21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

После публикации отчета комиссии о расследовании андижанских событий вопросов остается больше, чем ответов

15.09.2005 00:06 msk, Алексей Волосевич (Ташкент)

Россия Андижан-2005

Несколько дней назад Генеральная прокуратура Узбекистана заявила, что её следственно-оперативная группа подготовила и представила независимой комиссии узбекистанского парламента отчет об итогах расследования событий в Андижане. Текст этого отчета был также опубликован в республиканских газетах. Однако после публикации результатов расследования вопросов, на которые хотелось бы получить ответы, меньше не стало.

О терминологии

Начнем с того, что вооруженные выступления против режима Генпрокуратура почему-то именует не иначе как «террористическими актами». Несколько цитат:

«Как известно, 12-13 мая текущего года в городе Андижан совершен ряд террористических актов, повлекших человеческие жертвы». «Следствием установлено, что теракты в Узбекистане являлись детально спланированной и организованной внешними деструктивными силами акцией, направленной против независимой политики Узбекистана, его национальных интересов, на изменение существующего конституционного строя и создание исламского государства, полностью отвечающего их геополитическим интересам». «Начиная с августа 2004 года указанные деструктивные силы, с привлечением международных террористических и религиозно-экстремистских организаций «Исламское движение Туркестана», «Хизб-ут-Тахрир» и одного из ее ответвлений – «Акрамийлар», запланировали совершение в Узбекистане террористических акций в мае 2005 года с целью захвата власти и свержения конституционного строя».

Хочется спросить: разве высшее надзирающее за соблюдением законности ведомство страны не обязано быть точным в юридической терминологии? Не всякий, кто выступает против правительства с оружием в руках, является террористом, и не всякое его деяние - террором. Конечно, нападения на правительственных чиновников тоже можно назвать террористическими актами, однако общепринятое на сегодняшний день определение террора – акты насилия, направленные против гражданского населения. Причем, теми, кто их совершает, могут быть и отдельные личности, и организации, и даже правительства. Исходя из точности терминологии, вряд ли можно назвать терактами захват местной тюрьмы и неудачные нападения на здания УВД и СНБ. Это можно назвать мятежом, восстанием, выступлением против правительства, но никак не террористическими актами.

«ТЕРРОРИЗМ - акции, сопряженные с применением насилия или угрозой насилия, как правило, сопровождаемые выдвижением конкретных требований. Насилие направлено в основном против гражданских объектов и лиц. Мотивы имеют политический или иной характер. Исполнители, обычно, малочисленны, оторваны от населения, являются членами организованных групп и в отличии от других преступников берут на себя ответственность за совершаемые акции. Акции совершаются так, чтобы привлечь максимум общественного внимания и оказать воздействие на власть или определенные группы населения (порой весьма широкие), выходя за рамки причинения непосредственного физического ущерба.»
Alphagroup.Ru
Генпрокуратура совершенно безапелляционно утверждает, что при помощи вышеперечисленных «терактов» нападавшие намеревались захватить власть в государстве и создать так называемый халифат. Возникает вопрос: какой был смысл андижанским предпринимателям бросать налаженный бизнес и числом в несколько сот человек выступать против правительственных войск, насчитывающих десятки тысяч солдат и офицеров и сотни тысяч милиционеров и эсэнбэшников? И каким образом, даже удачно совершив подобные «теракты», можно свергнуть конституционный строй и захватить власть в государстве?

О погибших и бесследно исчезнувших

Официальная цифра погибших – 187. В связи с этим хотелось бы узнать: нельзя ли назвать имена и фамилии погибших, а также их адреса? Ведь так всегда делается во время массовой гибели людей. Списки погибших должны быть открыты и общедоступны.

Ответ можно предугадать заранее: фамилии погибших названы не будут. Поскольку в действительности их было на порядок больше, чем утверждает Генпрокуратура. И если власти обнародуют свои 187 фамилий, то выяснится, что многие погибшие в этот список не внесены. Проверить это просто - достаточно зайти в любую андижанскую махаллю и спросить, кто из ее жителей погиб 13 мая.

