12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

СМИ Узбекистана «не заметили» очередную киргизскую «революцию»

10.11.2006 18:43 msk, Алексей Волосевич

Узбекистан Обзор прессы

В Киргизии благополучно завершилась вторая «тюльпановая» революция. Генеральный секретарь ООН призвал Узбекистан отказаться от практики применения пыток. Нурсултан Назарбаев решил перевести казахский алфавит с кириллицы на латиницу. Джордж Буш подписал постановление о строительстве стены на границе с Мексикой. Все эти важные, но разнородные события объединяет одно: узбекистанские СМИ обошли и продолжают обходить их мертвым молчанием.

Причина этого заключается не только в жесткой правительственной цензуре, благодаря которой Узбекистан вот уже полтора десятка лет занимает последние строчки международных рейтингов, посвященных свободе прессы, но и чрезвычайно своеобразной информационной политикой в отношении происходящего в других странах. Эта политика на протяжении многих лет определяется тем, что все далекие и близкие государства неофициально делятся на три категории — «хорошие», «плохие» и «нейтральные». О странах, считающихся «хорошими», узбекистанским СМИ разрешено отзываться только положительным образом, о «нейтральных» можно говорить все, что вздумается (не затрагивая религиозных тем), а страны «плохие» находятся на особом положении — о них запрещено не только рассказывать, но даже упоминать. Исключения делаются в редких случаях — когда Узбекистан посещает высокопоставленный представитель «плохой» державы или когда в ней творится что-то действительно скверное, о чем узбекистанские СМИ не упускают случая сообщить.

Надо сказать, что к государствам пресловутой «Оси зла» страны, занесенные Узбекистаном в «черный список», никакого отношения не имеют. Руководство республики (читай — Ислам Каримов) создало свою собственную, альтернативную «ось зла», в которую сегодня входят все окружающие Узбекистан страны: Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Туркмения. Об этих государствах узбекистанским журналистам рекомендуется упоминать по принципу вывернутой наизнанку известной фразы — ничего, кроме плохого. Даже во время визитов руководителей соседних стран в Узбекистан, когда правительственные газеты уделяют встречам двух лидеров чуть ли не всю первую страницу, практически ничего, помимо перечисления заключенных договоров, сведений об увеличении взаимного товарооборота или о том, что гость осмотрел красоты Самарканда и выразил ими свое восхищение, в этих статьях не содержится. Что происходит в соседних странах на самом деле из узбекистанских СМИ узнать невозможно. На любые упоминания о существовании там оппозиции, массовых выступлений, митингов, демонстраций, или напротив, коррупции и репрессий, наложен строжайший запрет. Точно так же, как и на любую информацию об уровне жизни, позволяющую сопоставлять его с аналогичным уровнем в Узбекистане — о ценах, пособиях, льготах, объеме ВВП. А самая закрытая тема — размеры заработной платы в соседних государствах.

Очень показательно в этом смысле отношение к стране, второй год подряд исправно снабжающей новостями газеты и телеэкраны всего мира — к Киргизии. О знаменитой киргизской революции, важнейшем событии центральноазиатского региона начала 2005 года, в 26-миллионном Узбекистане отважилась упомянуть лишь одна газета. Вслед за этим в редакции раздался звонок из аппарата президента с требованием прекратить дальнейшие публикации на эту тему. Государственное телевидение Узбекистана не обошло события в Киргизии стороной, однако фиксировалось исключительно на фактах мародерства в Бишкеке, давая понять, что в этом и заключалась главная цель революции.

