16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Откуда взялись талибы? Генезис исламского радикализма

19.06.2002 00:00 msk, Джованни Бенси

Акция возмездия за террористические акты, совершенные 11 сентября в Соединенных Штатах исламскими фанатиками-экстремистами, дала первые результаты: в Афганистане пал режим талибов, приютивший "сверхтеррориста" Усаму бен Ладена. Но кто такие талибы и что такое "Талибан"? Кроме некоторых "подвигов" вроде разрушения статуй Будды в Бамиане и крайнего уничижения женщин, известно, что слово "талибан" в переводе означает "студенты", "учащиеся". Или в расширительном смысле - "студенты мусульманских школ". Известно также, что они появились на свет в 1994 г. при активном содействии пакистанских спецслужб и, видимо, ЦРУ США для наведения в Афганистане "порядка" после разгула моджахедов, пришедших к власти вслед за выводом советских войск.

Чему же обучают талибов?

На самом деле большинство талибов вовсе не студенты, они даже не умеют читать и писать. Только часть из них получила образование в школах для беженцев в Пакистане времен советской оккупации Афганистана и в религиозных школах, находящихся в ведении исламских, чаще всего фундаменталистских организаций Пакистана. В те годы в Пакистан мигрировали от 3 до 4 млн. человек, которые сосредоточились в провинциях Сархад с центром в Пешаваре и Белуджистан с центром в Кветте.

В лагерях находилось много детей, обучать которых теоретически должно было пакистанское государство. Но оно, не справляясь с этим, передало дело в руки мулл и устадов (учителей), в большинстве своем членов организации "Ассоциация по прогрессу ислама". Эта группировка тесно связана с одним из двух объединений пакистанского мусульманского духовенства - "Джамъият-и улема-и Ислам" (ДУИ, "Объединение ученых и духовенства"). ДУИ, в свою очередь, руководствуется учением одного из двух главных движений индо-пакистанского ислама - деобанди. Другое конкурирующее движение называется барельви, к нему восходит второе объединение духовенства "Джамътят-и улема-и Пакистан" (ДУП).

Деобанди отличаются фундаментализмом и пуризмом, которые сближают их с ваххабитами, зародившимися в XVIII веке на Аравийском полуострове. (7 октября 2001 г. за несколько часов до начала англо-американской операции в Афганистане председатель ДУИ Маулана Фазл-ур-Рахман по приказу пакистанского президента Парвеза Мушаррафа посажен под домашний арест за организацию демонстраций в поддержку талибов и против США.)

Организованное обучение детей афганских беженцев в Пакистане началось к середине 80-х гг. XX века. Инициатива принадлежала Министерству внутренних дел Пакистана, которым тогда руководил Насируллах Бабар, а финансирование обеспечивали прежде всего США. Обучение было бесплатным. Преподавание поручили учителям деобандийского или ваххабитского толка. В частности, лидеры деобанди, прежде всего Миан Туфаил Хан, добились того, что в основу обучения были поставлены принципы, изложенные основателем "Джамаата" Абу-л-Ала Маудуди в двух книгах: "Исламская система воспитания" и "Исламская система воспитания и активные меры по ее внедрению в Пакистане", изданных в Лахоре соответственно в 1963 и 1957 гг.

На этой основе была организована сеть школ с программой обучения, которая делилась на две части - основную и вспомогательную. Первая включала все то, что понимается под "стремлением к познанию Аллаха", то есть в широком смысле - богословием: исследование Корана, толкование Корана, чтение нараспев его стихов, изучение сунны (предания) и связанных с ней дисциплин, исламское право, наследственное право, важное для урегулирования отношений собственности в таком сложном обществе, как пуштунское.

Вторая часть программы включала "светские" предметы, такие, как грамматика языков пушту и дари, афганская литература и строительное дело. Курс обучения делился на четыре ступени: начальную, среднюю, высшую и "науку о хадисах", из которых впоследствии талибы извлекут обильный материал для своих законов, воспринимаемых посторонними наблюдателями как "странные" (вроде запрета на телевидение и музыку). Считается, что к середине 2001 г. в пакистанских школах, контролируемых деобанди, обучались не менее миллиона человек.

