21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

По следам одного социологического исследования, проведенного в Узбекистане

10.02.2006 11:59 msk, Бахтиёр Рашидов (Ташкент)

Общество

СТАТИСТИКА ПО-УЗБЕКСКИ

Казалось, о чём могут поведать итоги одного недавнего скучного социологического исследования в Узбекистане, где, как известно, всё «хорошо»? Если внимательно вчитаться в них, то, оказывается, о многом.

21 января 2006 г. Интернет-сайт российского информационного агентства REGNUM сообщил, что (цитирую): «По заказу фонда «Институт Евразийских исследований» Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий Фикр» в декабре 2005 - январе 2006 гг. провёл социологический опрос граждан Узбекистана (опрос был проведён в Республике Каракалпакстан, во всех двенадцати областях страны и в г. Ташкенте. Общий массив опроса составил 1749 человек, репрезентативных по полу, возрасту, месту проживания и структуре занятости)».

Во-первых, хотелось бы отметить единодушие, с которым респонденты отвечали на те или иные вопросы. Теперь, Америка – «плохая», Россия – «хорошая». Всё в русле нового внешнеполитического курса официального Ташкента. Собственное мнение?… Да что вы, боже упаси!… У людей целенаправленно отбивают способность к самостоятельному мышлению.

Очень метко данная ситуация отражена в одном анекдоте.

Иностранцы учат русский язык.

Преподаватель: - Это стол? Студенты: - Да, это стол.

Преподаватель: - Это стул? Студенты: - Да, это стул.

Преподаватель: - Это что? Студенты: - Да, это что...

Республиканский Центр изучения общественного мнения - крупнейшая в Узбекистане организация, имеющая большой потенциал и опыт проведения социологических и маркетинговых исследований. Центр создавался при поддержке правительства республики Узбекистан, как неправительственная организация, что позволяет Центру проводить широкомасштабные исследования по всей территории республики при содействии местных органов власти.
Во-вторых, вызывает сомнение объективность итогов исследования. Ну, да: кто платит, тот и музыку заказывает. Здесь необходимо отметить, что не только официальные власти России, но и, как ни странно, большинство российского экспертного сообщества поддерживает политику официального Ташкента (теперь хоть понятно, что российские эксперты управляемы из Кремля). И другие результаты исследования их не интересуют. А со стороны узбекского официоза данный опрос выглядит скорее как попытка отплатить России «звонкой монетой» за оказанную поддержку после андижанских событий.

Интересны следующие цифры опроса.

86,9% выступает за тесное политическое сотрудничество Узбекистана с Россией. 83,9% выступают за тесное экономическое сотрудничество двух стран. 88,3% считают, что и в оборонной области Узбекистану необходимо наладить наиболее тесное сотрудничество с Россией. 80,1% респондентов сказали, что Узбекистану необходимо наиболее тесное сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом.

Здесь однозначно можно сделать только один вывод: либо большинство респондентов вместе с руководством Узбекистана заложили «крутой вираж» в своих внешнеполитических предпочтениях, либо по своим взглядам находились в оппозиции к официальным властям Узбекистана в то время, когда они привечали американцев.

В-третьих, как кажется, сознательно была выбрана определенная прослойка узбекского общества, не представленного национальной интеллигенцией, политически активными и высокоинтеллектуальными её представителями. Судите сами (цитирую): «48,7% респондентов имеют полное среднее образование, 18,5% - высшее. Среднее специальное образование имеют 24,6% респондентов. 52,4% проживают в сельской местности, 21,2% в областном центре, 8,3% - в Ташкенте». Таким образом, среднестатистический респондент – это человек, не имеющий высшего образования, и проживающий в сельской местности. Это, скорее всего колхозник, механизатор или мелкий частник, озабоченный проблемой собственного выживания. Или «вчерашний» школьник с ещё не сформированными жизненными установками (тем более нет речи о политическом мировоззрении молодых людей), но твердо усвоивший вдалбливаемые в средней школе догмы о правильности избранного политического курса великого государства Тимуридов (то, что этот курс менялся несколько раз на протяжении нескольких лет буквально на 180 градусов, авторов школьных учебников, наверно, не смущает). Исследователям, видимо, невдомек, что данная категория людей никакого влияния на внутри- и внешнеполитическую политику Узбекистана не оказывает. Так зачем же было их опрашивать? Предвидя возможные возражения, что в Узбекистане сельские жители, молодежь составляют большинство населения, отвечу: во-первых, у людей со средним уровнем образования редко бывает сформировавшееся устойчивое политическое самосознание. Во-вторых, на Востоке всегда ценились власть силы и власть денег. А эта власть в руках совершенно других людей. Вот их и надо опрашивать.

