24 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Конец критике. Узбекским журналистам запретили работать на любые зарубежные СМИ, не аккредитованные при МИДе Узбекистана

14.03.2006 23:56 msk, Денис Крылов (Ташкент)

Свобода слова

ЗНАЙ, НА КОГО РАБОТАЕШЬ

В конце февраля премьер-министр Узбекистан Шовкат Мирзиёев подписал новое правительственное постановление «Основные правила, регулирующие профессиональную деятельность корреспондентов средств массовой информации иностранных государств на территории Республики Узбекистан». От прежнего документа с тем же названием, действовавшего на протяжении почти восьми лет, помимо незначительных расхождений в формулировках, новое постановление отличают всего несколько добавленных абзацев:

«Профессиональная деятельность на территории Республики Узбекистан иностранных корреспондентов, не получивших аккредитацию в МИД Республики Узбекистан запрещается и влечет ответственность в соответствии с законодательством Республики Узбекистан».

«Профессиональная деятельность граждан Республики Узбекистан в качестве представителей иностранных средств массовой информации, не получивших аккредитацию в МИД Республики Узбекистан, запрещается и влечет ответственность в соответствии с законодательством Республики Узбекистан».

Таким образом, с момента подписания этого постановления узбекистанские корреспонденты зарубежных СМИ, вполне дееспособные, а потому самостоятельно выбирающие, на какое агентство, газету или радиостанцию им хочется работать, лишаются права самостоятельного выбора. Впредь, чтобы работать на некое зарубежное СМИ, им придется испрашивать на это позволения у Министерства иностранных дел. Последнему предписывается рассмотреть вопрос о целесообразности аккредитации данного средства массовой информации в Узбекистане в течение двух месяцев.

Совершенно очевидно, что постановление, в приказном порядке запрещающее узбекистанцам работать в СМИ, не имеющих аккредитации при МИДе Узбекистана, по сути, является постановлением о введении в стране тотальной цензуры, поскольку цензурированию будут подвергаться уже не отдельные материалы, а сами средства массовой информации.

СМОТРИ, КУДА ЕДЕШЬ

Еще два абзаца нового постановления, отсутствующие в его прежнем варианте:

«Аккредитованные иностранные корреспонденты имеют право на свободное передвижение по территории Республики Узбекистан, за исключением мест, закрытых для посещения или требующих специального разрешения. При передвижении по территории Республики Узбекистан иностранный корреспондент обязан иметь при себе удостоверение об аккредитации».

«Граждане Республики Узбекистан, аккредитованные в МИД Республики Узбекистан в качестве иностранных корреспондентов и техперсонала корреспондентских пунктов средств массовой информации зарубежных государств, в соответствии с действующим законодательством, в установленном порядке становятся на учет в государственных налоговых органах Республики Узбекистан по уведомлению МИД Республики Узбекистан, декларируют свои доходы и предоставляют налоговым органам банковские документы и сведения, связанные с исчислением и уплатой налогов и сборов с доходов, получаемых от журналистской деятельности. За нарушение налогового законодательства указанные лица и их работодатели привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Республики Узбекистан».

Если с пунктом о том, что иностранные корреспонденты без наличия аккредитации не могут передвигаться по стране всё ясно (именно благодаря многим корреспондентам без аккредитации мир узнал подробности об андижанской трагедии), то второй пункт достаточно любопытен. Ибо он предусматривает постановку на учет в налоговую инспекцию не ВСЕХ граждан Узбекистана, сотрудничающих с отечественными и зарубежными СМИ, а исключительно тех, что получили официальную аккредитацию при МИДе.

По всей видимости, авторы постановления рассудили, что раз без аккредитации работать на зарубежные СМИ теперь будет нельзя, то автоматически не будет и журналистов, работающих на них без позволения МИДа.

Правда, в таком случае снова возникает вопрос: если это не цензура (которая в Узбекистане запрещена законом), то что? Почему в таком случае в постановлении говорится о регистрации в МИДе, а не просто в налоговой инспекции?

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН

Поскольку новое постановление максимально ограничивает права журналистов, было бы нелишним рассмотреть его соответствие существующему законодательству и выяснить, не противоречит ли оно основному закону. Напомним, статья 16-ая Конституции Узбекистана гласит: «Ни один закон или иной нормативно-правовой акт не может противоречить нормам и принципам Конституции».