ТЕРРОРИЗМ - лат. устращивание, устрашение смертными казнями, убийствами и всеми ужасами неистовства.
Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля
Интересно было бы задать Генпрокуратуре и такой вопрос: вошли ли в официальное число погибших, те, кто был похоронен в Боги-Шамале, пригороде Андижана? Примерно через десять дней после андижанских событий я побывал на этом месте и увидел там два свежих массовых захоронения. Первое – на самом богишамальском кладбище, где было 9 свежих могил. Второе – метрах в ста пятидесяти от него, на холмах. Там было погребено 45 человек, о чем свидетельствовали установленные возле их могил столбики с номерами. Судя по всему, это было захоронение тех, кого никто не опознал и не забрал.

Если из 187 вычесть 31 – столько погибло военнослужащих и милиционеров – получается 156. Возможно ли, что треть из прочих погибших осталась неопознанной и была захоронена на богишамальском кладбище? Или все-таки убитых было больше и это только их часть?

Обнародование фамилий погибших во время этих трагических событий позволило бы установить их действительное количество. То же самое касается людей, пропавших без вести. Многие в эти дни вышли из дома, а назад уже не вернулись. Где они, неизвестно, но списки пропавших без вести также не составляются, и соответственно их розыск не ведется. Куда они делись, остается только предполагать. Почему же не составляются их списки? Потому что в этом случае автоматически поднимается вопрос о наличии тайных захоронений.

Далее. По данным Генпрокуратуры, в те дни от рук террористов погибло 60 гражданских лиц, не считая раненых. Вопрос: не подскажет ли уважаемая прокуратура при каких обстоятельствах они погибли? Где и когда это произошло – на площади перед хокимиятом или в каком-нибудь другом месте?

Можно не надеяться - не подскажет. Потому что большинство мирных жителей, как свидетельствуют очевидцы, погибло во время обстрела солдатами толпы митингующих на площади и ее отхода (вместе с мятежниками) по проспекту Чулпон. Иными словами, большинство из них было убито правительственными войсками, а никакими не «террористами».

Теперь, что касается погибших несовершеннолетних. Генпрокуратура утверждает, что их погибло всего двое. Но мы опять-таки, вряд ли узнаем их фамилии и адреса. По той же самой причине: их было больше. Лично мне известны две семьи, в которых погибли дети. Те ли это, которых имеет в виду Генпрокуратура, неизвестно. Если она опубликует их имена, можно будет выяснить, правду ли она говорит.

Терроризм - в уголовном праве РФ - преступление против общественной безопасности, заключающееся в совершении взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти. (лат.Terror – ужас)
Глоссарий.Ру
В отчете о расследовании утверждается, что погибла всего одна женщина. Не знаю, как это так получается у Генеральной прокуратуры, но лично я во время андижанских событий видел на улицах трех убитых женщин. Одну - 13 мая, она лежала возле школы, напротив здания СНБ, и двух других - утром 14-го, на площади перед хокимиятом. Помню, что возмущенные люди указывали мне на них и громко кричали: «что, вот эти женщины тоже террористы»? И ведь это было уже после того, как большинство мертвых тел собрали и куда-то увезли – и с городской площади, и с проспекта Чулпон.

А что думает Генпрокуратура по поводу гибели нескольких женщин во время ухода колонны беженцев в Киргизию? Вот как описывается этот эпизод в докладе Хьюман Райтс Вотч, организации, пользующейся в мире несоизмеримо большим авторитетом, чем Генпрокуратура Узбекистана:

«Когда беженцы добрались до приграничного кишлака Тешиктош, они столкнулись с проблемой собственно перехода границы. Перевалив через невысокую гору, беженцы попали под обстрел (стреляли солдаты или пограничники), были убиты двое местных, показывавших им дорогу. Беженцы вернулись в Тешиктош, где медсестра из их числа попыталась оказать помощь раненым. В общей сложности погибло восемь человек, в том числе 36-летняя мать двоих детей Одинахан Тешебаева, 43-летняя Хидаят Захидова, 22-летняя Махбуба Эгамбердиева и подросток примерно 19 лет».

