16 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Чор-Минор: Путешествие четырех башен во времени и пространстве

10.04.2007 21:49 msk, Андрей Кудряшов (Бухара)

История Узбекистан

Фото © Фергана.Ру

Фото "ИА Фергана.Ру"
Среди множества уникальных памятников Бухары выделяется необычностью медресе Чор-Минор, стоящее особняком от знаменитых архитектурных ансамблей исторического центра города. Его кубическое здание с традиционным порталом и куполом с четырех углов заслонено башнями, силуэты которых скрывают от обозрения внутренние постройки. Издали оно напоминает каменный цветок с едва распустившимися лепестками. Причем вершины каждого из минаретов, богато украшенные керамической глазурью, лишены открытых площадок, откуда обычно совершаются призывы к молитвам, что может свидетельствовать об их декоративном предназначении. Удивительная постройка, подобие которой трудно отыскать в архитектуре средневековых городов Центральной Азии от Хивы до Туркестана, имеет особенную историю, связанную с легендарной Империей Великих Моголов, некогда основанной потомками правителя Ферганы Мухаммада Захириддина Бабура в Индии.

КРУГ, КВАДРАТ И ПРЕОДОЛЕНИЕ ХАОСА

Прототип Чор-Минора можно усмотреть только в самом загадочном памятнике древней Бухары - усыпальнице династии Саманидов, ставших в X веке первыми независимыми правителями Согдианы и всего Мовароуннахра. О секретах зодчества мавзолея Саманидов, построенного в 999 году, ученые до сих пор продолжают спорить и размышлять. Кубическая конструкция со слегка скошенными кверху плоскостями также опирается на угловые башни, ориентированные по сторонам света, хотя, в отличие от Чор-Минора, они не возвышаются над центральным куполом, а наоборот - утопают в узорчатой кладке стен.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Исключительно сложная внутренняя архитектура мавзолея не позволяет думать, что его форма могла быть простым подражанием главной святыни ислама - Каабы. В ранний период распространения ислама принципиально не одобрялось сооружение монументов и зданий на могилах людей, сколько бы выдающимися они не были. Мавзолей Саманидов был одной из первых культовых построек подобного рода. И для династии мусульманских правителей, получивших власть над Мовароуннахром из рук одного из халифов, построить родовую усыпальницу в подражании Каабе было бы недопустимым кощунством.

Некоторые исследователи полагают, что конструкция мавзолея Саманидов представляет собой древний космографический символ, а парные знаки, расположенные по сторонам его входных арок и служащие уменьшенной трехмерной проекцией его архитектурного плана, можно читать как буддийскую мандалу - геометрический образ мироздания. Круг в квадрате издревле обозначал небесный свод над землей и господство духовного мира над материальным. Одновременно квадрат - первичный символ торжества гармонии над хаосом. Первый человек Йима в священной книге зороастризма «Авесте», как и Яма индийских Вед, организовал изначальный хаос вселенной, построив кубическую Вару.

Докторант Института искусствознания Академии художеств Узбекистана Алексей Арапов, обнаруживший тождество «мандалы» в Бухаре с наскальными рисунками VI века в пещерах китайской провинции Дуньхуан, высказал предположение, что архитектурная космография Саманидов могла быть своего рода «декларацией» открытости их политики по отношению к немусульманским странам Востока. Сам род Саманидов, согласно разным преданиям, происходил из Бактрии или из Ферганы. Оба региона в период до арабских завоеваний имели тесные культурные связи с Индией и Китаем. В эпоху Греко-бактрийских царств и Кушанской империи из Индии по Шелковому пути через Бактрию, Согдиану, Чач и Давань (Фергану) буддизм распространялся в Кашгар и Китай. И название Бухарского оазиса, скорее всего, произошло от санскритского слова «вихара», что значит «ограда», «убежище» или «монастырь».

Другие исследователи склонны считать, что мавзолей Саманидов воспроизвел в прочной, устоявшей до наших дней, кладке из обожженного кирпича на известковом растворе традиционные принципы храмовой архитектуры древней Согдианы, от которой сегодня остались лишь глиняные холмы на руинах Афросиаба, Варахши и Варданзи.

