21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Они называли себя «Биродар». Акрамисты глазами попутчика

14.03.2007 14:09 msk, Беседовала Санобар Шерматова

Узбекистан Андижан-2005

В начале марта 2007 года была поставлена точка в одном нашумевшем уголовном деле. Группа уроженцев Узбекистана - предпринимателей из города Иванова - обвинялась в причастности к «экстремистской религиозной группировке «Акрамия» и участии в событиях в Андижане в мае 2005 года. По итогам расследования, которое длилось восемнадцать месяцев, Россия отказала в выдаче бизнесменов в Узбекистан [подробности данной темы см. здесь].

Один из бывших обвиняемых, Хатам Хаджиматов, согласился поделиться своими впечатлениями о лидере «акрамистов» Акраме Юлдашеве и его последователях, среди которых были его друзья. Рассказ показался нам интересным потому, что представляет собой свидетельство человека, не входившего в организацию, но хорошо знавшего царившие там порядки и критически их оценивающего.

Хатам Хаджиматов
Хатам Хаджиматов
Несколько слов о Хатаме Хаджиматове

По образованию – инженер-нефтяник. Работал на месторождениях Тюменской области. С 2003 года – генеральный директор ООО «Ростекс» в городе Иваново. Один из основателей общественной организации «Ивановские узбеки», которая оказывала активную поддержку политическим беженцам из Узбекистана. Опасаясь выдачи, в конце 2005 года Х.Хаджиматов уехал в Украину, где сразу же попросил политического убежища. В настоящее время проживает в Норвегии.

* * *

Фергана.Ру: - После андижанских событий многие, в том числе правозащитники, называли «Акрамию» плодом фантазии узбекских спецслужб. Существовала ли такая организация на самом деле?

Хатам Хаджиматов: - Организация была. Правда, ее члены называли себя «биродарами», то есть братьями. В народе они известны как «акрамисты», по имени их руководителя Акрама Юлдашева. Организация представляла собой, если можно так сказать, кооперацию десятков фирм, работавших под единым руководством. «Братья», а их насчитывалось несколько десятков тысяч, объединились, чтобы найти решение своих социальных, экономических проблем. Конечно, организация не имела государственной регистрации, да и не ставила такой цели.

Фергана.Ру: - Как Вы познакомились с ними?

Хатам Хаджиматов: - Мой друг (ныне покойный) Джурахон Азимов свел меня с Акрамом Юлдашевым. В начале 90-х годов Джурахон был одним из руководителей андижанского отделения движения «Бирлик» («Единство»), позже он примкнул к «Братьям», затем был арестован и погиб в колонии «Жаслык». В пору нашего знакомства Акрам Юлдашев работал учителем в средней школе. Именно тогда он написал книгу «Путь к вере» и проповедовал в кругу единомышленников. Он показался мне человеком грамотным и глубоко верующим в свои идеи.

Так получилось, что с другими его последователями меня связывало не только деловое партнерство, но и дружеские отношения. Они меня очень интересовали, в том числе, и тем, как вели бизнес. У них была своя система, довольно успешная. Но и люди они были особые, этого нельзя было не заметить. К примеру, все те из «Братьев», кого я знал, отличались глубокой убежденностью в правоте своих идей. Я им сочувствовал, но разделять их взгляды, как человек верующий, не мог.

Идеология «Братьев» представлялась мне чем-то средним между исламом и коммунизмом. Это главная причина, воспрепятствовавшая моему вступлению в эту организацию. Но помогать им помогал. В конце 2004 года к нам в Иваново стали приезжать члены общины, против которых в Узбекистане начались гонения. Наша организация оказывала помощь политическим беженцам, в том числе акрамистам. Конечно, мы переживали за арестованных бизнесменов, с сочувствием наблюдали за судебным процессом в Андижане. Среди тех, кто проходил по этому делу, были и мои друзья.

Фергана.Ру: - Действительно ли во время событий в Андижане последователи Юлдашева взялись за оружие? Кто, по-вашему, атаковал военный гарнизон и тюрьму, из которой были выпущены заключенные?

Хатам Хаджиматов: - Для меня это большой вопрос. Идеологическая система Юлдашева исключала любые насильственные действия. «Братья» собирались изменить общество постепенно, создавая «островки» благополучия, вербуя новых сторонников и формируя из них новые личности. Потому они и занимались бизнесом, и добились впечатляющих успехов.