Складывается впечатление, что Генеральная прокуратура не только не заинтересована в установлении истины, но напротив, делает все, что возможно, чтобы не допустить этого.

Об экспертизах

Вопрос о выработке единого общемирового определения терроризма – один из самых сложных вопросов на проходящем в Нью-Йорке «саммите саммитов» ООН. Между ведущими странами мира существуют серьезные разногласия в определении самого термина «терроризм» и в определении того, как нужно с терроризмом бороться.
В отчете Генпрокуратуры говорится: «В ходе предварительного расследования тщательно, всесторонне, полно и объективно дана оценка обстоятельствам, подлежащим доказыванию, в т.ч. причинам и условиям, способствовавшим совершению преступлений. Назначено и проведено свыше 2100 экспертиз».

Провести такое количество экспертиз, конечно, весьма похвально. Со времени андижанских событий прошло уже четыре месяца, так что выходит, что в среднем проводилось примерно 20 экспертиз в сутки. Весьма оперативно, вот только неясно о каких экспертизах идет речь. И очень хотелось бы узнать следующее: почему буквально в течение нескольких дней после обстрела уходящей с площади по проспекту Чулпон толпы, на этом самом проспекте были спешно заштукатурены и перекрашены поврежденные пулями дома, была снесена имевшая множество пулевых отметин летняя кухня, и вообще было сделано все, чтобы уничтожить следы стрельбы? Всё это было сделано после проведения упомянутых экспертиз или вместо?

Теперь о «причинах и условиях, способствующих совершению преступлений». Согласитесь, что в ходе расследования нельзя не упомянуть о том, с чего начались все эти трагические события. А начались они, как известно, с судебного процесса над 23 андижанскими предпринимателями. В ходе тянувшегося несколько месяцев разбирательства суду не только не были предъявлены сколько-нибудь значимые доказательства вины подсудимых, но для всех стала очевидной заказная подоплека этого процесса. Это не помешало прокурору затребовать для большинства обвиняемых наказание в виде лишения свободы. Вынесение приговора было отложено на неопределенный срок, что породило слухи о том, будто его зачитали втайне и подсудимых раскидают по разным тюрьмам республики. Это и послужило отправной точкой для всех последующих событий.

Возникает такой вопрос: почему этот процесс, и сопутствующие ему обстоятельства в отчете Генпрокуратуры даже не упоминаются, несмотря на то, что именно они являются непосредственными «причинами и условиями, способствовавшими совершению преступлений»?

Об «Акрамии»

Генпрокуратура, как нечто само собой разумеющееся, утверждает, что так называемая «Акрамия» является одним из ответвлений исламской партии «Хизб-ут Тахрир». На чем основывается это утверждение, остается загадкой. Вряд ли можно считать серьезным доказательством то обстоятельство, что Акрам Юлдашев, которому приписывают создание «Акрамии», в конце восьмидесятых годов некоторое время состоял в «Хизб-ут Тахрир». Но если что-то утверждаешь, надо это обосновывать. Очень хотелось бы, чтобы Генпрокуратура объяснила, с чего она взяла, что «Акрамия» - ответвление «Хизб-ут Тахрир».

О «вторжении извне»

Вот что заявляет об этом Генпрокуратура: «Следствием доказано, что в качестве плацдарма для подготовки к терактам «сценаристами» была выбрана территория южных областей Кыргызстана, где в период с января по апрель с.г. иностранными инструкторами были обучены диверсионно-террористическим навыкам около 70 религиозных экстремистов». «В ночь с 12 на 13 мая более 60 обученных и вооруженных боевиков из числа граждан Кыргызстана вторглись на территорию Узбекистана и приняли активное участие в террористических актах».

Что ж, вполне возможно, что какие-то граждане Киргизии проникли через границу, чтобы помочь своим единомышленникам, тем более что революционный запал пока не иссяк, да и «вовчиков» своих там хватает. Однако о каких иностранных инструкторах идет речь, о каком обучении? Нельзя ли поконкретнее? Где именно проходило обучение, в чем оно выражалось, кто его проводил?

