12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

В Коканде прогремело. Взорвалось народное терпение…

05.11.2004 01:44 msk, Д. Морфеус

Ферганская долина

Первого ноября в Коканде произошли массовые народные волнения. Взбешенные начавшимися с утра повальными конфискациями товаров, рыночные торговцы избили налоговых инспекторов, взломали склад, и вернули себе отобранные вещи. Затем они выместили свой гнев на подвернувшихся под горячую руку милиционерах, а также сожгли две машины, принадлежавшие ГАИ и милиции. В этих событиях принимали участие, по разным оценкам, от пяти до десяти тысяч человек.

Причиной беспорядков стали вступившие в силу первого ноября новые правительственные решения об ужесточении правил торговли, по сути, направленные на ликвидацию большинства частных торговцев-импортеров. Новые правила обязывают каждого торгующего приобрести кассовый аппарат, а также открыть счет в коммерческом банке и ежедневно переводить на него всю выручку. Причем, если в течение недели эта выручка окажется меньше чем следует, то у предпринимателя приостанавливается действие разрешительного свидетельства на право занятия коммерцией. Правительственное постановление также предписывало налоговому комитету усилить ответственность за нарушение этого порядка и «установить жесткий контроль за осуществлением предпринимательской деятельности физическими лицами на вещевых рынках, привлекать к ответственности руководителей и должностных лиц вещевых рынков (торговых комплексов), вплоть до уголовной, за незаконное предоставление торговых мест физическим лицам».

Местным властям пришлось приступить к выполнению этих решений, не исключая и принятого раньше, но наиболее одиозного из всех - о том, что торговать импортными товарами разрешается лишь тем физическим лицам, кто ездит за товарами самолично. Нанимать каких-либо продавцов для продажи своих товаров «челнокам» категорически запрещено.

Сегодняшний Коканд – не промышленный город. Из населения в 214 тысяч человек, трудоспособными считаются лишь 95 тысяч. Имеющих работу еще меньше: 40-45 тысяч. Поскольку большинство заводов и фабрик давно не работают, то главным источником доходов для большинства кокандцев остается рынок, базар. Четыре городских рынка, находящиеся друг возле друга, образуют своеобразный торговый комплекс, размерами и количеством торгующих на порядок превосходящий знаменитый ташкентский «Ипподром». В общей сложности здесь насчитывается 12 тысяч торговых мест. Однако из всего огромного числа торговцев, таких, кто сам ездит за товаром наберется немного – от двухсот до пятисот. Остальные – наемные продавцы, реализаторы товаров. И если бы установленные правительством правила торговли пунктуально выполнялись, то все эти люди автоматически должны были бы потерять работу.

Все эти обстоятельства и послужили причиной взрыва недовольства. По рассказам очевидцев, события развивались примерно следующим образом. Утром на рынок явились налоговые инспекторы и принялись отнимать товар, торговля которым в свете новопринятых правил стала незаконной. Их было человек шесть. Работа спорилась – за пятнадцать минут налоговики забрали вещей более чем на 4 миллиона сумов ($4.000). С теми, кто не хотел отдавать свое добро, особенно не церемонились и вырывали товары прямо из рук. Конфискованные вещи относили на специальный товарный склад.

Атмосфера стремительно накалялась. Ограбленные стали звать на помощь и кричать что-то вроде: «помогите, а то завтра и у вас заберут». Мгновенно собравшаяся толпа изгнала с рынка налоговиков, а затем двинулась на штурм склада, где хранились изъятые товары. После этого бурлящая многотысячная масса выплеснулась на базарную площадь. В машины автоинспекции и милиции полетели булыжники, а несколько милиционеров получили телесные повреждения. Разгоряченная толпа перевернула и подожгла автомобиль «Нексия», принадлежащий ГАИ, хозяин которого еле успел унести ноги. Та же участь постигла и машину отдела охраны рынка - «Тико». Разъяренные коммерсанты предприняли попытку перевернуть и пожарную машину. В воздухе явственно запахло народным бунтом.

Большинство собравшихся cтолпились на базарной площади, но около тысячи человек, настроенных наиболее решительно, двинулись к хокимияту. До него они, правда, не дошли, поскольку дорогу им преградили милицейские кордоны. Тогда они отправили для переговоров десять женщин-парламентеров. Женщин пропустили, и они стали говорить с руководством города не только о том, что непосредственно подтолкнуло людей к выступлению, но и обо всем наболевшем - о зарплате, которую не платят, о постоянном отключении электроэнергии, об отсутствии газа, о безработице. Затем на рынок прибыл хоким города Маруф Усманов. В течение нескольких часов он общался с людьми, пытаясь их утихомирить – выслушивал требования, жалобы, обещал разобраться. Примерно в два часа дня народ стал расходиться. Никакой торговли в этот день, конечно, уже не было. Вопреки всеобщим ожиданиям, в ночь после этих событий никто не был арестован...