О том, что происходит в Киргизии сегодня, не сообщается даже по телевидению — буквально ни одного слова. В газетах — ни строчки. С точки зрения узбекистанских СМИ ни выступлений оппозиции, ни многотысячных митингов в Киргизии не было, и нет. Контекст замалчивания незамысловат: чего доброго узбекистанцы насмотрятся этакого да тоже вздумают потребовать ограничения президентской власти и проведения демократических реформ…

По совершенно другим причинам замалчивается самое успешное государство региона — Казахстан. Именно потому, что оно самое успешное. Хотя при встрече оба президента не скупятся на комплименты и называют друг друга не иначе как «друзьями», упоминать о «дружественной» державе узбекским телевизионщикам и газетчикам убедительно не рекомендуется. Вот если бы средняя зарплата в Казахстане составляла не 345 долларов, а экономика не росла как на дрожжах, тогда, возможно, все было бы иначе… Хотя тоже далеко не факт, — достаточно обратить взоры к соседнему Таджикистану. Для узбекистанского читателя, телезрителя или радиослушателя этой страны как бы не существует. Узбекистанские СМИ упомянули только о состоявшихся на днях очередных перевыборах президента этой страны Эмомали Рахмонова, да и то мельком. По слухам, причина информационного бойкота, негласно объявленного Таджикистану, кроется в неприязненных личных отношениях между Каримовым и Рахмоновым, периодически обвиняющим узбекского президента в укрывательстве мятежного полковника Худойбердыева и в гибели таджикских граждан на заминированных Узбекистаном границах. Во всяком случае, иных объяснений этому явлению нет.

Впрочем, в конфликтные моменты узбекистанские масс-медиа приоткрывают завесу молчания в отношении соседних республик и начинают интенсивно их «обстреливать» подготовленными в президентском аппарате статьями о попустительстве казахского иди таджикского правительства религиозному экстремизму или о зловредном воздействии на южный Узбекистан выхлопов с алюминиевого завода, расположенного в таджикском городе Турсунзаде.

Что касается пятого постсоветского государства региона — Туркмении, то для узбекского читателя, телезрителя или радиослушателя эта страна является абсолютной terra incognita, поскольку местные СМИ о ней совершенно не упоминают, за исключением редких сообщений об обнаружении там очередного газового месторождения или повышении цен на «голубое топливо».

Помимо непосредственных соседей в государственный «черный список» внесен и ряд отдаленных держав, в том числе собратьев по СНГ и прочим объединениям. К примеру, ни в коем случае нельзя упоминать Грузию, всего три года назад являвшуюся союзником по антироссийскому блоку ГУУАМ. Однако потом грузины крупно проштрафились, продемонстрировав, как надо поступать, когда глава государства подтасовывает итоги выборов. Как результат — на любые упоминания о существовании Грузии в Узбекистане наложено табу.

Затем настала очередь Украины. В разгар бушующего киевского майдана по указанию из аппарата президента узбекистанские газеты снимали уже сверстанные материалы о происходящем в этой республике, где народ опять-таки протестовал против фальсификации президентских выборов. Украина пробыла в опале больше года, после чего Узбекистан постепенно стал менять гнев на милость — в прессе появились отдельные публикации об этой стране. А после недавней победы Януковича начали попадаться даже и более-менее подробные статьи о ситуации на Украине.

Нельзя рассказывать ничего хорошего о Литве, Латвии и Эстонии. Экономическое развитие этих республик, 15 лет назад начинавших реформы со стартового уровня, сопоставимого с узбекистанским, настолько ушло вперед, что любое, даже самое незначительное сравнение этих стран с Узбекистаном мгновенно бросается в глаза. Поэтому узбекистанские СМИ старательно делают вид, что трех прибалтийских государств просто не существует.

Зато отношение к России и США в минувшие два года претерпело такие метаморфозы, что только диву даешься. Всего два года назад Соединенные Штаты были для узбекистанских СМИ чем-то вроде священной коровы — об этой стране нельзя было писать ничего даже отдаленно смахивающего на критику, а жизнь в Америке, как и сама Америка, безмерно превозносилась. Что вполне объяснимо — в то время Ислам Каримов считался верным союзником, поддерживающим «войну с террором». Коренной перелом наступил после Андижана. В течение какого-то месяца США из друга превратились в злейшего врага, а общая тональность местной прессы в отношении этой страны переменилась с подобострастной на истерически-надрывную. Пылая праведным гневом, когорта узбекистанских журналистов принялась обличать США во всех грехах, в том числе в незаконном вторжении в Ирак. США бранили примерно с год, затем кампания стала выдыхаться. Сегодня дело обстоит таким образом, что существование США фактически замалчивается. Их не ругают и не хвалят — их как бы нет. О единственной в мире сверхдержаве лишь изредка упоминают по радио или ТВ, и лишь немногие газеты публикуют сообщения о войне США в Ираке и прочих связанных с ними событиях, да и то под рубрикой «международная хроника».