Хорошо, предположим, что у опрошенных респондентов присутствуют какие-то политические предпочтения. Однако, кроме как навязываемыми официальными средствами массовой информации Узбекистана, другими они быть не могут. Так как большинство сельских жителей, по причине своего нелегкого материального положения, не имеют доступа ни к спутниковому телевидению, ни к Интернету. Да они и сами заявили об этом в ходе опроса (цитирую): «Подавляющее большинство граждан Узбекистана - 84,8% - наиболее важную политическую информацию по получают по телевидению. Для 29,2% респондентов важнейшим источником политической информации является пресса. 15,9% черпают политическую информацию из сообщений по радио, 15,4% - из личного общения с родственниками и знакомыми, 2,3% - из Интернета». Какую «слащавую» информацию преподносят официальные узбекские СМИ, думаю, всем известно. Не зря говорят: «Хочешь попасть в рай, смотри узбекское телевидение».

А теперь давайте вместе посмеемся, читая статистику, полученную в ходе рассматриваемого опроса. Начнем с самого большого «ляпа», который допустили исследователи. Сравним два вывода:

1) «…49,4% считают, что проводимая властями внешняя политика самостоятельна и не подвержена влиянию какой-либо другой страны…».

2) «По мнению 63,7% наиболее сильное влияние на Республику Узбекистан в области внутренней и внешней политики оказывает Россия».

Видимо, у 14,3% (разница между 49,4% и 63,7%) респондентов на момент опроса наступило раздвоение политического сознания. Ну что ж, такие побочные следствия иногда бывают в результате тотальной и активной «зачистки» умов граждан.

Следующий пассаж: «Более трёх четвертей респондентов - 76,6% - оценили внешнеполитический курс Узбекистана положительно, 6,0% - отрицательно». Вероятно, большинство опрошенных, отвечая на этот вопрос, имели в виду намечаемое сближение Узбекистана и России, а не внешнюю политику узбекских властей как таковую. Не секрет, что большинство населения Узбекистана традиционно ориентируется на Россию.

Далее: «61,7% респондентов оценили положительно позицию России в отношении событий в Андижане в мае 2005 г. 52,0% оценили позицию США в освещении событий в Андижане отрицательно». Интересно, а в самом Андижане проводился данный опрос?

Ещё один интересный вывод, на который подталкивают авторы опроса, можно сделать из следующего сообщения: «Наиболее реальным претендентом на пост следующего президента страны 49,1% видят действующего президента Ислама Каримова, 22,8% - человека из окружения И.Каримова, 2,7% - кандидата от оппозиции». Как видим, действующему президенту для победы на выборах не хватает всего 1,9% голосов избирателей.

А идею о создании парламентской формы правления в Узбекистане придется отложить надолго, так как «52,9% (респондентов) считает, что необходимости в конституционных преобразованиях в Узбекистане нет».

Ну и последнее, что вообще вызывает большие сомнения, это вывод исследователей о том, что «74,7% считает себя симпатизирующими действующей власти страны».

Как можно симпатизировать такой власти, делайте выводы сами на основе ниже излагаемых фактов, о которых из официальных узбекских СМИ вы не узнаете никогда. Итак…

«Цены на основные продукты питания, товары первой необходимости и услуги в Узбекистане за минувший год выросли в среднем в полтора-два раза, далеко обогнав рост заработной платы бюджетников, пенсий и социальных пособий. По мнению независимых аналитиков, средняя заработная плата в Ташкенте не превышает 60-80 долларов, в то время как минимальная «потребительская корзина» одного члена семьи для ее наполнения требует от 120 до 250 долларов. («Цена жизни растет», Фергана.ру, 12.12.2005).

«Уже сейчас «люди, чтобы хотя бы поесть, вынуждены не платить за квартиру, коммунальные услуги, избегают общественного транспорта». («Элементарно», Фергана.ру, 01.11.2005).

«Прошел год с того момента, как правительство Узбекистана преподнесло нескольким тысячам своих граждан новогодний сюрприз в виде решения о сносе дачных поселков, расположенных вдоль границы с Казахстаном. На сегодняшний день это намерение можно считать на три четверти выполненным: от благоустроенных дачных поселков остались лишь пустыри. За снос сотен домов никто из их владельцев не получил компенсации». («У разбитого корыта», Фергана.ру, 06.01.2006).

«Необычно суровая для Узбекистана зима этого года заставляет многих жителей Самарканда страдать от жестокого холода. В центре города, где расположены старые одно- и двухэтажные застройки, нет ни отопления, ни горячей воды, а газовые печи стоят холодными из-за нехватки давления. («Вам нужны дрова?» (Самарканд), Фергана.ру, 11.01.2006).

«В андижанской махалле (квартале) Ок-ёр прошла демонстрация протеста населения, которое испытывает трудности из-за проблем в обеспечении газом и электроэнергией. Участники акта протеста - в основном женщины и девушки, в количестве около тридцати человек. Женщины с малолетними детьми в руках заблокировали магистральную автотрассу». («Ферганская долина», Фергана.ру, 23.01.2006).

Как говорится: комментарии излишни!