24 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Эксклюзивное интервью узбекской певицы Севары Назархан

18.02.2004 00:00 msk, Рустам Кадыров, Андрей Кудряшов

История

На прошлой неделе мир облетела сенсация. Талантливая узбекская певица Севара Назархан получила престижную премию "BBC Radio 3 World Music Awards". Награду, которая пользуется огромным авторитетом в музыкальном мире, вручала британская вещательная корпорация ВВС. Свое первое эксклюзивное интервью после этого события, она согласилась дать корреспонденту "Фергана РУ". Изысканная и легкая, Севара появилась на встречу в кафе в точно назначенное время, куда прибыла из консерватории, где она сдавала экзамен.

* * *

- Севара, после победы на этом конкурсе не стали ли вам тесны рамки национальной певицы? Не скучно возвращаться в Ташкент?

- Наоборот. Прелесть жизни артиста как раз в том, что для тебя открывается весь мир, и для этого не нужно обрывать связь с родным домом. Где бы я не выступала, как долго бы не находилась в гастрольных турне, мне приятно возвращаться в Узбекистан - домой. Отсюда я черпаю вдохновение. 9 марта в Эдинбурге состоится вручение премии и концерт лауреатов, где я постараюсь представить свою страну как можно лучше. Потом, как заслуженная артистка Узбекистана, обязательно приму участие дома в праздновании Навруза. А с конца весны опять предстоят концерты за рубежом - в Англии, Швейцарии, Греции, Сингапуре и т.д.

Главное, что дала мне эта победа - не только признание меня, как артиста, но и признание узбекской, и может даже центральноазиатской, музыкальной культуры. И особую гордость мне доставляет то, что в конкурсе принимала участие и другая узбечка - Муножат Юлчиева, кого я считаю современным эталоном фольклорного вокального мастерства.

После большого количества зарубежных концертов, встреч со многими профессионалами, я наверное стала более критически анализировать профессиональную сторону своего творчества. Концерты, которые я даю здесь - в Узбекистане, во многом отличаются от тех, в которых участвую за рубежом. Но теперь я решила, что все нужно делать непременно на одном уровне.

- Как воспринимает зарубежная публика национальную узбекскую музыку?

- У народной музыки, или этнической, как ее иногда называют, конечно, не так много слушателей, как у стилей поп или рок. Но популярность этого направления сейчас возрастает. Мне же особенно повезло в прошлом году, когда я принимала участие в двухмесячном туре Питера Гэбриэля "Growing Up 2003" по Европе и Америке. Благодаря этому многие узнали меня. Мои диски хорошо расходились, и аудитория на концертах была обычно не меньше 15 тысяч человек. Гэбриел - мега звезда современной музыки. И особенно приятно, что он помогает продвижению молодых артистов. Любые акции с его участием не остаются без внимания. За время этого турне, давая интервью и общаясь с публикой, я даже смогла попрактиковаться в английском...

- А о чем чаще спрашивали?

- Обо всем. Например, часто интересовались равноправием полов в восточной стране. Об Узбекистане пока знают не так много, и им любопытно все, не только музыка, но и сама жизнь. Когда мне не доставало слов, я брала инструмент, играла и пела. Ведь музыка - лучшее выражение жизни.

- А как складываются ваши отношения с российской аудиторией?

- Пока сложнее. Российские слушатели отличаются от европейских, сам шоу-бизнес довольно не прост. Музыкальная критика часто не знает границ в погоне за сенсационностью. Но самые приятные воспоминания у меня до сих пор остались от общения с Борисом Гребенщиковым во время его работы над записью альбома "Сестра Хаос". Я там даже подпела в двух композициях. Моя встреча с ним вообще произошла необычно. То есть сначала это была моя инициатива, даже слегка рискованная. Однажды в Питере я просто пошла к нему в гости без приглашения. Он меня очень радушно принял, угостил своим любимым китайским чаем "лунь", если не ошибаюсь (вероятно, имеется в виду знаменитый "улунский"/"оолонг" чай. - прим. ИА "Фергана.Ру"). Я спела. Ему понравилось. Затем он пригласил выступить с ним на его концерте в "Лужниках", где был также и мастер дудука - Джаван Гаспарян. Мы поддерживаем дружеские отношения. Но, признаюсь, как музыкант и человек Гребенщиков для меня остается таким... энигматичным.

Выступала со своим бэндом и в клубах Москвы - например, в "Китайском летчике" и "16 тонн". Прелесть работы в клубе заключается в том, что реакцию людей видишь вблизи, и если что-то плохо, то по клубной публике сразу видно, и наоборот, если играешь честно и от души, то и публика благодарна.

- В вашем творчестве прежде было много направлений. Вы начинали с джаза, затем карьера солистки в эстрадном ансамбле, участие в мюзикле "Проделки Майсары". Теперь, если судить по последнему альбому, похоже, вы все больше отдаете предпочтение фолклору, национальной музыке. Это ваш внутренний выбор, или вы следуете за спросом, делаете то, что лучше получается, что больше нравится публике, вашим продюсерам?

- Еще до своих эстрадных выступлений я играла в ансамбле дутаристок Госрадио Узбекистана. А до этого закончила класс игры на дутаре в музыкалке. И я бы не сказала, что это для меня неожиданный поворот к фолку после эстрады. Это одна из многих "музык" с которыми я росла.

Но не все так легко. Позже, когда я играла в ансамбле дутаристок, в один прекрасный момент вдруг поняла, что не понимаю народную классическую музыку так, как мне бы того хотелось. А ведь она - своя. Душа моей земли. И ее постижение сделалось для меня, своего рода, самоцелью. До сих пор я не рискую совать свой нос слишком глубоко в стихию классических узбекских макомов. Ограничиваюсь фрагментами. Это же целый мир, для открытия и познания которого может быть мало всей жизни. А вот народные "лапары" легче и для исполнения, и для восприятия неискушенными слушателями. Но все равно каждый раз я иду за советом к учителям и мастерам - к людям, которые больше меня понимают и лучше чувствуют.

- Кто эти люди?

- Их много - у кого-то я учусь "с первых рук", у кого-то заочно, по записям.

- Ваш последний фольклорный альбом "Йол болсин" ("Куда держишь путь?"), выпущенный за рубежом, редко встретишь в Ташкенте.

- Лицензионные диски стоят довольно дорого. Впрочем, на российском рынке я уже видела пиратские копии...

- Каким будет следующий альбом? И не изменится ли стиль?

- Теперь я намерена записать свои песни. Они будут спеты на узбекском языке. Альбом будет ритмичным, и хотелось бы избежать откровенной "попсы". Даже если стиль будет ближе для восприятия европейской аудитории, хотелось бы, чтобы он понравился и дома. Я хочу сохранить народные корни в своей музыке. Так или иначе, у меня уже что-то необратимо перевернулось в тембре, в душе.






  • РЕКЛАМА