Самые одаренные из этих людей, те, которые станут духовной и политической элитой талибов, получили дальнейшее образование в высшей духовной школе "Хаккания", прямо подчиненной ДУИ. Ее центр находится в городе Ахора Хатак. Школа основана в 1947 г. одним из лидеров деобанди Мавланой Абд-уль-Хаком. В настоящее время ею руководит Сами-уль-Хакк, видный представитель "Джамаат-и ислами", интегристской организации, председатель которой Кази Хусайн Ахмад был посажен под домашний арест правительством президента Парвеза Мушаррафа 5 ноября 2001 г. по обвинению в подрывной деятельности: он организовал антиамериканские и проталибские демонстрации.

Совсем недавно пешаварская газета "Машрик" поместила репортаж об этой школе и фотографию транспаранта с лозунгом: "Талибы - наши герои".

Другой важный центр по подготовке руководящих кадров талибов - "Общество исламских наук" - расположен в городе Карачи. Его директор - Мавлан Мухаммад Биннури. Здесь учатся около 8 тыс. студентов разных национальностей. Согласно некоторым сведениям, там получил образование и бывший лидер талибов Мулла Умар.

Индийские корни

Однако слово "талиб" имеет значение не только ученика или студента, а нечто большее. Чтобы это понять, перенесемся в колониальную Индию 30-40-х годов XX века. Мусульмане там составляли тогда меньшинство, которое боролось с двумя противниками: индуистским большинством и британскими колонизаторами. В обстановке острой национально-политической и религиозной конфронтации возникли воинственные организации: на стороне индуистов - "Шуддхи" ("Очищение"), "Сангатхан" ("Консолидация") и прежде всего "Раштрия сваямсевак сангх" ("Национальная сила самообороны"); на стороне мусульман - "Хаксар тахрик" ("Движение обездоленных", организованное якобы в благотворительных целях Алламой Машрики), "Таблиги джамаат" ("Общество пропаганды", созданное Мауланой Мухаммадом Ильясом).

Но главным было "Исламское общество" ("Джамаат-и ислами"), основанное в 1943 г. Саидом Абу-л-Ала Маудуди, видным богословом и философом, сыгравшим выдающуюся роль в становлении современной формы экстремистского индо-пакистанско-афганского ислама на основе деобанди и ваххабизма. Он был поборником восстановления халифата (отмененного с падением Османской империи в результате Первой мировой войны) и призывал индийских мусульман к массовому бегству в Афганистан ("Движение за эмиграцию"), тогда единственную суннитскую страну региона, не подверженную иностранному владычеству (соседний Иран - шиитская страна, а Средняя Азия находилась под советской властью).

В книге "Исламский закон и Конституция" Маудуди разработал теорию "совершенного" исламского государства. Это государство должно основываться на принципе "Божьего правления", понятия, которое он позже расширил в концепцию "правления Бога и народа", или, как он сам переводил этот термин, "теодемократии". Эта концепция предполагает нерушимое единство религии и политики, потому что "власть Аллаха распространяется на все аспекты человеческой жизни". Власть, как отражение Божьего всемогущества, подвергает всю совокупность человеческих действий своему всеобъемлющему контролю. "Нельзя претворить на практике эти принципы, - писал Маудуди, - если нет авторитета, способного навязать их обществу. Отсюда необходимость в исламском государстве... Исламское государство охватывает все и включает в свою сферу деятельности все стороны жизни". Во главе исламского государства стоит вождь, которого поддерживает "совещательное собрание", организованное по образцу совета асхабов, сподвижников пророка Мухаммада. Государство провозглашает Конституцию, в которой закрепляется принцип абсолютного суверенитета Аллаха и беспрекословного подчинения всех и вся шариату (исламскому праву). Существующие законы должны быть приведены в соответствие с шариатом или отменены.

Приоритетное значение должно придаваться образованию в духе Корана и предания, а также пропаганде самой строгой исламской доктрины.

Цель таких мероприятий - сформировать господствующий класс, беззаветно преданный делу ислама и готовый к самопожертвованию ради осуществления высших исламских идеалов. В исламском государстве, согласно концепции Маудуди, проводятся выборы, но благодаря "убежденности", внедренной в массы посредством вездесущей пропаганды, люди будут непременно избирать "правильных" людей. Правящий класс должен руководствоваться принципом ибадата. Это выведенное из Корана понятие означает "беззаветную отдачу самого себя воле Бога" и связано со словом "абд", в переводе "раб".