Так или иначе, кубическое строение, увенчанное большим центральным куполом, со времен Саманидов стало господствующим образцом храмовых и дворцовых построек в Центральной Азии и соседних стран до монгольских нашествий. Но величественные минареты обычно возводились отдельно от зданий, как символы и повседневно действующие доминанты победившей религии ислама.

ОТ ИССЫК-КУЛЯ ДО ТАДЖ-МАХАЛА

Между тем, наступил закат могущества арабского Халифата, уступавшего окраинные владения наместникам из местной знати в обмен на формальное подданство и обязательства продолжать священную войну за дальнейшее распространение правильной веры. Те, в свою очередь, все больше опирали свою власть на войска тюркских наемников - гулямов. Древней цивилизации Индии, уже пережившей во времена саков и кушан нашествия кочевых орд из Центральной Азии, предстояло столкнуться с исламом, пришедшим под знаменами тюркских завоевателей.

На одном из базаров Ташкента, тогда еще называвшегося Бинкентом, начальник гвардии саманидского наместника Чача купил пленного раба Себук-тегина, который происходил из карлукского племени Барсхан, кочевавшего на берегах Иссык-Куля. Молодой воин, как это нередко случалось с гулямами, быстро сделал блестящую карьеру, став зятем наместника города Газни в Афганистане. После его смерти Себук-Тегин вышел из вассальной зависимости от Саманидов, а его сын Махмуд, основавший династию Газневидов, создал могущественное государство, под покровительством которого находился Багдадский Халиф. Покорив почти весь Иран, разорив Бухару и Хорезм, но потерпев поражение от сельджукских султанов, Махмуд Газневи совершил семь походов за Гиндукуш, где отвоевал у индийских раджей Пенджаб. Победившие его потомков правители из афганского рода Гури продолжили распространение ислама в северной Индии, основав Делийский султанат.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Проникновение новой культуры на полуостров Индостан было далеко не гуманным. Первая мечеть в Дели была построена в 1198 году на месте индуистского храма, и при ее возведении были использованы материалы 27 разрушенных мусульманами индийских храмов. Преемник Гуридов султан Кутб ад-дин Айбек построил в окрестностях старого Дели грандиозный минарет Кутб Минар высотой 74 метра, превзошедший величием знаменитый минарет Калян, который был возведен тюрками Караханидами в завоеванной Бухаре. В Мовароуннахре тюркские завоеватели не враждовали с местным населением, поскольку были с ним одной веры, хотя и относительно недавно. Культовые сооружения Мовароуннахра достраивались, укреплялись и обновлялись сельджуками и караханидами до тех пор, пока Центральную Азию не захлестнули орды Чингисхана. Зато до Индии монголы не дошли, и потому мусульманская архитектура развивалась здесь без перерыва на время их нашествия с последующими десятилетиями кровавых междоусобиц и смуты.

Темур в 1398 году совершил военный поход в Дели, из которого привел пленных зодчих для строительства исполинской соборной мечети в Самарканде. Возможно, их стараниями минареты Биби-Ханым и получили ребристые грани, более характерные для индийского зодчества, чем для памятников эпохи Темуридов, в стиле которой чаще преобладают формы, более близкие культовым сооружениям северного Ирана и Закавказья, откуда император Самарканда так же сгонял архитекторов и строителей для украшения своей столицы и родного города Шахрисабза. В Индию архитектурные каноны времен Темуридов вернулись с властью новых выходцев из Мовароуннахра - Великих Моголов, распространивших ислам почти на весь Индостан.

Праправнук Темура, изгнанный правитель Ферганы Мухаммад Захириддин Бабур до 1512 года стремился отстоять от дашт-и-кипчакских узбеков Самарканд и Бухару, но был оттеснен шейбанидами в Кабул, откуда в 1526 году совершил блестящий поход в Дели, где сверг местную династию султанов, основав новую империю. Каждый из правителей династии Великих Моголов обязательно носил очень громкий титул, хотя не все из них прославились великими свершениями.

