11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Слегка запоздалые наблюдения о перспективах сотрудничества в сфере энергетики стран-членов ШОС

23.12.2005 12:19 msk, Сергей Ежков, независимый журналист

Экономика

В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ЧЕРЕЗ ПРОБЛЕМНОЕ НАСТОЯЩЕЕ?

Завершившаяся не столь давно в Ташкенте конференция по проблемам энергетики центрально-азиатского региона, организованная Центром политических исследований, похоже, стала первой конкретной попыткой не только прояснить позиции ряда государств относительно реального, а не декларативного желания сотрудничать в добыче, транспортировке и поставках энергоресурсов. В первую очередь, естественно, тех, что входят в Шанхайскую организацию сотрудничества, откровенно претендующую на ключевую роль в разрешении проблем международного характера.

Что ж, намерения взаимодействовать на энергетическом рынке все без исключения страны, входящие в упомянутую организацию, высказали давно и повторяли неоднократно. Однако на практике каждая из заинтересованных сторон имеет свое видение сотрудничества, отдавая предпочтение своим национальным интересам.

При всех взаимных реверансах, регулярно тиражируемых ведущими политиками шести государств, объединившихся в ШОС, сами политики прекрасно понимают, что достичь понимания в такой деликатной сфере, каковой энергоресурсы и являются, весьма и весьма сложно. Китай, к примеру, доминирующий в ШОС наряду с Россией, конечно же, заинтересован в неограниченных поставках нефти и газа в свои интенсивно развивающиеся регионы. Но сегодня он вряд ли может предложить соратникам по организации некую эквивалентную компенсацию, кроме денег.

Да, деньги, бесспорно нужны и России, и Казахстану, и Узбекистану. Однако лидеры этих государств, по моим личным наблюдениям, не спешат открыть газовые или нефтяные вентили, стремясь тем самым сохранить потенциал для установления экономического баланса с КНР, продукция которой стремительно проникает на рынок Центральной Азии, что создает угрозу вытеснению с него национальных производителей.

В то же время, есть публично озвученные намерения о сотрудничестве, предполагающие определенные обязательства государств, решивших создать новый оборонно-экономический союз планетарного масштаба. Есть и понимание того, что сам союз в виде ШОС окажется весьма недолговечной структурой, не найди государства-участники организации общего подхода к энергетическим проблемам.

Почему? Да потому что именно энергоресурсы, их наличие, нехватка или отсутствие, определяют перспективы военно-технического и экономического сотрудничества. Причем, (и это очень существенно) либо перспективы, либо отсутствие таковых. Уместно, думаю, в связи со сказанным вспомнить планы ШОС по созданию так называемой «новой энергетической конфигурации азиатского региона». Это строительство нефтепровода из Казахстана в Китай; возобновление перекачки нефти от Омска через Павлодар и Чимкент до Чарджоу; поставки узбекского и российского газа китайским товарищам; совместная эксплуатация киргизского участка газопровода Бухара – Ташкент – Бишкек - Алма-Ата; совместные (в первую очередь, с Китаем) действия по разработке и добыче углеводородного сырья; развитие гидроэнергетики Киргизии…

Планов, как говаривал известный поэт революционного направления, действительно громадьё, но они, при определенном стечении обстоятельств, так и могут остаться на уровне намерений. И не суть важно, что КНР уже создала банк данных на 200 тысяч перспективных, по ее мнению, предприятий, расположенных на территории государств-членов ШОС. Тех, с которыми китайцы пожелали бы сотрудничать. Это еще не факт, что к такому же сотрудничеству в предполагаемом партнерами формате готовы противоположные стороны…

Или все же дело обстоит не так безнадежно? Судя по недавно сделанным заявлениям, перспективы энергетического взаимодействия для государств, входящих в Шанхайскую организацию сотрудничества более предпочтительны, нежели вероятные проблемы, неизбежные при любом раскладе. По крайней мере, для тех государств, что, обладая солидными природными запасами углеводородов, стремятся уже сегодня сделать из них выгодный и очень прибыльный товар, пополнив национальные бюджеты.