Согласно 29-й статье Конституции Узбекистана, «каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом». В этой же статье говорится: «Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны».

Итак, мы видим, что хотя Конституция Узбекистана и декларирует право граждан республики на свободный доступ к информации, в то же время в ней остаются лазейки в виде «других ограничений, предусмотренных законом», а также по мотивам «иной тайны». Что это за ограничения, предусмотренные законом, или «иная тайна» - ни в одном документе не расшифровывается.

Однако новое правительственное постановление непосредственным образом нарушает две другие статьи Конституции. Во-первых, статью 37, согласно которой «каждый имеет право на свободный выбор работы». Но разве можно иначе истолковать предписание в обязательном порядке запрашивать согласие МИДа для работы в какой-нибудь зарубежной газете или агентстве, как не лишение граждан Узбекистана права делать этот выбор самостоятельно?..

Во-вторых, постановление противоречит статье 67, согласно которой «цензура не допускается». Об этом, кстати, говорится не только в Конституции, но практически во всех законах, регламентирующих деятельность СМИ в Узбекистане. А что такое запрет на работу без официальной аккредитации при МИДе как не своеобразная форма цензуры, только не отдельных авторских материалов, а ВСЕГО средства массовой информации, целиком и полностью?

Теперь посмотрим, что говорят об этом законы, определяющие деятельность СМИ и журналистов в Узбекистане.

Согласно закону «О средствах массовой информации», «каждый имеет право выступать в средствах массовой информации, открыто высказывать свои мнения и убеждения» (статья 3).

Заметьте – КАЖДЫЙ. Вне зависимости от того, разрешает ли ему это делать МИД или нет. И в разрешении последнего на реализацию своего права он не нуждается, поскольку никакие ограничения со стороны Министерства иностранных дел Конституцией страны не предусмотрены. Статья четвертая Основного закона снова повторяет: «В Республике Узбекистан цензура средств массовой информации не допускается». Повторюсь и я: в том числе и со стороны МИДа.

Закон «О защите профессиональной деятельности журналиста»: «При осуществлении профессиональной деятельности журналист имеет право: собирать, анализировать и распространять информацию», а также «распространять через средства массовой информации подготовленные сообщения и материалы за своей подписью либо под псевдонимом, выражать в них свое мнение».

Кроме того, «Журналист вправе распространять в средствах массовой информации результаты своего профессионального расследования».

Относительно обязанностей журналиста говорится: «При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан: соблюдать требования законодательства и правила международных договоров Республики Узбекистан».

К международным договорам мы еще вернемся, а пока отметим, что, в свою очередь, гарантирует журналисту государство: «Государство гарантирует журналисту свободное получение и распространение информации, обеспечивает его защиту при осуществлении им профессиональной деятельности». Обратите внимание – СВОБОДНОЕ (иными словами НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ) распространение информации.

Читаем дальше: «Иностранный журналист, аккредитованный в Республике Узбекистан, имеет равные с журналистом Республики Узбекистан права в сборе и распространении информации» (ст.12). Что вытекает из этого положения? Да то, что узбекский журналист имеет равные права с УЖЕ ПОЛУЧИВШИМ аккредитацию иностранным корреспондентом (не корреспондентом иностранного СМИ, а именно иностранным корреспондентом). Поэтому никаких других шагов для получения некоего статуса он предпринимать не обязан, а принуждение его к этому будет явным нарушением действующего закона.

Закон «О принципах и гарантиях свободы информации». Статья первая данного закона извещает, что основной его задачей является «обеспечение соблюдения принципов и гарантий свободы информации, реализации права каждого свободно и беспрепятственно искать, получать, исследовать, распространять, использовать и хранить информацию».

В очередной раз заметим – БЕСПРЕПЯТСТВЕННО. А статья четвертая дает однозначное толкование и соответствующей статьи Конституции: «В соответствии с Конституцией Республики Узбекистан каждый обладает правом беспрепятственно искать, получать, исследовать, распространять, использовать и хранить информацию». Еще раз отметим, что в данном случае закон истолковывает Конституцию однозначно и предписывает БЕСПРЕПЯТСТВЕННО искать и распространять информацию.