Маудуди называл систему исламского государства "порядок Избранного", имея в виду пророка Мухаммада. Он же впервые ввел в политический обиход слово "талиб". Ведь оно имеет и другое значение: "стремящийся", "требующий", "ищущий". Господствующую элиту идеального исламского государства Маудуди обозначал термином "талибан-и гаят", "стремящиеся к пределу". Подразумевается, конечно, предел, максимум исламского совершенства. Именно в этом смысле, а не в тривиальном значении "студенты" недавние правители Афганистана присвоили себе название "Талибан".

Талибы и фашизм

Концепция исламского государства недалека от идеи тоталитарного "этического государства", сформулированной итальянским теоретиком фашизма Джованни Джентиле и осуществленной диктаторами Бенито Муссолини и Адольфом Гитлером (существенные элементы "этического государства" присутствовали и в теории и практике Ленина и Сталина). И действительно многие деятели "Джамаат-и ислами" питали определенные симпатии к фашизму и нацизму, не только из-за антибританской ориентации тогдашних Италии и Германии, но и из-за сходства "теодемократии" Маудуди с основными принципами фашизма.

Увлечение фашизмом не было редкостью в антитиколониальном движении британской Индии 30-40-х гг. Правда, оно было характерным прежде всего для индуистских экстремистов из упомянутой "Раштрия сваямсевак сангх", группы, из которой произросла нынешняя правящая в Индии партия "Бхаратия джаната", партия премьера Ваджпаи. Идеолог "Раштрии" Мадхравао Садашив Гольвалькар в 1939 г. так и писал: "Для сохранения чистоты расы и ее культуры Германия, импонируя всему миру, очищает страну от семитской расы, евреев. Расовая гордость проявилась тут в высочайшей форме".

С мусульманской стороны такого открытого восхищения нацизмом не было, потому что у индийских мусульман отсутствовало сознание принадлежности к арийской расе, которой гордились некоторые индусы. Но тем не менее показательна книга, написанная Маудуди на урду, которая называется "Ислама низам аур магриби ладини джумхурият", то есть "Исламский порядок и западная светская демократия". Правда, "джумхурият" означает скорее всего "республика", но он употреблял это слово именно в значении демократии. И слово "ладини", собственно, значит "безбожный", но для Маудуди "светскость" была непременно синонимом "безбожия". В этой книге Маудуди пишет, что политическая идеология ислама по своей целостности сродни коммунизму и фашизму и так же, как эти идеологии, противопоставляет себя "бесхребетной" западной демократии. В книге "Послание о религиозности" Маудуди, как бы перекликаясь с лозунгом Муссолини ("Все в государстве, ничего вне государства, ничего против государства"), писал, что мусульманин должен "расплавить в горниле ислама всю свою жизнь, не пощадив ни малейшей ее части". Именно людей, "расплавивших" свою жизнь в исламе", Маудуди называет "талибан-и гаят".

Обучение талибанской верхушки в таких школах, как "Хаккания", под Пешаваром проводилось по указаниям, изложенным Маудуди в книге "Исламская воспитательная система и меры по ее активному внедрению в Пакистане".

При содействии "Джамаат-и ислами" в Индии 40-х гг. возникли боевые группировки, устраивавшие уличные схватки с англичанами и индуистами. Их было две, одна для юных "талибан-и гаят", которая называлась "Полумесяц", другая для "талибов" постарше под названием "Полная луна". Владимир Путин сравнил террористов, устроивших террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне, с нацистами. Не знаем, известны ли ему идеологические корни фанатиков-исламистов, но его сравнение имеет историческое обоснование.

Борьбой Индии против британского колониального владычества руководили две выдающиеся личности - всемирно известный индуист, Мохандас Ганди, прозванный Махатмой (Великая душа), руководитель партии "Индийский национальный конгресс", и менее известный, но столь же крупный лидер "Мусульманской лиги" Мухаммад Ади Джинна, прозванный Каид-и аъзам (Великий вождь). Оба отвергали экстремизм. Ганди, например, ратовал за примирение между индуистами и мусульманами и за их совместную жизнь в независимой Индии. Джинна, следуя теории о "двух нациях" поэта и философа Алламы Мухаммада Икбала, стал поборником создания отдельного государства для мусульман индийского субконтинента, но не принимал концепции Маудуди.

