25 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

Безопасность Центральной Азии оказывается заложницей авторитарного склада ума местных лидеров

11.02.2005 07:44 msk, Аркадий Дубнов

Анализ

Не слишком тайное стало явным. Подозрения в том, что сотрудничество стран Центральной Азии в борьбе с терроризмом имеет всего лишь виртуальный характер, подтвердились. Причем самым скандальным образом. Официальные представители Казахстана в предельно жесткой форме вчера отреагировали на обвинения узбекского генерала Вячеслава Касымова, директора учрежденной в Ташкенте Региональной антитеррористической структуры (РАТС) Шанхайской организации сотрудничества.

Генерал Касымов в интервью "Независимой газете" не только дал понять, что Казахстан не препятствует финансированию терроризма, но и заявил, что "там даже есть территории, выкупленные фирмами, принадлежащими бен ладенам".

Директору РАТС ШОС тут же ответил другой генерал, его заместитель, представляющий в структуре Казахстан, Бексултан Сарсеков. "Это голословное утверждение. Мы не располагаем никакой информацией, которая бы доказывала существование на территории Казахстана террористических организаций или указывала бы на наличие их банковских счетов. Если наш коллега из РАТС ШОС имеет такую информацию, то мы бы с интересом с ней ознакомились", - не скрывая иронии, заявил казахстанский генерал. И добавил, что ему "непонятно, на что намекает наш ташкентский коллега, говоря про "территории" и упоминая скопом всех бен ладенов".

Вслед за этим появилось и заявление МИД Казахстана. В нем отмечается, что "высказывания подобного рода абсолютно несовместимы со статусом руководителя структуры крупной международной организации, а также бросают тень на авторитет и позиции ШОС в современном мире". С замечанием по поводу "тени" трудно не согласиться. Тем более что она "брошена" не только на Казахстан. В ШОС помимо Казахстана, Киргизии и Узбекистана входят две мировые державы - Россия и Китай.

И если уровень взаимного доверия внутри учрежденной ими структуры таков, что допускает публичные обвинения в потакании терроризму одного из ее членов, то это ставит в чрезвычайно двусмысленное положение не только "обвиняемого", официальную Астану, но также Москву и Пекин. Если, действительно, в Ташкенте есть достоверные сведения о наличии в Казахстане "выкупленных" террористами территориях, то почему этот вопрос не был сначала вынесен на обсуждение внутри самой РАТС? Как может эта структура бороться с терроризмом, если она не способна противостоять этой угрозе в своих рядах?

Обвинения Ташкента в адрес Астаны очень напоминают обвинения Москвы в адрес Тбилиси в неспособности решить проблему пребывания чеченских боевиков в Панкиси. Но с существенной разницей. Россию и Грузию не объединяет сотрудничество в рамках какой либо специальной структуры по борьбе с терроризмом, и Панкиси остается проблемой двусторонних российско-грузинских отношений. В случае ШОС, во всяком случае формально, все обстоит, казалось бы, иначе...

Вообще, среди откровений узбекского генерала, директора ШОС, есть немало и других, кажущихся весьма сомнительными, заявлений. Вячеслав Касымов сообщает, что "в нашей (РАТС. - А.Д.) деятельности используются все методы борьбы с терроризмом: разведывательные, контрразведывательные и оперативно-следственные, розыскные, войсковые операции...". Но согласно уставным документам РАТС ШОС не обладает таким спектром полномочий, а уже тем более возможностей. О каких "войсковых операциях" может идти речь, если масштаб сотрудничества в структуре ограничен пока лишь созданием банка данных о террористических организациях и обменом информацией о них между странами-участницами. Чего стоит "обмен информацией", мы уже теперь видим...

А если говорить откровенно, то даже создание банка данных, по информации российских чиновников, осведомленных о деятельности РАТС ШОС, сегодня еще весьма далеко от заявленных целей. С этим гораздо лучше дело обстоит в Антитеррористическом центре (АТЦ) СНГ. Возможно, это объясняется тем, что в СНГ не входит Китай. Ведь отношения между Москвой и Пекином еще не настолько доверительные, что их спецслужбы готовы были обмениваться информацией.

Остается предположить, что всплеск эмоций между Ташкентом и Астаной объясняется иными причинами. На них указывает известный британский эксперт по Центральной Азии из Королевского института международных отношений Рой Аллисон. "Соперничество между Казахстаном и Узбекистаном... подрывает политическую волю к разработке и реализации многосторонних региональных проектов. Это усугубляется авторитарным складом ума местных лидеров", - утверждает Рой Аллисон.

Нет нужды напоминать о множестве других свидетельств столкновений амбиций этих лидеров - Нурсултана Назарбаева и Ислама Каримова, каждый из которых вот уже второй десяток лет претендует на роль главного вершителя судеб Центральной Азии. Но если заложником этого соперничества оказывается безопасность огромного региона, то это уже становится международной проблемой.






  • РЕКЛАМА