Halliburton), получивших контракты на восстановление Ирака и военные подряды. А до президентских выборов в США осталось менее года.

И тут афганская Лойя Джирга собралась, чтобы принять новую конституции страны, а в Ираке из погреба на ферме близ Тикрита извлекли заросшего бродягу, при последующем изучении оказавшегося Саддамом Хусейном. Эти факты в контексте американской внутриполитической жизни являются не чем иным, как лихорадочной "фиксацией прибыли". И подготовкой к сворачиванию военной активности США в тех странах, где в последние годы проходил фронт войны с международным терроризмом.

Другой вопрос, что, основательно порезвившись на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, американцы оставляют после себя разворошенный муравейник.

Саддам из зиндана

Сооружение, в котором американские спецназовцы обнаружили бывшего иракского диктатора, по конструкции очень напоминает зиндан - яму, в которой держат заложников отдельные представители многонационального российского народа.

Сам арест Хусейна действительно напоминает не столько спецоперацию по захвату предводителя сил сопротивления, сколько передачу заложника из одних рук в другие. Несколько сот американских солдат, принимавших участие в операции, не сделали ни одного выстрела, а сам экс-президент Ирака даже не пытался себя защитить, хотя под рукой у него лежали два "калашникова".

Представители США (и с их подачи - ближневосточная пресса) валят сдачу Саддама на его ближайшее окружение. Якобы охранники и повара бывшего иракского лидера, прельстившись на $25 млн., обещанных за него американцами, накормили своего шефа снотворным и по предварительной договоренности с оккупационными властями отвезли в упомянутый зиндан.

В этой схеме есть только одно слабое звено. $25 млн. - большие деньги, но Саддам сейчас стоит куда дороже. Его арест сразу привел к резкому росту рейтинга Джорджа Буша. Теперь бывшего иракского диктатора будут еще допрашивать, а потом и судить. Все это превратится в долгоиграющую предвыборную акцию, благодаря которой Буш получит хорошие шансы остаться на второй срок.

Едва ли иракские контрагенты Соединенных Штатов все это не учитывали. А значит, "продавали" Саддама на самом деле не его охранники (которые в лучшем случае могли быть посредниками), а какая-то более влиятельная сила. И здесь уместно обратить внимание на то, что лидер Патриотического союза Курдистана Джеляль Талабани вскоре после ареста намекнул, что его разведка располагала данными о местонахождении экс-президента, а сами американцы признали, что в операции участвовал отряд одного из курдских полевых командиров. В общем, похоже, Хусейна задержали и сдали курды. А это, в свою очередь, ставит вопрос об "откате" (хорошо знакомом нынешней вашингтонской администрации понятии), который они получили в обмен на такую услугу.

Есть основания полагать, что предметом торга здесь будет статус курдского национального меньшинства в будущем иракском государстве. Еще до начала американской операции по свержению Саддама некоторые курдские лидеры говорили, что условием, при котором они поддержат эту операцию, должно стать создание в Ираке курдской автономии с широкими правами.

De facto такая автономия уже существует. У курдов имеются собственные вооруженные силы, влиятельные политические организации, которые контролируют северную часть Ирака. Не исключено, что в обмен на Саддама Талабани получил от американцев твердые гарантии сохранения сложившегося порядка.

Каспийское эхо

Появление курдской автономии, а точнее - полунезависимого государства на территории Ирака может аукнуться далеко за пределами этой страны. Сильное, хотя и полузадушенное движение курдов существует в соседней Турции. Если Джеляль Талабани и другие лидеры иракских курдов добьются своих целей в Ираке, они займутся оказанием братской помощи своим турецким соплеменникам.

Перспективы такой политики могут быть самыми захватывающими. С одной стороны, Анкара, намеренная вступить в Евросоюз, находится "под колпаком" у разного рода европейских правозащитных организаций, что сужает для нее арсенал возможных средств воздействия на курдов. Во всяком случае, о широкомасштабных операциях с применением войск речи идти уже не может. С другой стороны, в последнее время у турецких властей появилась новая головная боль - исламские террористы.

Взрывы, прогремевшие в Стамбуле в ноябре, стали шоком не только из-за большого числа погибших и раненых. Теракты в Турции совершались и раньше, однако впервые у них появилась исламская "подкладка".

Экстремистские организации среди турецких мусульман существуют уже давно. Однако ранее власти более или менее успешно с ними справлялись. В дальнейшем, как показали теракты, удерживать экстремистов в рамках приличий будет гораздо сложнее. Тем более, как показали последние парламентские выборы в Турции, на которых победили исламисты, прозападные и светские настроения в стране не слишком сильны.

Уместно вспомнить, что Турция является ключевым звеном в одном из крупнейших международных проектов США - трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан. По замыслу американцев, каспийскую нефть планировалось доставлять на мировые рынки через турецкую территорию. Трубопровод должен был проходить через районы, населенные курдами, однако эту проблему турки готовы были решить: по некоторым оценкам, именно такую цель преследовала серия операций против курдских лидеров, завершившаяся в 1999 году арестом и осуждением главы Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана. Сейчас, с учетом ситуации в Ираке, проблема возникла вновь, к тому же новый вызов турецкой стабильности бросают исламисты.

Проблемы могут возникнуть и на другом конце трубы, в Баку. Власть нового азербайджанского президента Ильхама Алиева до недавнего времени освящалась авторитетом его отца. Ближайшему окружению Гейдара Алиева до последних дней удавалось гасить тему тяжелейшего состояния здоровья экс-президента. Благодаря этому всем казалось, что, если дела Ильхама пойдут совсем плохо, Алиев-старший сумеет вернуться в Баку и "навести порядок".

Теперь такой надежды нет, и новому президенту придется решать все проблемы самому. А он пока не демонстрирует свойственного его отцу умения ладить со всеми международными партнерами и поддерживать свою власть внутри страны. Международные партнеры (в первую очередь Россия) сталкиваются с соблазном переиграть ситуацию вокруг каспийской нефти в свою пользу. Тем временем азербайджанская оппозиция объединяется с целью противодействия власти Ильхама Алиева.

Тень конституции

Не менее серьезные проблемы вскоре могут возникнуть и в Афганистане. Антитеррористическая операция там постепенно сходит на нет. Солдаты международного контингента стараются не показываться за пределами Кабула, и только немногочисленные группы американского спецназа иногда выезжают на границу с Пакистаном ловить бен Ладена. Скорее всего, в недалеком будущем и такого рода деятельность будет прекращена. Ведь Афганистан вот-вот примет новую конституцию, а значит, у США появится повод оставить и эту страну, объявив предварительно о новой победе.

Конституция иллюзий не вызывает. Если она и будет действовать, то только в пределах столицы. Афганистан давно поделен между полевыми командирами, многие из которых держат "под ружьем" силы, превосходящие по численности официальную афганскую армию. Многие влиятельные полевые командиры входят в состав правительства, как, например, министр обороны Фахим Мохаммад и министр иностранных дел Абдалла Абдалла.

В общем, действующего главу государства Хамида Карзая ждет незавидная судьба. Он, по всей видимости, добьется принятия конституции и выиграет президентские выборы. А затем останется один на один с полевыми командирами, не признающими его власти.

Такое в Афганистане уже было - в начале 90-х. Кончилось все гражданской войной, в которой победили талибы.

А ведь Соединенные Штаты хотели только демократии...




РЕКЛАМА