18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

«Время новостей»: Из Андижана уходили под обстрелом. Репортаж с киргизской границы

07.06.2005 07:39 msk, Аркадий ДУБНОВ

Зеленая горная лощина вдали от дорог и населенных пунктов, ближайший из них в 15 километрах. Сюда, в местечко Шор-Булак Сузакского района Джалал-Абадской области Киргизии, ранним утром 4 июня переместился лагерь узбекских беженцев. В чужой стране они оказались, когда, спасая свои жизни, покинули родной Андижан в кровавую ночь 14 мая. Сейчас их 479 человек, в том числе около 60 женщин и чуть больше десятка детей.

12 человек, в основном женщины и подростки, все-таки вернулись на родину через несколько дней после бегства. За ними пришли родственники, у двух женщин остались по ту сторону границы грудные дети. Это еще одно свидетельство того, что среди сотен людей в панике, под обстрелом узбекских военных, устремившихся из Андижана к киргизской границе, было много случайных прохожих, в недобрый час оказавшихся на городской площади. Заметим, что узбекское руководство в те дни отказывалось признать этих людей беженцами, называя чуть ли не всех их преступниками и террористами.

А вчера первый замминистра иностранных дел Киргизии Талайбек Кадыров сообщил, что его страна готова предоставить этим людям статус беженцев. Уже на этой неделе всем им будут выданы необходимые для оформления документы, и начнется интервьюирование.

...В ту ночь, когда толпа с ковыляющими стариками и с детьми на руках проселочными дорогами преодолела около 40 км и вышла к пограничному поселку Тешикташ, отделяемому речкой Кара-Дарья от киргизского местечка Бараш, случилась новая трагедия. Здесь люди попали в засаду, устроенную узбекскими пограничниками. Как только беженцы спустились к берегу, пытаясь найти брод, по ним из-за прибрежных сопок открыли стрельбу. Поскольку первыми к воде направились женщины и дети, они и попали под огонь.

Беженцы утверждают, что на узбекском берегу погибли четыре женщины и ребенок. Остальные легли на землю и ждали, пока стрельба прекратится. Под утро, когда стало светать, рассказывают киргизские пограничники, они увидели на сопредельном берегу женщин, размахивающих платками (для мусульманских женщин это вещь невиданная, они никогда вне дома не снимают с головы платок), -- мол, не стреляйте в нас, мы без оружия переходим границу.

У некоторых мужчин, уходивших из Андижана, оружие было, утверждают киргизские силовики, поскольку беженцы пытались отстреливаться. Но, переходя границу, оружие они побросали на узбекской стороне. Именно это дало возможность МИД Киргизии в официальной ноте, направленной узбекскому дипломатическому ведомству, опровергнуть сообщения официального Ташкента о якобы «изъятых киргизскими правоохранительными органами у узбекских граждан 73 единицах огнестрельного оружия».

Поначалу киргизские власти разместили беженцев в 300 метрах от узбекской границы. Условия были тяжелые: жара, палящее солнце, а ночью люди вынуждены были спать по 50 человек в каждой палатке. Обстановка была нервозной, как-то в первые дни после исхода над лагерем появились и узбекские военные вертолеты. Люди, в том числе и местные жители, ожидали всего чего угодно... Только после того, как киргизские военные подняли вверх дулом снайперские винтовки, делая вид, что готовы стрелять, вертолеты вернулись на узбекскую сторону.

Кстати, по этой причине киргизские власти, когда стали подыскивать более безопасное место для лагеря беженцев, столкнулись с сопротивлением местных сельских управ. Жители опасались вооруженных ударов с узбекской стороны по расположенному рядом лагерю. Здесь хорошо помнят, как в 2000 году узбекская авиация, преследуя отряды вторгшихся в Баткенскую область Киргизии боевиков "Исламского движения Узбекистана", по ошибке уничтожила 16 жилых домов в стороне от цели, в Чол-Алайском районе Ошской области.

Кроме того, местные жители, среди которых много этнических узбеков, были донельзя оскорблены передачами узбекского телевидения, вещающего и на юге Киргизии. По нему крутили интервью женщин, вернувшихся из лагеря. Остается только догадываться, каким образом их заставили рассказывать о том «ужасе», что они пережили «в гостях» у соседей. И поили их там грязной водой, и еду давали такую, какой они даже своей скотине не решились бы предложить... И это при том, что с переживающими несчастье беженцами на киргизском берегу делились домашними лепешками и всем, чем могли...

3 июня в Оше состоялись консультации внешнеполитических ведомств двух соседних стран. Делегации возглавляли министры иностранных дел Киргизии и Узбекистана Роза Отунбаева и Эльер Ганиев. Гостям указали на деструктивный характер антикиргизской пропаганды, развернутой узбекским телевидением, те в ответ промолчали.

Новое место для лагеря все-таки удалось найти, в 10 км от узбекской границы. Из ресурсного центра Управления верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) ООН, расположенного в Таджикистане, сюда доставили 100 палаток. В каждой из них будут жить по пять человек. Подводится электричество, силами МЧС Киргизии развернута кухня, доставляется питьевая вода, по периметру лагерь охраняют бойцы спецназа киргизского МВД. Сотрудники департамента миграции МИД Киргизии начинают идентификацию беженцев. Дело в том, что среди них только десятая часть, 55 человек, имеет при себе паспорта.

Предстоит разбираться и с заключенными андижанской тюрьмы, выпущенными на свободу во время волнений и оказавшимися среди беженцев. Таких, по данным киргизских властей, 12 человек. Все они были осуждены по уголовным статьям и, по предварительным данным, никакого отношения к так называемым исламистам-«акромистам», которых Ташкент числит в ряду организаторов андижанского бунта, не имеют.

По данным «Времени новостей», среди беженцев оказались и киргизские граждане, в основном этнические узбеки, оказавшиеся в Андижане во время событий 13--14 мая. Есть данные, что часть из них принадлежит к запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Они отделены от основной массы, и с ними работают киргизские спецслужбы.

В начале июня генпрокуратура Киргизии получила от узбекских коллег предложение создать совместную группу по расследованию событий. В Бишкеке его изучают, но, как сказал "Времени новостей" генпрокурор Киргизии Азимбек Бекназаров, его ведомство будет работать в строгом соответствии с международной конвенцией по соблюдению прав беженцев. Их возвращение на родину возможно лишь при условии, что там им не будет угрожать преследование властей. А экстрадиция тех, кого Ташкент обвиняет в преступлениях, может быть совершена только в случае документального подтверждения обвинений. Политически мотивированные обвинения не могут быть основанием для экстрадиции. Эту позицию, поддержанную экспертами ООН, киргизские дипломаты изложили 3 июня на встрече с узбекскими коллегами в приграничном Оше.

Аркадий ДУБНОВ, Ош--Джалал-Абад--Бишкек--Москва