К примеру, на упоминаемой в начале этих заметок международной конференции, организованной Центром политических исследований, председатель правления холдинговой компании «Узбекнефтегаз» откровенно заявил, что самыми привлекательными для его страны инвесторами были бы Китай и Россия. Впрочем, я не совсем точен – узбекский представитель назвал две страны в обратной последовательности. Китай и Россия на сегодняшний день являются одними из мировых лидеров на рынке разработки и внедрения современных и эффективных технологий по освоению месторождений углеводородов, реанимации нефтяных скважин, добыча сырья из которых при советской власти неоправданно приостановлена.

Китай вообще более склонен участвовать в среднеазиатских проектах, нежели пытаться перераспределить в свою сторону часть энергоресурсов с российской территории. Причин тому множество, но главная из них, думаю, лежит в плоскости относительно малой инвестиционной составляющей в странах азиатского региона постсоветского пространства.

В меньшей степени сказанное касается Казахстана и Узбекистана, в большей – Кыргызстана и Таджикистана.

Две последние страны, к слову, испытывают дефицит не только в инвестициях, но и в объемах производимой энергии. Согласно официальной статистике, например, гидроэлектростанции Киргизия производят энергию, эквивалентную 1,4 миллиона тонн нефти. Это лишь половина от собственных потребностей. Не лучше ситуация с энергетикой и в Таджикистане. Здесь своими силами удается закрыть менее половины потребностей. Учитывая постоянный рост мировых цен на энергоносители, и для Таджикистана, и для Киргизии, ШОС это спасение от проблем, определяющих экономическую стагнацию, а значит, способствующих обнищанию населения.

В Казахстане и Узбекистане, напротив, ситуация с углеводородами крайне оптимистична. В первой ежегодно производят 105 миллионов тонн в нефтяном эквиваленте, во второй суммарное производство энергоносителей составляет 55,7 миллиона тонн в том же исчислении. Оба государства обладают солидным экспортным потенциалом, а раз так, то могут автоматически стать одними из главных игроков на энергетическом поле Шанхайской организации сотрудничества.

Вопрос, станут ли в действительности и, что для этого требуется дополнительно. Дело в том, что с точки зрения экономической привлекательности, разработка, добыча и транспортировка углеводородного сырья в республиках Центральной Азии, все же представляется проблематичной. Слишком большие вложения для этого требуются. Естественный «географический мешок», в котором расположен ряд государств, наличие в непосредственной близости от их границ крайне непрогнозируемых режимов, инвестиционной привлекательности тоже не прибавляет. Как минимум, для большинства западных государств и компаний.

Отсюда, думается и стремление развести ситуацию в рамках ШОС и в пределах экономических возможностей государств-членов организации. Ташкентская конференция, посвященная проблемам энергетических ресурсов, организованная молодым, но достаточно амбициозным Центром политических исследований, на который я неоднократно ссылался, думается, и проводилась для того, чтобы «прощупать» настроение потенциальных партнеров по развитию этой сферы экономики.

Конечно же, было бы наивно рассчитывать, что здесь будут разработаны какие-то принципиальные решения, тем более, достигнуты определенные договоренности.

Нет. Не тот формат, не те функции, не та цель. Однако сказанное вовсе не означает, что в ходе встречи не шел поиск конкретных направлений сотрудничества, некий предварительный мониторинг интересов, приоритетов и преференций. Думаю, не были на конференции случайными гостями и представители тех государств, что пока находятся в раздумье, примыкать к ШОС или не стоит. Иран вовсе не прочь направить часть своих нефтяных потоков, допустим, в сторону Китая или Индии. Причем, не через проблематичный во всех отношениях Афганистан, а по территории политически стабильных и прогнозируемых стран Содружества…

Стоит напомнить, что организатором ташкентской встречи энергетического направления выступила директор Центра политических исследований Гульнара Каримова, предложившая, кстати, создать «Единый энергоклуб в рамках ШОС». Вероятно, это только начало деятельности созданного ею Центра, учитывая, что в столь короткий период этой организации удалось вынести на рассмотрение крайне амбициозную идею. Совсем не исключено, что Центр весьма скоро напомнит о себе вновь.






  • РЕКЛАМА