12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Чустский изобретатель Набижан Джунаев: «Я добиваюсь приема у президента И.Каримова в течение 19 лет...»

31.05.2007 10:00 msk, Соб. инф.

Наука Узбекистан

«Я не могу попасть на приём к Исламу Каримову в течении девятнадцати лет его правления. Я написал ему более шестидесяти писем и ни разу не получил ни одного ответа…» - говорит Набижон Джунаев. О чем же пишет житель Чустского района Наманганской области Узбекистана лидеру своей страны? Что так страстно желает он донести до лидера своего народа, и почему верховный правитель лишь отмахивается от своего инициативного подданного, как от назойливой мухи?..

Чустский район Наманганской области отличается каменистостью почвы, что затрудняет сельскохозяйственные работы и снижает урожайность. Набижон-ака – строитель по специальности, трудовую деятельность начинал инженером производственного отдела ПМК, впоследствии став начальником этой организации, с 1990 года создал частную фирму. Еще в советские времена он стал автором двух изобретений. В годы независимости тоже не переставал выдумывать полезные для сельского хозяйства механизмы. Последний патент на изобретение он получил в марте 2006 года.

С 1979 года Набижон Джунаев занимается созданием машины, улучшающей мелиоративное состояние земель, очищающей слой обрабатываемой почвы от камней, корней и других вредных примесей. Это изобретение – предмет его особой гордости, а также проблем. Все последние годы изобретатель никак не может добиться изготовления и распространения своей машины в республике.

В начале, казалось бы, все шло хорошо. Изобретение было запатентовано и даже попало в поле зрения высокого начальства правительства Советского Союза, о чем свидетельствует следующая резолюция:

«Директору САНИИРИ тов. Духовному В.А. и начальнику ГСКБ по ирригации тов. Весманову В.М. Минводхоз поручает включить в план работ на 1986 год, АСНИИРИ выполнение НИР, а ГСКБ по ирригации проектирование и изготовление экспериментального образца машины для уборки камней и корней по предложению тов. Джунаева Н.Д. Разработку конструкции экспериментального образца и проведение его испытаний необходимо осуществить с участием САИМЭ и при авторском надзоре тов. Джунаева. Подпись: Б.М.Пожарский».

Изобретение Н.Джунаева было включено в программу механизации сельского хозяйства Узбекистана на 1999-2001 годы и внесено в реестр механизмов под шифром М.3.11. А улучшение мелиоративного состояния почвы в сельском хозяйстве Узбекистана было включено в программу Кабинета Министров республики на 2001-2010 годы.

Тогда, по указанию аппарата президента в Комитете по науке и технике было проведено несколько научных советов. Автору машины было рекомендовано произвести модернизацию машины и провести необходимые расчеты, а потом снова предложить включить ее в инновационную программу комитета по науке и технике.

С большим трудом и не без помощи добрых людей Джунаеву удалось в Чустском ремонтном производственном предприятии создать единственный экземпляр машины. При проведении испытания в полевых условиях машина показала свою высокую работоспособность. Это было подтверждено актами инженерно-технических работников района. Кроме того, республиканские специалисты по сельскому хозяйству, прибывшие в Чуст и участвовавшие в испытании машины, также высоко оценили ее. Специалисты, участвовавшие в испытании машины, отметили, что необходимо усовершенствовать лишь два узла рабочего органа.

Преисполненный надежд, Джунаев создал производственную фирму «Фарход тижорат» для дальнейшего внедрения машины в сельское хозяйство республики. Он заключил договор с ГСКБ по мелиорации по созданию экспериментального образца за номером ХД-02-022-096, предусматривающий начало работы в сентябре 1996 года и завершение ее в августе 1998 года. Договором предусматривалось оплата работ по созданию опытного образца машины в сумме 2160,0 тыс сумов. В качестве аванса Джунаев внес 100 тыс. сумов.

В декабре 1996 года руководители ГСКБ по ирригации приехали в Чуст. Специалисты, ознакомившись с единственным экземпляром опытной машины, которую Джунаев создал, убедили того, что лучше всего этот экземпляр отправить в ГСКБ и там его усовершенствовать.

«Это легче и дешевле, чем создать новую машину», - говорили они.

