15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Всё более серьезную роль в мировых процессах начинает играть не геополитика, а геоэкономика

26.12.2005 08:12 msk, Бахтиер Рашидов

Китай Анализ

Характер стратегического партнерства между Россией и Китаем не вызывает каких-либо сомнений. Обе стороны стремятся придать двусторонним отношениям устойчиво высокую динамику развития, создать прочную правовую базу и разветвленную организационную структуру двустороннего взаимодействия на всех уровнях.

Естественно, что стратегическое партнерство между двумя отдельными странами ни в коем случае не отменяет тесного взаимодействия с другими государствами. Здесь, как представляется, Китай руководствуется логикой элементарной целесообразности.

В рамках геополитики Китай имеет больше совпадающих позиций с Россией. Обе страны выступают против однополюсного мира, на лидерство в котором претендуют США. Россия и Китай выступают за реформу Совета Безопасности ООН в целях придания ему большей представительности, повышения эффективности принимаемых этим органом решений, необходимости достижения максимально широкого согласия по этому вопросу. Совпадающие позиции обе страны занимают при обсуждении ситуации на Корейском полуострове. Россия и Китай выступают за мирное урегулирование ядерной проблемы, продолжение шестисторонних переговоров, нацеленных на обеспечение безъядерного статуса Корейского полуострова, сопровождаемое предоставлением гарантий безопасности и созданием условий для успешного социально-экономического развития всех государств региона. Россия и Китай поддерживают друг друга и в борьбе с международным терроризмом и сепаратизмом. Москва официально признает Тайвань частью Китая, и категорически против приема острова в международные организации. В свою очередь, Китай поддерживает политику Москвы в Чечне.

Однако, в плане геоэкономики, как представляется, российско-китайские отношения трудно характеризовать как стратегические. Достаточно красноречиво о внешнеэкономических приоритетах Китая свидетельствуют цифры торгово-экономического оборота этой страны. В настоящее время торговля Китая с Японией, США и Евросоюзом превышает $100 млрд. в год с каждым из этих партнеров. В это же время, торгово-экономический оборот Китая с Россией составил в 2003 году $15,7 млрд.

Учитывая благоприятный инвестиционный климат и дешевую рабочую силу в Китае, в страну активно вкладывают свои капиталы крупнейшие мировые компании. Компания «Фольксваген» в городе Шеньяне в Манчжурии построила на базе уже существующего большой автомобильный завод и получила на китайском рынке 50% продаж. За автомобильный рынок Китая борются такие гиганты как «Крайслер», «Тойота» и др. Франция продала Китаю двадцать с лишним аэробусов на $4 млрд.

Торговля Китая с Россией характеризуется преобладанием сырьевой продукции. Китай также поставляет России продукцию машиностроения, электроники, бытовой электротехники. Россия продает в Китай нефть, черные, цветные металлы, целлюлозу, древесину, а доля экспорта продукции машиностроения падает.

Обе стороны констатируют, что уровень экономических взаимоотношений пока не соответствует политическому взаимопониманию. В среднесрочной перспективе (к 2010 г.) планируется вывести торговый оборот на уровень $60 млрд. за счет изменения его структуры в направлении увеличения поставок высокотехнологичной продукции.

В российско-китайском торгово-экономическом сотрудничестве не хватает серьезных объектов сотрудничества. Сферы, которые интересуют китайскую сторону, главным образом затрагивают лесное хозяйство, горную промышленность, энергоресурсы, инфраструктурное строительство, сельское хозяйство, водное хозяйство, электроаппаратостроение и легкую промышленность. По оценкам китайских экспертов, стоимость китайских инвестиционных проектов на российском Дальнем Востоке может достичь $5 млрд.

Еще одной проблемой для развития полноценных торгово-экономических связей является «неорганизованная торговля». По оценкам китайской стороны, ее объем составляет до $10 млрд. в год. Причем, в Россию поставляется не самая качественная китайская продукция.

Вместе с тем, как представляется, китайские экономические интересы к России носят субъективный конъюнктурный характер. Россия, в первую очередь, интересует Китай как поставщик дешевых энергоресурсов и другой сырьевой продукции, источник новых технологий. Достаточно красноречиво об этом свидетельствует ряд известных фактов. Несмотря на создание в Китае совместных технопарков (в городах Янтай (провинция Шань Дунь), Цюйчжоу (провинция Ужэцян) и Харбин (провинция Хэйлунцзян), китайская сторона взяла активный курс на покупку российских технологий, требуя увеличить их долю в двустороннем торгово-экономическом обороте. Заместитель главы Минтехнауки Китая Ма Сундэ, который является сопредседателем китайско-российской комиссии по научно-техническому сотрудничеству, заявил о заинтересованности Китая в передовых разработках российских ученых. Прорабатывая перспективные нефтяные и газовые проекты с Россией, Китай в начале августа 2004 г. отказывает консорциуму иностранных фирм, включая российский «Газпром», в возможности участия в строительстве газопровода Синьцзян–Ганьсу.