Их фирмы выпускали лучшую по качеству продукцию, с которой не могли конкурировать другие предприятия. Офисы администраций, в том числе кабинет хокима (главы городской администрации. – прим. ред.) были обставлены мебелью, изготовленной на предприятиях акрамистов. Любой приехавший в Андижан мог попросить таксиста отвести в кафе акрамистов, и тот без лишних разговоров подвозил к знаменитому кафе «Шинам». Кондитерские изделия и выпечка акрамистов пользовались большим спросом на местном базаре.

Их строительные предприятия часто выигрывали тендеры. «Братья» работали честно, на совесть: вот их секрет. Ни одна проверяющая организация не могла найти просчетов в их работе, потому что они по-настоящему чтили закон. Бухгалтерское дело у них было поставлено на «отлично». Они исправно платили налоги. Правда, кроме этой деятельности, вполне легальной и заслуживающей похвалы, существовала и невидимая, тайная сторона.

Фергана.Ру: - С чем она была связана?

Хатам Хаджиматов: - С их идеологией. Они не казались глубоко верующими мусульманами. «Братья» не носили длинных бород, не всегда соблюдали совершение пятикратного намаза, не держали обязательный для всех мусульман в месяц Рамадан пост, не совершали хадж в святую Мекку и Медину. По их учению все эти предписания, обязательные для верующего, можно было не исполнять. Поскольку община, как они говорили, находится еще в начальном периоде построения исламского общества. К вере, как они считали, нужно идти шаг за шагом.

Только что вступившие в организацию люди мало интересовались политикой или идеологией акрамистов: на самом деле их волновало одно – решение своих материальных проблем. Чтобы сохранить свое рабочее место, они были готовы поддерживать любые идеи своих руководителей. Но по мере изучения книги Акрама Юлдашева (а учеба была обязательной) сознание новичков постепенно менялось. Пропаганда, которая была хорошо поставлена, делала свое дело. Со временем молодежь превращалась в настоящих «братьев». Иными словами, начинала соответствовать тому образу мусульманина, который акрамисты считали идеалом. «Биродар» должен был беспрекословно подчиняться непосредственному руководителю, быть готовым выполнить любую команду.

Если попадался человек, знакомый с основами религии, осмеливающийся выражать собственное мнение, его записывали в разряд «идеологически» не созревших. Такие люди изживались из организации, но делалось это постепенно, незаметно для самого работника. Его под благовидным предлогом переводили на другую, более грязную и низкооплачиваемую работу. Если «диссидент» и на новом месте не поддавался идеологической обработке, а продолжал высказывать собственное суждение, его спускали еще на одну «ступеньку». В конце концов, человек сам был вынужден уйти из системы акрамистов.

Фергана.Ру: - Вы хорошо знакомы с внутренними порядками организации. Откуда?

Хатам Хаджиматов: - У меня там были друзья, я видел, как они жили, как общались со своими наставниками. Как я уже говорил, у каждого работника был руководитель, которому он должен был рассказывать все о своей жизни, семье, делиться заботами, проблемами. В ответ он получал совет, и не мог его преступить. Дисциплина в организации была суровая. Постепенно «Биродары» превратились в замкнутую секту; они роднились, устраивали свадьбы только внутри своей общины. Мне они рассказывали о своих порядках, потому что решили, что я тоже вхожу в их круг, так как я был знаком с лидерами организации.

Фергана.Ру: - Сейчас многие из беженцев, получивших убежище в США и странах Европы, возвращаются домой. Почему?

Хатам Хаджиматов: - Мне кажется, есть какая-то договоренность между узбекским правительством и Акрамом Юлдашевым. Когда я попал на Украину после моего освобождения из ивановского СИЗО, я общался с руководителем проживавших там акрамистов (назовем его А.К.). Так вот, в январе 2006 года он предупредил, что, может быть, придется скоро ехать домой. И спросил, согласен ли я вернуться, если будет фетва (религиозное предписание. – прим. ред.). Я понял, что это проверка, и ответил утвердительно. А.К. сказал, что передаст мой ответ выше. Из нашего разговора я сделал вывод, что у них есть план возвращения.

Фетва может быть от Ака (так они зовут Акрама Юлдашева), или его доверенного лица, это не имеет значения. Последователи Юлдашева верят ему безоглядно. Мощная система промывания мозгов сделала свое дело. Ведь 13 мая 2005 года они, бросив все - родных, детей, дом, имущество - через смерть и огонь ушли в Кыргызстан. Можно сказать, в неизвестность. Теперь, точно также, несмотря на угрозу арестов и пыток, по первому зову учителя возвращаются назад.