После смерти Бабура афганцам под предводительством Шер-хана удалось изгнать из Дели его сына Хумоюна - Бессмертного Феникса. В Дели тот смог вернуться лишь спустя пять лет, но погиб, поскользнувшись на мраморной лестнице.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Четырнадцатилетним подростком взошел на престол император Акбар - Великий, при котором Моголам удалось покорить всю северную Индию и вступить на южное плоскогорье Декан, остававшееся крепким оплотом язычников. Многое удалось благодаря проводимой Акбаром политике умиротворения и толерантности между мусульманами и индусами. Непокорных вождей на окраинах империи Акбар часто делал своими союзниками или вассалами путем мирного договора и убеждения. Император даже пытался объединить ислам, индуизм, зороастризм, буддизм и христианство в единую «божественную веру», главным пророком и проповедником которой выступал сам. Но именно это подвигло на мятежи против него ближайших соратников и мусульманских феодалов, вдохновляемых шейхами ордена суфиев Накшбандия.

Учение мистика из Бухары Бахоутдина Накшбанди (умер в 1389 году) проникло в Индию задолго до прихода к власти Великих Моголов, поскольку духовное влияние созданного им братства беспрепятственно распространялось по всему Востоку даже в эпоху монгольских нашествий. В Мовароуннахре Шейбаниды, конфисковав все огромное имущество ордена, тем не менее, возвели в 1544 году над могилой Бахоутдина в селении Каср Арифон величественный мавзолей. В Дели шейх Ахмад Сирхинди, прозванный Муджадидом, то есть Обновленцем, выступил с пламенной проповедью за очищение веры и против религиозных нововведений Акбара, основав новый орден Муджадиддийя. Культурные реформы императора потерпели крах. После долгих лет распрей с друзьями и родственниками Акбар умер в 1605 году, повторив слова Александра, что он уходит из мира с пустыми руками. Его старший сын и злейший враг Селим, взойдя на престол, принял имя Джахонгир – «Покоритель Вселенной», посвятил жизнь пьяным оргиям во дворце, борьбе с бунтами и интригами собственных сыновей и безуспешными попытками завершить покорение Декана.

Фото "ИА Фергана.Ру"
На смену Джахонгиру пришел его сын Шах-Джахан – «Повелитель Мира», прославившийся в истории сооружением в Агре фантастического по размерам и великолепию беломраморного дворца Тадж-Махал, до наших дней считающегося вершиной мусульманской архитектуры. Удивительное сооружение возводилось более двадцати лет с 1630 по 1652 год по приказу императора, посвятившего эту невиданную усыпальницу памяти своей любимой жены, умершей после родов. В строительстве Тадж-Махала принимали участие зодчие из разных стран, в том числе из Мовароуннахра, и его архитектура несет на себе явный отпечаток стиля Темуридов. Между тем Шах-Джахан сумел довести до конца завоевание гор Декана и укрепить государство, хотя в неудачном походе на Балх потерял почти всю армию. Конец императора был плачевным. Его сын Аурангзеб Алангир – «Владыка Сущего», обвинив отца в расточительстве и святотатстве, сверг его с престола и заточил до конца дней в крепости Агры с видом на Тадж-Махал, где Шах-Джахан умер спустя восемь лет в 1666 году.

Энергичный фанатик Аурангзеб, казнивший двух своих братьев вместе с их семьями, с первых дней правления начал священную войну со всеми оставшимися в Индии немусульманскими правителями и племенами. Раджи выступили против него единым фронтом, но Алангир смог одержать ряд блестящих побед, доведя границы империи до их исторического предела. Одновременно он принялся искоренять остатки веротерпимости внутри государства, объявив еретиками даже суфиев, и теперь муджадидам пришлось искать убежища за границами его империи. В результате пятидесяти лет жестокого и беспокойного правления Аурангзеба Алангира немусульманское население возненавидело мусульман, а те и другие - тюркских правителей, и после его смерти в 1707 году империя Великих Моголов начала стремительно распадаться на удельные княжества под властью бывших наместников. Некоторые из мусульманских княжеств, как например, Хайдарабад в Декане, смогли даже расширить свои границы гораздо дальше тех, что были при Моголах.