Весьма примечательна восьмая статья этого закона, которую я привожу здесь целиком:

«Государство защищает право каждого на поиск, получение, исследование, распространение, использование и хранение информации. Не допускается ограничение права на информацию в зависимости от пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения.

Органы государственной власти и управления, органы самоуправления граждан, общественные объединения и другие негосударственные некоммерческие организации и должностные лица обязаны в установленном законодательством порядке обеспечивать каждому возможность ознакомления с информацией, затрагивающей его права, свободы и законные интересы, создавать доступные информационные ресурсы, осуществлять массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес.

В Республике Узбекистан цензура и монополизация информации не допускаются».

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Теперь коснемся международных договоров, заключенных республикой Узбекистан. Во всех законах, касающихся деятельности журналистов, написано примерно одно и то же:

«Если международным договором Республики Узбекистан установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены в настоящем Законе, то применяются правила международного договора».

Этот пункт содержится в законе «О принципах и гарантиях свободы информации» (статья 2), в законе «О средствах массовой информации» (статья 30), в законе «О защите профессиональной деятельности журналиста» (статья 16).

Каковы же эти международные договора и что в них написано?

Во-первых, это Всеобщая декларация прав человека, к которой Узбекистан присоединился в 1991 году. В 19-й статье этого основополагающего документа говорится: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их, это право включает и свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

Во-вторых, Международный пакт о гражданских и политических правах, который Узбекистан подписал в 1995 году. «Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или иными способами по своему выбору», - говорится в этом договоре.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО

Не вызывает сомнений цель внесенных в «Основные правила» дополнений: законодательным путем запретить узбекским журналистам рассказывать через неподцензурные правительству иностранные СМИ о том, что сегодня происходит в Узбекистане. При этом новое постановление направлено не столько против корреспондентов уже аккредитованных при МИДе Узбекистана информагентств, сколько работающих в СМИ либо лишенных аккредитации (радио Свобода, IWPR, Би-би-си), либо никогда ее не имевших. Я имею в виду внештатных авторов российских и казахстанских газет, а также пестрое сообщество интернет-журналистов, с различной периодичностью размещающих свои статьи на сайтах, зарегистрированных вне зоны Узбекистана, и значит, по мнению правительства, имеющих все основания считаться зарубежными СМИ.

По-видимому, правительство решило, что далее терпеть эту вольницу никак нельзя и всех корреспондентов следует прогнать через горнило получения официальной аккредитации. Понятно, что отбор будет производиться по принципу лояльности и преданности действующему президенту, олицетворяющему всю полноту власти в республике («государство – это я»), и будет крайне ограничен. Сами же граждане Узбекистана, и без того лишенные возможности создавать независимые СМИ, теперь, по замыслу верховной власти, лишаются даже права быть корреспондентами СМИ, расположенных за пределами республики.

Конечно, в этой связи нельзя не задаться вопросом: как повлияют на независимых журналистов новые запреты? Скажу откровенно: шансов на отмену этого постановления мало, ибо сколь одиозным бы ни был закон или постановление узбекские власти его отменяют лишь в исключительных случаях. Поэтому, скорее всего, журналистам, выталкиваемым за рамки легальности, придется работать нелегально. Конечно, за незаконное сотрудничество с зарубежными СМИ правительство может покарать нескольких журналистов, скажем, обложить огромными штрафами или засадить в тюрьму. Однако общей ситуации это уже не изменит. После андижанских событий Узбекистан оказался в центре внимания, и что бы правящий режим ни вытворял, об этом станет хорошо известно. В любом случае в республике останутся люди, которые будут передавать информацию иностранным СМИ, тем более что при наличии современных средств связи это сделать весьма несложно. Поэтому данный запрет не только незаконен, но и лишен практического смысла.

Вполне объяснимо стремление узбекского правительства заставить молчать неподконтрольных ему журналистов. Однако даже это надо делать с умом. Подписанным же постановлением премьер-министр ухитрился отменить действие Конституции, ряда законов и международных договоров Республики Узбекистан, так что с законодательной точки зрения его иначе чем филькиной, точнее, «шовкаткиной» грамотой и не назовешь.

Впрочем, разве наличие писаных законов в Узбекистане когда-нибудь на что-нибудь влияло?..






  • РЕКЛАМА