В 1947 г. Джинна добился своего: историческая Индия была разделена на Бхарат (собственно Индия) и новообразование Пакистан (Страну чистых).

Разделение сопровождалось массовым бегством сторонников обеих религий в противоположных направлениях, что привело к кровавым столкновениям и гибели более миллиона человек. Мудуди тоже переселился в Пакистан, где обосновался в Лахоре. Там он продолжал свою борьбу, постоянно вступал в конфликт с властями, которые он обвинял в "светскости" и отступлении от истинной веры. Он боролся также против религиозных меньшинств, в первую очередь шиитов и мусульманской секты "Ахмадия" (она же "Кадиани"). За подрывную деятельность Маудуди неоднократно подвергался аресту и в 1953 г., в условиях чрезвычайного положения при хаотическом режиме генерал-губернатора Гуляма Мухаммада, был приговорен к смертной казни, но вскоре был помилован. Старый и больной, в 1972 г. он сложил с себя обязанности председателя "Джамаат-и ислами" и умер в 1979 г. в Соединенных Штатах, куда поехал на лечение (несмотря на свою враждебность к западной демократии).

"Джамаат-и ислами" еще существует в Пакистане, его возглавляет Кази Хусайн Ахмад, который продолжает бороться за исламское государство. Во время советской оккупации Афганистана "Джамаат-и ислами" поддерживал фундаменталистскую группировку "Исламская партия" Гульб-уд-дина Хекматияра. Сегодня Кази Хусайн Ахмад - один из самых громогласных поборников талибов в Пакистане и после событий 11 сентября так же, как и лидер ДУИ Фазл-ур-Рахман, был посажен под домашний арест. К руководящему составу "Джамаат-и ислами" принадлежит также директор школы "Хаккания" Сами уль-Хакк.

Причудливые законы

Во время своего владычества талибы приняли законы, которые многим казались просто "причудливыми". Но эти законы имеют свою логику: они основаны на крайне дословном толковании отдельных мест из Корана и прежде всего хадисов, внекоранических изречений Мухаммада, записанных его сподвижниками и переданных через длительную цепь посредников. Есть несколько собраний хадисов, называемых "Сахих" ("Подлинные"), хотя их подлинность часто весьма сомнительна. Одно из наиболее известных и авторитетных собраний хадисов составлено Аль-Бухари в IX веке, и именно на нем основывается большинство "причудливых" законов талибов. Например, мужчинам предписывалось непременно носить бороду, потому что у Аль-Бухари есть такие слова: "Пророк сказал: отличитесь от мушрикин (многобожники), отрастите бороду и усы".

В Коране нет однозначного запрета на изображение человеческой фигуры, но у Аль-Бухари находим хадис, в котором утверждается: "Пророк <...> проклинал <...> художников" и "Наиболее строгое наказание от Аллаха получат художники". Талибы запретили телевидение, ссылаясь при этом опять на Аль-Бухари, у которого есть хадис, гласящий: "Лицезрение харама ("запрещенные вещи") есть прелюбодеяние ока". Поскольку в хадисах ничего не говорится о "прелюбодеянии уха", радио разрешалось, лишь бы не передавало музыку. Ведь запрещалась и музыка, которая играет столь важную роль в суфийских обрядах, когда-то широко распространенных в Афганистане (крупнейший суфийский поэт Джалал-уд-дин Руми, автор "Духовных двустиший" родом из Балха, на севере Афганистана). И для этого запрета есть соответствующий хадис: "Сказал Пророк: среди моих последователей есть и те, кто считает законным пользование маазифом ("музыкальные инструменты" и вообще "музыка")... Аллах их истребит в ночи и опрокинет на них горы, остальных превратит в обезьян и свиней, и таковыми они останутся до Судного дня".

Это лишь некоторые примеры, но их можно было бы продолжить. Важно лишь отметить, что подобное толкование Предания большинство мусульманских юристов и богословов не поддерживают.

* Джованни Бенси - политический обозреватель Радио Свобода