ЧАРМИНАР - ПИР ПОСЛЕ ЧУМЫ

Чарминар - кубическая триумфальная арка с четырьмя высокими башнями, была возведена в центре средневекового Хайдарабада еще при правлении Акбара, в 1591 году по приказу Мухаммада Кули Кутба Шаха, субадара - императорского «союзника» княжества Голконда на северо-восточном краю Декана. Он прославился как справедливый и мудрый правитель, набожный, но при этом широко образованный человек и любитель всего прекрасного. Подобно Шах-Джахану, он души не чаял в своей любимой жене, в которую он влюбился еще пятнадцатилетним подростком, но не посвящал ей роскошных дворцов, благо она оставалась с ним всю жизнь. Предания говорят, что ежедневно он обращал к Всевышнему молитву о благоденствии вверенного ему края: «О, Аллах, пошли этому городу мир и процветание. Дай мужчинам и женщинам всех каст и религий спокойно и счастливо жить в нем, как рыбам в теплом океане». Правда, другое предание утверждает, что за пренебрежение многими жителями Голконды правильной верой небеса послали на город страшную чуму. Так это или нет, но двадцатиметровая триумфальная арка с высокими минаретами была возведена Мухаммадом Кули Кутбом в честь избавления от ужасов эпидемии.

В начале XVII века Голконда, завоеванная Аурангзебом, была алмазной столицей мира. В здешних копях был добыт знаменитый алмаз Кох-и-Нор. Но богатства покоренного Декана не продлили жизнь государству индийских тюрков. В следующем веке чудесный бриллиант уже украшал корону Британской Империи, чье господство в Индии пришло на смену господству Великих Моголов. Этому, правда, предшествовал короткий период относительной независимости индийских княжеств. В 1724 году могольский наместник Декана отложился от тюркского государства, приняв более скромный титул Низам-ул-Мулька – «Распорядителя страны», который носили все последующие местные правители до образования в XX веке единой республики Индия. В Хайдерабаде с 1763 года правили Низамы из рода Асаф Джажи, бывшего, по преданию, выходцем из Бухары.

БУХАРСКИЙ ДВОЙНИК - НЕ КОПИЯ

В 1807 году в Бухаре на средства богатого купца, торговца лошадьми и коврами туркмена Ниязкул-бека было построено большое медресе Чор-Минор, для которого сохранившийся до наших дней памятник с четырьмя башнями, скорее всего, служил только входом. Низякул-бек по торговым делам много путешествовал по всему Востоку, часто бывая и в Индии, где общины выходцев из Бухары существовали еще со времен Бабура, никогда не теряя связей с родиной. При этом нельзя предположить, что четырехбашенное сооружение в Бухаре было просто своего рода капризом состоятельного негоцианта, захотевшего соорудить копию заморской диковинки у себя дома. В те времена торговые люди были чрезвычайно набожны и не сорили деньгами по прихоти.

Фото "ИА Фергана.Ру"
Некоторые краеведы считают, что на построение медресе Чор-Минор купца побудили его духовные наставники из ордена Накшбандия-Муджадиддия, тогда начавшего активное распространение из Индии на Запад - через Среднюю Азию и Иран на Ближний Восток, на Кавказ, в Поволжье. Из известных исторических личностей тех времен приверженцем Муджадиддий был, например, имам Шамиль. При Чор-Миноре в свое время могла быть ханака - «гостевой дом» для странствующих проповедников Накшбандия. Могла быть и библиотека священных текстов. В пользу этой версии может говорить, например, сходство с конструкцией медресе небольшой сака-ханы - резервуара для питьевой воды во дворе мавзолея Бахоуддина Накшбанди, которая в уменьшенном виде повторяет форму Чор-Минора, только с нарушением пропорций - четыре портала и купол шире гораздо верхней части декоративных башен.

Сегодняшние смотрители памятника объясняют туристам, что купол в центре квадратного здания означает Единого Бога над всей землей, а четыре высоких башни, направленные на четыре стороны света, символизируют, во-первых, четыре царских династии, долгое время правивших в Бухаре: Саманидов, Караханидов, Шейбанидов и Мангытов. Но главное - их симметрия должна напоминать потомкам о том, что все части света, как и все люди, велики и равны, у всех одно небо над головой и одна земля под ногами.







  • РЕКЛАМА