16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

В Кыргызстане принят закон о борьбе с экстремизмом

07.09.2005 13:01 msk, Элмурад Жусупалиев

Кыргызстан Терроризм

17 августа – через три дня после инаугурации – новый президент Кыргызстана Курманбек Бакиев подписал закон «О противодействии экстремистской деятельности». Это - первый закон, подписанный новым президентом страны. 19 августа документ был опубликован на страницах официальной газеты киргизского правительства «Эркин тоо» («Свободные горы»).

Активисты партии «Хизб-ут Тахрир» сразу же заявили, что новая власть намерена начать глобальную войну против религиозных течений, обвинив их в экстремизме. «Этот закон в первую очередь направлен против борьбы с «Хизб-ут-Тахриром», – заявил журналистам ошский активист партии Дилёр Джумабаев.

«Власти всегда обвиняли и обвиняют нашу партию в религиозном экстремизме, хотя «Хизб-ут-Тахрир» и в своем Уставе, и в каждодневной деятельности мы не приемлем насилия», - сказал он.

До сих пор силовые и судебные органы Кыргызстана не могли бороться с «Хизб-ут-Тахрир», так как в Уголовном Кодексе республики не было подходящей для этого статьи. Членов этой партии судили по ст. 299 УК КР – «Разжигание межрелигиозных конфликтов». Адвокаты подсудимых не раз доказывали, что эта статья не подходит для обвинения «хизбутовцев». Таким образом, подсудимые из числа членов этой партии освобождались из зала суда за недоказанностью их вины или же отделывались маленькими штрафами. А парламент не спешил вносить какие-либо поправки в УК, так как правивший в то время страной Аскар Акаев несколько раз заявлял: «Против идеи надо бороться не репрессивными методами, а только идеей».

Принятие закона о борьбе с экстремизмом, похоже, серьезно озаботило местных активистов «Хизб-ут-Тахрира». Два года назад Верховный Суд Кыргызстана своим решением запретил деятельность нескольких партий на территории республики, считая их экстремистскими и сепаратистскими. В их числе партия «Хизб-ут-Тахрир» и «Партия освобождения Восточного Туркестана». Последняя, по мнению китайского руководства, является партией так называемых уйгурских сепаратистов, которые намерены добываться независимости Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), входящего в состав КНР. По мнению местных наблюдателей, активисты этой партии, преследуемые китайскими властями, могли вести подпольную деятельность в соседнем Кыргызстане. Но решение Верховного Суда игнорировалось со стороны партии «Хизб-ут-Тахрир» и они вели свою деятельность более открыто, чем в соседнем Узбекистане и Таджикистане. Теперь, после принятия закона, у силовых структур республики есть, на что опереться при формулировке уголовных обвинений. Например, понятие «экстремизм» в законе толкуется таким образом:

«ЭКСТРЕМИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (Экстремизм):

1) Деятельность общественных объединений или религиозных организаций либо иных предприятий, организаций и учреждений, а также средств массовой информации независимо от форм собственности, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных:

– на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Кыргызской Республики;

– на подрыв безопасности Кыргызской Республики;

– на захват или присвоение властных полномочий;

– на создание незаконных вооруженных формирований;

– на осуществление террористической деятельности;

– на возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

– на унижение национального достоинства;

– на осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой,

– национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

– на пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности».

Опытный следователь и эксперт на основе этого толкования может обвинить «Хизб-ут-Тахрир» в экстремизме, поскольку каждая распространяемая этой партией листовка носит антиеврейский и антизападный характер.

Но на этот счет у «Хизб-ут-Тахрира» есть контраргументы:

«Если судить по новому закону, новое руководство страны является ни чем иным, как группой экстремистов. В законе говорится, что экстремистами являются и те, кто пытался захватить власть. Народную революцию 24-го марта можно квалифицировать как захват власти», говорит один из местных лидеров «Хизб-ут-Тахрира», который не захотел назвать свое имя. «Но увы, победителей не судят. Если бы был справедливый суд, они должны были сидеть на скамье подсудимых вместо членов “Хизб-ут-Тахрира”, которых без основания обвиняют в экстремизме. Нынешний президент страны не имел никакого морального права подписывать этот закон».

Но политолог Икбол Мирсаитов считает, что закон не направлен на уничтожение «Хизб-ут-Тахрира». «Я не сторонник “Хизб-ут-Тахрира”, однако не считаю эту партию экстремистской. “Хизб-ут-Тахрир” не интересует отдельно взятый Кыргызстан, его интересует целый регион – Центральная Азия. Если взять глобально, то и весь мир», - сказал корреспонденту ИА Фергана.Ру Икбол Мирсаитов.

«Этот закон разрабатывался очень долго, еще во времена правления Акаева и старого парламента. Но Акаев так и не успел его подписать. И если мы скажем, что этот закон так долго и кропотливо разрабатывали только для того, чтобы усилить борьбу против “Хизб-ут-Тахрир”, это будет смешно. Если эта партия так считает, она сильно преувеличивает свою значимость».

По словам политолога, в разработке и принятии этого закона сыграло роль и огромное влияние Китая на киргизское руководство. На недавней встрече лидеров государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) обсуждались вопросы, связанные с экстремизмом и терроризмом. Вскоре после саммита Китай совместно с Узбекистаном и Россией провел антитеррористические военные учения. Китайские власти в первую очередь опасаются уйгурских сепаратистов, которые, по мнению руководства этой страны, ведут подпольную деятельность в Кыргызстане и Казахстане.

«По мнению лидеров Шанхайской организации, терроризм - это внешняя угроза», говорит Икбол Мирсаитов. «Например, китайская сторона считает, что на территории Кыргызстана и Казахстана подпольно действует партия уйгурских сепаратистов. Эта двойная угроза. Во-первых, это возможная террористическая угроза Китаю, которую из-за отсутствия контроля невозможно предупредить. Во-вторых, это угроза Кыргызстану и Казахстану, поскольку деятельность партий уйгурских сепаратистов в этих странах, как считает китайское руководство, может дестабилизировать ситуацию в этих республиках, где проживает многотысячная диаспора этнических уйгуров. Но моё личное мнение таково: ситуация требует дополнительного изучения. Следует выяснить, существует ли уйгурский сепаратизм или экстремизм, которого так опасается Китай, на самом деле. Это очень спорный вопрос».

Другие местные аналитики тоже придерживаются мнения, что этот закон в первую очередь принят в угоду стратегическому партнеру и соседу, каковым является Китай. По их мнению, в Кыргызстане пока не существует серьезных экстремистских структур, которые могли угрожать государственному строю.

В законопроекте «О внесении дополнений в Уголовный Кодекс Кыргызской Республики», который был разработан исходя из принятого закона «О противодействии экстремистской деятельности» говорится буквально следующее: «Проект Закона разработан во исполнение пункта 2 постановления Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 3 № 1623-11 от 11 июня 2004 года “О принятии Закона КР «О ратификации Соглашения между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом», подписанного 11 декабря 2002 года в городе Пекин”. Ответственный исполнитель: Служба национальной безопасности КР». По этому законопроекту в УК КР вводятся такие понятия как «экстремизм» и «сепаратизм». Также по этому закону за осуществление экстремистской или сепаратистской деятельности предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до двадцати лет.

Депутат парламента Давран Сабиров считает, что этот закон был принят своевременно. Несмотря на то, что в Кыргызстане пока не сильно развита экстремистская деятельность, но отсутствие такого закона создавало благоприятную почву для действий зарубежных экстремистских организаций внутри Кыргызстана, считает депутат парламента.




Новости партнеров