8 января 1997 года Джунаев погрузил свою машину в «КамАЗ», отправился в Ташкент и сдал ее в ГСКБ. Теперь перед Джунаевым стояла лишь одна проблема: надо было найти средства для оплаты работ, предусмотренных договором.

Однако вскоре Джунаева ожидал неприятный сюрприз: машина, которую с таким трудом создал Джунаев, бесследно исчезла. Изобретатель обратился в прокуратуру. Не будем обременять читателя подробностями долгого судебного разбирательства, перечислим только тех ответственных чиновников, которые до сегодняшнего дня тянут с разбирательством обстоятельств утери единственного опытного образца машины для уборки камней и корней обрабатываемой части почвы, которую в течении десяти лет создавал народный умелец, изобретатель Набижон Джунаев.

Это – прокурор Собир Рахимовского района города Ташкента К.И.Таджикулов, судья ташкентского городского хозяйственного суда К.А.Умаров, аппеляционная коллегия в составе судей Б.М.Баймакова, Х.Х.Джалилова, Ш.Ж.Худайбердиева, которая постановила о возбуждении уголовного дела по отношению руководству ГСКБ. Это следователь РОВД Сабир Рахимовского района Ф.М.Миркаримов, который в начале следствия строго отстаивал интересы истца и хотел даже заключить под стражу некоторых специалистов ГСКБ, а затем закрыл дело за отсутствием в нем состава преступления.

Наконец 17 февраля 2006 года суд вынес приговор: выплатить истцу 715.950 сумов (около $570,0). Ответчик был доволен. Ведь эта сумма практически равнялась той, которую в свое время Джунаев заплатил водителю «КамАЗа» за перевозку машины из Чуста в Ташкент. В беседе с корреспондентом ИА «Фергана.Ру» Набижон-ака заявил, что для создания аналогичной машины в настоящее время необходимо иметь более 18 миллионов сумов (около $15.000).

Набижан Джунаев говорит, что за девятнадцать лет правления И.Каримова он уже двадцать раз пытался попасть к нему на прием. Рационализатор отправил президенту более 60 писем, но ни на одно из них не получил ответа. В одном из писем Каримову Джунаев даже написал, что собирается объявить голодовку и устроить пикет на площади Независимости, выражая протест против бюрократического аппарата, который не допускает простых людей на прием к президенту. Придя на площадь, он уже собрался было развернуть свой плакат, когда к нему подошел милиционер и запретил проводить акцию протеста.

- Уходите отсюда, дядя, не создавайте мне проблему. Поймите меня правильно, у меня трое детей и старые родители, - просил несостоявшегося пикетчика постовой милиционер.

«Убедившись, что в этом государстве человек не может объявлять даже голодовку в знак протеста, я начал искать людей и организаций, которые мне помогут», - рассказывает Джунаев. Изобретатель отправился в Кыргызстан и в течении трех дней встречался с руководителем американского Комитета по защите прав и свобод человека и с корреспондентами зарубежных радио. Они пообещали ему оказать практическую помощь в обращении к мировому сообществу путем голодовки и пикета. «Практическая помощь» состояла в изготовлении плаката, содержание которого приводится ниже, и в создании условий для сидячей забастовки!

«ДОЛОЙ БЮРОКРАТИЧЕСКИЙ АППАРАТ ПРЕЗИДЕНТА!»

«ПОЗОР И ЕЩЕ РАЗ ПОЗОР ТАК НАЗЫВАЕМОЙ ДЕМОКРАТИИ УЗБЕКИСТАНА!»

И все-таки аксакал Джунаев продолжает надеяться, что президент Каримов окажет ему содействие в создании хотя бы одного экземпляра его уникальной машины. Несколько дней назад он опять написал президенту письмо:

«Уважаемый Ислам Абдуганиевич!

Я, Джунаев Набижан родился в республике Узбекистан, которую называю своей родиной. Мне сейчас 58 лет, сколько еще проживу известно только Всевышнему. Я считаю, что еще при моей жизни крестьяне должны увидеть и использовать хотя бы один экземпляр машины, которую я создал. После этого я согласен, если даже заклеймят меня всеми ярлыками «ваххабиста» или члена запрещенной партии «Хизбут-Тахрир» или даже подложат в карман наркотики или под другими предлогами - на ваше усмотрение. Можете заточить меня в тюрьму пожизненно, можете даже расстрелять меня, мне все равно».




РЕКЛАМА