И если это действительно правда, то почему официальные лица Киргизии её упорно отрицают? Например, служба национальной безопасности Киргизии заявила: «На территории Киргизии диверсионно-террористических баз по подготовке боевиков нет, тем более с иностранными инструкторами. Из каких источников черпают такие измышления представители Генпрокуратуры Узбекистана, нам непонятно».

Об информационной войне

Позвольте снова привести несколько цитат:

«В одно и то же время с террористической агрессией готовилась и информационная война в отношении Узбекистана. Параллельно с терактами планировалось инициировать мнимые «мирные» выступления населения». «Сценаристы» указанных акций рассчитывали создать вид города, захваченного восставшим «недовольным населением», против которого правительственные войска якобы ведут боевые действия для того, чтобы появившиеся согласно их плану вездесущие так называемые «гуманитарные» «благотворительные» международные организации потребовали прекратить, как они выражаются, «побоища мирного населения». Главная роль для подобного освещения событий отводилась подконтрольным им средствам массовой информации. С этой целью заблаговременно осведомленные представители ряда зарубежных правозащитных организаций, СМИ и иностранных благотворительных обществ еще до начала событий начиная с 9, 10 числа, а многие из них с первых дней мая с.г. стали собираться на сопредельных с Андижаном территориях – Ош, Араван, Карасу, Джалалабад. Пребывая в этом регионе, они ожидали начала акций для того, чтобы зафиксировать взрыв в Андижане и разнести клевету о деятельности органов власти и правопорядка».

Начнем с того, что еще с начала мая события развивались таким образом, что любому, кто следит за ситуацией в регионе, было ясно: что-то должно произойти. На эту тему написано много и я не хочу повторяться. Странные заявления прокуратуры заставляют задуматься о другом: какие «подконтрольные им средства массовой информации» имеются в виду? Неужели Генпрокуратура считает, что неведомые «сценаристы» осуществляют контроль над такими крупными информагентствами, как Рейтер, Франс-пресс, Ассошиэйтед пресс, Би-би-си, Радио «Свобода» и Институт Войны и мира, освещавшими ход событий в Андижане? А также такими телеканалами, как НТВ и РенТВ?

Что оно несет, наше надзирающее за соблюдением законности ведомство? Неужели оно и впрямь полагает, что «террористы», как оно их упорно именует, разослали в международные СМИ уведомления о начале своих вооруженных выступлений еще за неделю? Можно ли на полном серьезе воспринимать весь этот бред?

О действиях армии

Зато о самом главном наша уважаемая Генпрокуратура почему-то не обмолвилась ни словом. Она полностью проигнорировала тот факт, что в качестве главного обвинения, адресуемого узбекским властям, выдвигается расстрел гражданского населения. По утверждению свидетелей, войска стреляли по толпе митингующих без всякого предупреждения, а раненым не только не оказывалась медицинскую помощь, но их добивали одиночными выстрелами. Как можно проводить суд, не изучив до конца все обстоятельства дела, в том числе действия военных, обвиняемых в неоправданном и неизбирательном применении силы? Иначе говоря, в военных преступлениях?

Вряд ли главному надзирающему органу страны всё это непонятно. Не будем наивничать, принимая всерьез доводы и утверждения нашей Генпрокуратуры – ее репутация хорошо известна. Само по себе звание прокурора, даже генерального, ничего не значит – прокурором был и Вышинский. С тех времен функции Генпрокуратуры в Узбекистане не изменились: карать тех, кого режим объявляет «врагами народа». Поэтому обвинение в терроризме дается неспроста и имеет двоякий смысл. Во-первых, примазаться к международной войне с террором, показать, что нынешний режим хороший и прогрессивный, во-вторых, дать понять, что всякий, кто против него выступает – террорист.

Что касается независимой депутатской комиссии, которой был представлен отчет о расследовании, то это просто такое название. Комиссия, состоящая из представителей «карманных» партий, созданных по инициативе Ислама Каримова и во всем его поддерживающих, по определению не способна задавать нежелательные вопросы, тем более делать нежелательные выводы.

* * *

Требуется независимая оценка ущерба в случае пожара, ДТП, или залива? Проведение "Аварийной экспертизы" на sud-expertiza.ru.




РЕКЛАМА