А на следующий день на городских рынках снова царили тишина и спокойствие, конечно, в той мере, насколько это свойственно оживленным восточным базарам. Бесконечные торговые ряды были переполнены всевозможной хозяйственной утварью, одеждой, обувью, тканями, коврами, продуктами. Вокруг кипело море бойкой, свободной торговли. Свободной – потому что, как нам объяснили, на рынке не было ни единого налоговика. Бросалось в глаза и отсутствие вездесущих сотрудников милиции.

Некоторое время мы, два журналиста, слонялись по рынку «Мумтоз», делая попытки поговорить с людьми. Но большей частью те глядели настороженно и на все вопросы давали стандартный ответ: «не знаю, вчера я здесь не был». Лишь торговец тканями приглушенным голосом пожаловался, что власти совсем «прижали» простых людей:

- Жить стало очень плохо. Большинство здесь имеет прибыль 3-5 процентов с продажи. Ведь растаможка - 90 процентов! Можете подсчитать на сколько цена товара повышается…

Вскоре мы заметили за собой «хвост». Вернее, нам на него указали, шепнув: «за вами вон того следить отправили, чтобы он запоминал, кто будет давать вам интервью». В лучших шпионских традициях, метрах в десяти сзади, за нами неотступно следовал угрюмый парень в длинной кожаной куртке. Когда мы попытались его сфотографировать, он быстро отвернулся и исчез в базарной толчее. Но вместо него тут же появился другой - рыжеватый русский. Этот действовал наглее и буквально наступал нам на пятки, вслушиваясь в разговор. Выйдя на улицу, мы увидели, что оба агента приблизились к стоящему поодаль майору милиции, и, не отводя от нас взглядов, принялись ему о чем-то рассказывать …

В городском хокимияте изложили официальную точку зрения на причину массовых выступлений. Заместитель хокима Саломат Абдуллаева осторожно, вдумчиво подбирала слова:

- Правительственное постановление о новых правилах торговли было принято еще в сентябре. Все, кто занимается торговлей, были с ним ознакомлены. Вчера налоговые инспектора вошли на оптовый рынок и сказали: «Вы знаете, что должны были кассовые аппараты поставить. Где они? Кроме того, постановление требует, чтобы товар продавал тот, кто его привез. Где у вас документы?». Конечно, у них таких документов не оказалось…

По словам С.Абдуллаевой, хоким города беседовал с народом целых три часа, и пообещал, что пока всем разрешат работать:

- Но он сразу сказал, что это правительственное решение – «я как хоким, не имею права его отменять». Он также обещал сделать все возможное для улучшения подачи газа. Вчера он созвонился с правительством – они обещали поднять давление в газопроводе. Ждем...

В отличие от представителей власти в ферганском отделении общества «Эзгулик» слов и выражений не сдерживали. Нам рассказали, что социальная обстановка в городе крайне напряженная, многие горожане сидят без работы. В иных районах города нет газа, по несколько раз в день отключают электричество. Ни тепла, ни пищу приготовить… Власти мотивируют отключения тем, что жители не платят за газ и свет. Но чем, спрашивается, им платить, если у них нет ни денег, ни работы? А тут еще правительственные постановления последних лет, направленные на «упорядочение торговли»… В результате число предпринимателей, торгующих на законных основаниях, тех, кто имел патент и платил налог, только в одном Коканде сократилось с пяти тысяч в 2001 году, до тысячи двухсот в 2003-м. Потому что власти более чем в два раза налоги повысили...

- Я никогда не видел, чтобы налоговик жил, как учитель, - говорит Адхам Мухиддинов, председатель ферганского отделения партии «Бирлик». – Он покупает себе усадьбу, дом, машину. Устраивается на работу, всего лишь четыре месяца работает – и в Ташкенте «Нексию» покупает. Ходит вот с таким пузом… А коммерсант покупает за рубежом товар, довозит до нашей границы, и заплатив все налоги, дает его продавать примерно пяти-двадцати людям. То есть, обеспечивает их работой. И это при том, что большинство предприятий у нас не работает. Торговцы – это часть населения, которая занимается делом. В этот раз они почувствовали, что это предел, после которого их дети могут остаться без куска хлеба.

- За один день 10-12 тысяч человек могли бы потерять работу, - поддерживает его Исмаил Дададжанов, заместитель председателя партии «Бирлик». - Пока что они отстояли свои права. Хоким им сказал: «выйдите торговать, на время мы все остановим, вас никто не тронет». Но это абсурдно – маленький хоким не может идти против президента.

Народные волнения, сопровождающиеся вспышками насилия, в Коканде происходят не впервые. Здесь еще хорошо помнят кровавые столкновения с турками-месхетинцами, произошедшие в 1989 году и унесшие несколько сот жизней. На этот раз, правда, никто не перешел тонкую грань, отделяющую мирную жизнь от той, в которой происходят убийства и льется кровь. Однако правительство, хоть и дало торговцам отсрочку, но от своих решений не отказалось. А это означает, что у случившегося вскоре может быть и продолжение, причем с самыми непредсказуемыми последствиями.




  • РЕКЛАМА