12 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Центральная Азия становится все более привлекательной для экстремистов

19.04.2004 11:08 msk, Виктория Панфилова

Политика

Ответственность за серию терактов, совершенных в Узбекистане в конце марта и унесших жизни 47 человек, на прошлой неделе взяла на себя ранее неизвестная организация "Исламская группа Джихад". До этого узбекские власти обвиняли в совершении терактов другие радикальные группировки: "Хизб-ут Тахрир" и "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ). Последнее, кстати, связано с международной террористической сетью "Аль-Каида". Появление нового фигуранта стало неожиданностью.

В распространенном 11 апреля в интернете заявлении "Исламской группы Джихад" говорится: "Теракты были осуществлены в знак протеста против давления светской власти Узбекистана на правоверных мусульман". Более того, эта группировка взяла на себя ответственность "за все операции по уничтожению неверных, которые проводились или проводятся в исламском государстве Узбекистан". Это тот редкий случай, когда на территории СНГ экстремистская организация берет на себя ответственность за взрывы и гибель людей.

Если исходить из аналогий в названии, то можно предположить, что под "дебютировавшей" группировкой скрывается международная террористическая организация "Исламский джихад". Она была создана группой радикально настроенных исламистов, которые в начале 60-х годов прошлого века вышли из весьма влиятельной в Египте нелегальной мусульманской организации "Братья-мусульмане". "Исламский джихад" действует на территории Палестинской автономии.

Впрочем, по словам президента российского Центра политических и стратегических исследований профессора Виталия Наумкина, за рубежом достаточно много подобных организаций, которые призывают к джихаду. "Не исключено, что такая группировка могла быть создана "джихадистами", потому что Центральная Азия - это весьма привлекательный полигон, на котором они хотели бы активно действовать", - считает Наумкин.

Имеет ли новая организация, взявшая на себя ответственность за теракты в Узбекистане, отношение к "Исламскому джихаду", пока не понятно. Именно поэтому официальный Ташкент устами генпрокурора республики Рашида Кадырова поспешил заявить: у следствия имеются неопровержимые доказательства того, что теракты совершила международная экстремистская группировка "Аль-Каида", а о существовании "Исламской группы Джихад" ему, мол, ничего не известно. Профессор Виталий Наумкин подтверждает, что "об организации "Исламская группа Джихад" в Узбекистане до настоящего времени известно не было, как не известны и люди, входящие в эту группу, а значит не факт, что она вообще существует на самом деле". В истории, по словам политолога, немало случаев, когда неизвестная ранее группировка таким образом заявляла о себе, либо когда неизвестным названием прикрывались настоящие террористы. "Поэтому нельзя однозначно говорить о создании новой радикальной исламской организации, которая, как и ИДУ, прибегает к террористическим методам", - отметил президент Центра политических и стратегических исследований.

На этом фоне попытки обвинить в узбекских терактах организацию "Хизб ут-Тахрир" вряд ли плодотворны. Тот же прфессор Наумкин считает, что "эта партия - недостаточно мощный объект для рекрутирования, поскольку у нее другая идеология, во всяком случае, нигде не найден "тахрировец", который бы участвовал в подготовке терактов".

Впрочем, руководство "Хизб ут-Тахрира" решительно отмежевалось от причастности к мартовским терактам в Узбекистане. В заявлении организации отмечается, что для достижения своей цели - "создания халифата" - она ограничивается интеллектуальной и политической деятельностью, "никогда не прибегая к вооруженным силовым действиям". На защиту этой партии встал и киргизский омбудсмен Турсунбай Бакир уулу, который считает, что "Хизб ут-Тахрир" действительно не предпринимает акций насилия и не использует вооруженную борьбу для достижения своих программных целей. По его словам, деятельность этой организации - всего лишь форма свободы слова, а теракты в Узбекистане - это почерк ИДУ. Бакир уулу призвал "Хизб ут-Тахрир" пройти регистрацию в Киргизии, так как ее подпольная деятельность провоцирует власти на преследование граждан по религиозной принадлежности, нанося ущерб возрождению религиозных ценностей.

Со своей стороны генпрокурор Узбекистана Рашид Кадыров на пресс-конференции не исключил, что теракты совершили несколько радикальных групп - так называемые "жамоаты" (общества), которые действовали в Узбекистане с 2000 года и управлялись из-за рубежа. По данным узбекских спецслужб, их численность пока невелика, однако многие члены "жамоатов" прошли подготовку в лагерях "Аль-Каиды" в Пакистане. По словам Кадырова, руководство осуществлялось "главным амиром", о местопребывании которого генпрокурор умолчал "в интересах следствия".

Впрочем, следствие еще продолжается: более 700 подозреваемых и свидетелей были вызваны на допросы, 54 человека задержаны, в том числе 15 женщин. Опознаны также личности 30 погибших террористов, остальные устанавливаются через с помощью экспертных исследований ДНК. Экспертиза показала, что оружие, изъятое у погибших экстремистов, за исключением трех пистолетов, захваченных ими у милиционеров, состоит на учете в Министерстве обороны, а также в подразделениях СНБ и МВД Узбекистана. Происхождение и источник приобретенного оружия, по словам генпрокурора, устанавливается.

Вслед за заявлениями Кадырова появились и другие версии, прежде всего - о "домашнем" происхождении терактов. В частности, профессор Виталий Наумкин не исключил возможности заговора с целью отстранить от власти правящий режим или дестабилизировать ситуацию в Узбекистане настолько, чтобы добиться того же результата. Отсюда возникла версия, что исламистам удалось привлечь на свою сторону людей из местных силовых структур. Еще одна версия выдвигается узбекскими оппозиционерами: власть, мол, сама "придумала" эти теракты, чтобы нанести удар по оппозиции. Однако эта версия после заявления генпрокурора потерпела фиаско.

Версия о причастности "Аль-Каиды" удобна тем, что позволяет позиционировать Узбекистан в качестве очередной жертвы религиозного экстремизма и одновременно представить эту страну как передовой край борьбы с этим злом. А значит - рассчитывать на действенную поддержку международного сообщества. Уже в ближайшие дни Госдепартамент США должен вынести решение, продолжать ли оказывать помощь Узбекистану или отказать Ташкенту на том основании, что в стране систематически нарушаются права человека. Кстати, международная неправительственная правозащитная организация Human Rights Watch после терактов в Узбекистане уже заявила, что республику накрыла волна арестов "мирных инакомыслящих мусульман и членов их семей".




РЕКЛАМА