В свою очередь Россия в изображении местных СМИ на протяжении 13 лет представала страной с отчетливо выраженными колонизаторскими склонностями, генетической предрасположенностью к угнетению народов и чуть ли не «империей зла». Открытым текстом все это, правда, не говорилось, но постоянно подразумевалось. И в то же время хорошо отзываться о российской культуре, искусстве, науке или выдающихся личностях в Узбекистане никогда не запрещалось.

Первые лучики перемены отношения к России забрезжили весной позапрошлого года. Президент Каримов посетил Россию, затем вернулся и высказался в том смысле, что с ней надо дружить. Летом того же года был заключен Договор о стратегическом партнерстве и с тех пор поток славословий в адрес России стал возрастать, а в прошлом году, после поддержки, оказанной Каримову Путиным, достиг кульминации. Все это время местные СМИ откровенно лебезили перед Россией. Сегодня восхваления поубавились и интонации стали более ровными, без чрезмерной подобострастности.

Здесь надо сделать существенную оговорку — все перечисленные запреты относятся только к СМИ общественно-политической направленности. В сугубо развлекательных изданиях, живущих перепечатками из Интернета, каких-либо ограничений на упоминание тех или иных стран не существует, хотя бы потому, что серьезные материалы в этих газетах и журналах неуместны. Поэтому даже в худшие в смысле отношений с США времена подобные издания продолжали вдохновенно описывать очередную пассию Тома Круза или объем ягодиц несравненной Джей Ло.

«Хорошими» в Узбекистане считаются такие страны как Япония, Южная Корея и Израиль. В местной прессе о них говорится чуть ли не каждый день — и по поводу и без. При этом время от времени сообщается, что Израиль проводит военные операции против палестинцев, в результате чего гибнут не только террористы, но и мирные люди. То есть, хотя в целом критика Израиля и запрещена, выдерживается некое подобие объективности. Япония вообще не сходит с газетных страниц. Информация, имеющая отношение к этой стране, появляется практически в каждом газетном номере. Оно и понятно — правительство Японии, щедро раздавая кредиты, никогда не увязывало их получение с проблемами нарушения прав человека.

Обо всех остальных странах узбекистанским СМИ разрешается говорить достаточно свободно. Они считаются «нейтральными», теми, от которых ни горячо, ни холодно, поэтому с некоторой периодичностью попадают на газетные страницы или в телеэфир. Ограничения распространяются только на страны исламского мира, к которым следует относиться осторожно и не высказываться в том смысле, что жизнь в них превосходна, дабы избавить девственно чистые мозги узбекистанских потребителей медиапродукции от пагубного влияния религиозной пропаганды.

Конечно, не стоит переоценивать результативность всей этой информационной блокады, ее реальное воздействие на умы узбекистанцев. По сути, она является лишь отражением своеобразной личности президента страны, когда-то повелевшего установить на главной площади Ташкента красноречивый символ независимости: земной шар с очертаниями единственного государства на нем — Узбекистана. И никаких тебе соседей…

Что касается тех, кому предназначена выхолощенная, пропущенная сквозь сито жесткой цензуры информация, то большинство из них давно игнорирует беззастенчиво врущие узбекистанские СМИ. Люди предпочитают смотреть российские телеканалы, транслируемые многочисленными студиями кабельного телевидения, устанавливают спутниковые антенны, а также подключаются к быстро распространяющейся в республике сети Интернет. Так что замолчать революцию в соседней стране, да и любую другую информацию, уже вряд ли удастся.




РЕКЛАМА