Россия, со своей стороны, несмотря на стремление активизировать торгово-экономическое сотрудничество с Китаем, стремится теснее интегрироваться с Евросоюзом. И это неудивительно, так как Евросоюз является одним из крупнейших партнеров России практически во всех сферах. На долю Евросоюза приходится почти половина российского торгового оборота. Россия сейчас работает с Евросоюзом над созданием так называемых четырех общих пространств: это единое экономическое пространство, единое пространство внешней безопасности, единое пространство внутренней безопасности, единое пространство в сфере экономики, образования, науки, в гуманитарной сфере.

Данная специфика российско-китайского торгово-экономического сотрудничества прослеживается и в двух важных направлениях двусторонних отношений: военно-техническом и энергетическом. Китай требует у России продать военные технологии нового поколения. Это не только противоречит стратегическим интересам российского ВПК, но и создает угрозу национальной безопасности России. Вместе с тем, собственное производство российской боевой техники Китаем снизит долю России на мировом рынке вооружений, тем самым уменьшив экспортные доходы РФ. И это, не говоря о том, что Россия потеряет китайский рынок своего оружейного экспорта. Уже сейчас доля российских военных технологий в торговле с Китаем составляет 30%. Пекин стремится довести эту пропорцию до 70%, а на закупку непосредственно готовых вооружений тратить лишь 30% средств. Одновременно, Китай стремится добиться от Евросоюза и США отмены эмбарго на поставки оружия, введенного после кровавого подавления студенческих протестов на площади Тяньаньмень в Пекине в 1989 г. В случае доступа к западным вооружениям, Китай получит возможность торговаться с Россией по ценам на оружие. Замдиректора Российского Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко считает, что если Россия снизит активность на этом рынке вооружений, КНР сумеет переориентироваться на европейских и израильских поставщиков военной продукции и технологий. Россия же потеряет миллиарды долларов, необходимых для сохранения потенциала «оборонки». Но главное, Россия потеряет важную составляющую партнерских отношений», - отметил К.Макиенко.

В ответ, Россия ведет свою игру на поле энергетического сотрудничества с Китаем. По мере развития экономики Китай нуждается в больших объемах импорта нефти. По подсчетам эксперта Исследовательского центра проблем развития при Госсовете КНР Чжан Вэнькуя, в 2010 году Китай ввезет уже 300 млн. т нефти, а в 2020 – 400 млн.т. Значительную часть нефти (56%) Китай ввозит с Ближнего Востока. Вместе с тем в Пекине понимают рискованность ставки только на ближневосточную нефть по двум основным причинам: во-первых, это нестабильность ситуации в регионе, что чревато нарушением бесперебойных поставок нефти; во-вторых, многие основные проливы в регионе контролируют США. В этих условиях наиболее привлекательным для Китая источником снабжения нефтью является Россия, которая решила сыграть на нефтяной трубе Тайшет-Дацин. Китаю пока отказано в строительстве нефтепровода. Ясно, что Россия не хочет связывать себе руки, ведь нефтяной трубопровод на Японию означает выход российской нефти на Запад. Многие российские чиновники, в том числе и президент Владимир Путин, также заявляли, что России будет экономически выгодно, если ее нефть будет продаваться на мировых рынках, а не одному единственному покупателю, в данном случае Китаю.

Ранее китайской нефтяной корпорации CNPC отказали в участии в аукционе по продаже «Славнефти». Китаю не раз блокировали доступ на участие в покупке различных российских нефтяных активов, в том числе на последнем аукционе по продаже главного актива нефтяной компании «ЮКОС» «Юганскнефтегаза».

По мнению директора Научно-образовательного форума по международным отношениям Алексея Богатурова, всё более серьезную роль в мировых процессах начинает играть не геополитика, а геоэкономика. Несмотря на структурный кризис экономики США, американский бизнес активно переносит свои предприятия и целые подотрасли промышленности за рубеж, прежде всего в Индию и Китай, страны, располагающие дешевой рабочей силой. Экономически это более целесообразно, так как сулит американским компаниям увеличение прибыли. Китай, в свою очередь, заинтересован в массированном привлечении иностранных инвестиций в свою экономику. И данный процесс развивается вне зависимости от геополитических разногласий двух великих государств – США и Китая.

Таким образом, в торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем Россия пока проигрывает Западу и США. Такая ситуация определяется внутренним экономическим развитием России и её положением на мировом экономическом рынке. Сырьевая направленность российской экономики, отсутствие прогресса в развитии её высокотехнологичных отраслей, стремительная потеря Россией своей доли мирового рынка во многом будут продолжать определять специфику торгово-экономических отношений России и Китая.

Бахтиер Рашидов, независимый эксперт (Ташкент)