13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Безработица и отсутствие ясного будущего - вот лицо маленького промышленного поселка в Узбекистане

26.04.2005 10:23 msk, Гарун Машуров

Ферганская долина

В Андижане, где кипит жизнь, садишься в «Дамас» и через пятнадцать минут выходишь в узбекистанском «Автограде» - Асаке, где жизнь течет размереннее, чем в областном центре. Пересаживаешься в другой «Дамас», примерно через такое же время приезжаешь в поселок Палванташ. и попадаешь в местечко, где время словно остановилось.

Не знаю, откуда взялось название поселка, но точно узнал, что расцвет его начался в годы Второй мировой войны, точнее, с 1943 года, когда в результате разведочного бурения здесь были открыты пять новых продуктивных горизонтов. Еще через несколько лет палванташские нефтяники давали стране ежегодно до 100 тысяч тонн высококачественной нефти. Как вспоминает один из ветеранов нефтегазодобычи Узбекистана Насыр Рахимович Рахимов, в свое время возглавлявший этот нефтепромысел, только бурильщиков, транспортников и представителей других профессий, непосредственно связанных с добычей черного золота, здесь работало около пяти тысяч. Причем жили и работали дружной семьей узбеки, киргизы, русские, крымские татары и представители других национальностей. Нефтепромысел этот был своего рода еще и испытательным полигоном, на котором опробовались различные технологические новинки, которые потом внедрялись на других нефтепромыслах бывшего СССР.

Здесь были отдел рабочего снабжения, магазины, столовые, медсанчасть, объекты социально-культурной сферы. Одним словом, была создана нормальная инфраструктура, позволяющая палванташцам нормально жить и работать. Как-то давно довелось побывать в поселке и должен сказать, что мне он понравился своей ухоженностью, порядком и чистотой, прилавками магазинов, заполненными товарами, за которыми в областном центре нужно было выстоять многочасовые очереди.

…Шли годы. Беднели нефтяные пласты. Снижалась добыча нефти. Для того, чтобы занять высвобождающиеся рабочие руки, в поселке открыли обувную и трикотажную фабрики. Еще какое-то время в поселке теплилась жизнь.

Первое, что бросилось в глаза сегодня, когда я вышел из «Дамаса» - груда мусора в бывшем фонтане рядом с импровизированным базарчиком. На дверях клуба - заржавевшие от времени массивные замки. За пыльными стеклами бывшего поселкового универмага стоят несколько биллиардных столов. Если не ошибаюсь, в магазинчике, где раньше продавались книги, и где в свое время мне посчастливилось купить парочку великолепных альбомов по искусству, за которыми безуспешно гонялся в областном центре, теперь продают муку.

Пройдя еще немного, попадаю в здание схода граждан одной из махаллей (квартальных общин) поселка - «Марказий», где знакомлюсь с председателем Набижоном Жалиловым и, видя нескрываемое удивление в его глазах, рассказываю о цели своего приезда. Сам председатель вообще-то родом из кишлака Хартум, что в Андижанском районе, но уже сорок лет живет в Палванташе. Учительствовал, был директором школы, занимал другие должности.

- В настоящее время в поселке проживает около шести с половиной тысяч человек. Более половины живет в нашей махалле, - рассказывает Н. Жалилов. – Но это по спискам. На самом же деле жителей здесь гораздо меньше. Дело в том, что 90 процентов из почти что четырехтысячного трудоспособного населения поселка нигде не работает, а более 80 процентов из них выехали на постоянные или сезонные заработки в Россию.

Безработица - вот главный бич, своего рода «дамоклов меч», нависший над нашим поселком. Я прекрасно понимаю людей, в поисках заработка оставивших дома и детей. А что еще им делать? Уже который год бездействуют трикотажная и обувная фабрики, на которых в свое время работало около 300 и 600 человек соответственно. Куда только мы не обращались с просьбами хоть как-нибудь наладить работу этих предприятий, но все безрезультатно. Говорят, что ищут зарубежных партнеров, инвесторов. Да ведь пока найдут, и работать некому будет – все разъедутся.

Как это ни странно, достаточно негативно сказался на жителях поселка процесс разгосударствления и приватизации. Кто-то приватизировал единственную в поселке баню. Теперь чуть ли не в самом центре зияет пустыми глазницами окон здание бывшей бани, попариться в сауне которой, как говорят, нередко приезжали даже из областного центра.

Более десяти лет находятся на замке двери единственного в поселке клуба. Раньше здесь работали десятки различных кружков художественной самодеятельности и народного творчества, был свой оркестр, кстати, неоднократный лауреат различных смотров, регулярно демонстрировались кинофильмы. О былой славе одного из излюбленных место отдыха нефтепромысловиков и их семей помнят только старожилы. Молодежь же и не видела ни разу открытыми двери культурно-просветительского учреждения. На состоявшейся в декабре встрече палванташцев с прокурором Мархаматского района был задан вопрос о законности приватизации клуба. Обещали разобраться, но результатов пока что никаких нет. Единственная библиотека – филиал Мархаматской районной библиотеки - расположена рядом со зданием схода граждан поселка. Моя попытка ознакомиться с работой этого учреждения культуры закончилась безуспешно: несмотря на то, что время было рабочее, библиотека была закрыта.

Был здесь в свое время и стадион, и своя футбольная команда. Но, как и все остальное в поселке, постепенно хирел, превратившись в настоящий пустырь стадион, заброшена физкультурно-массовая работа. Н.Жураев рассказывает, что неоднократно обращались с просьбами помочь оживить эту работу в Мархаматское районное и областное отделения молодежного фонда «Камолот», но реакции на эти письма не было никакой. Лишь после письма, направленного в Олий Мажлис Республики Узбекистан, приехали двое мужчин, представившиеся сотрудниками областного спорткомитета, ознакомились с положением дела, пообещали оказать помощь и уехали. С того дня прошло больше двух лет, но больше в Палванташе их не видели.

Это лишь некоторые из проблем, с которыми повседневно сталкиваются житель поселка. Есть ли у него будущее? Если связывать его с добычей нефти, то вряд ли. Сегодня здесь осталось около сотни человек, связанных с ремонтом 10 работающих скважин, добывающих довольно незначительное количество нефти. Бурение новых скважин, во-первых, дело малоперспективное, а, во-вторых, дорогое: бурение только одной скважины, глубиной 5300-5400 метров стоит не менее 250 миллионов сумов.

Что же касается простаивающих без дела обувной и трикотажной фабрик, то, как рассказал председатель схода граждан махалли «Марказий» Н.Жураев, с этим вопросом по поручению жителей он обращался в различные инстанции, вплоть до самых высоких. Однако, увы, он так и не решен.

Что же будет с поселком Палванташ и его жителями? Возродится ли он или совсем захиреет? Ответ на эти и другие вопросы, скорее всего, даст время. То самое, которое на первый взгляд в этом населенном пункте остановилось.




РЕКЛАМА