15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Латинизация узбекского алфавита. Мнения из Ташкента

05.06.2007 09:48 msk, Соб. инф.

Узбекистан Анализ

Фотографии по теме: Галерея Ферганы.Ру

Мы продолжаем разговор о проблеме, связанной с переводом узбекского языка на латиницу. Чем было вызвано решение о смене графики? В чем заключаются достоинства и недостатки нового алфавита? Как латиница внедряется в повседневную жизнь? Каковы общие результаты этой реформы? На эти и другие вопросы отвечают узбекистанские ученые, политологи, общественные деятели, журналисты. Начало разговора на эту тему – в статьях «Латинизация алфавита. Узбекский опыт» и «Плоды латинизации узбекского алфавита. Комментарии специалистов».

Азиз Максумов, журналист

- В принципе, переход на латинскую графику определялся чисто политическими мотивами. Для того чтобы сделать побольше и попрочнее заслон «северному брату». Судя по всему, этот вопрос был поставлен и обсуждался при первом же визите турецкого лидера, который с самого начала, наверное, кроме всех других советов, дал и такой совет, что кончайте зависеть от Москвы, давайте переходите на латинскую графику, и это, наконец, оградит народ от тлетворного влияния марксизма, ну, и всего, что связано с северянами. После этого были введены достаточно жесткие запреты на преподавание классиков марксизма в школах и вузах. Рьяные наши патриоты нередко устраивали разносы, если видели в стенах университета портрет Горького или на книжных полках советскую литературу. Были разносы, многих снимали с работы, они подвергались анафеме и так далее.

Потом пришло некоторое отрезвление. Тем более что несколько поколений узбекистанцев всё-таки учились на кириллице, и им было нелегко освоить латиницу. К тому же это огромная проблема - как обеспечить всё это в материальном смысле. Миллионные затраты – на надписи, на делопроизводство в учреждениях, на предприятиях и так далее. Поэтому сроки окончательного перехода на латиницу неоднократно продлевались. Достаточно долго эта тема было постоянной темой обсуждения комиссий в Олий Мажлисе. Соответствующие комиссии два-три раза в год обсуждали вопросы выполнения закона о переходе на латиницу в районах, в областях, в министерствах. Каждый раз произносились речи о чьей-то вине, о формальном отношении к делу, о затягивании, недопонимании. Со временем стало ясно, что Турция не оправдала возложенных на нее надежд, и переход на латиницу принял вялотекущий характер.

Ну, а то, что сейчас власти фактически отменяют свое законное решение – это тоже абсолютно глупо. Философ Бердяев считал, что 15 лет – это уже одно поколение. И у нас уже целое поколение детей на этой графике в школах обучается. То есть, ситуация очень сложная. Наверное, наиболее правильный выход - это, разумеется, не возвращаться к кириллице, потому что тогда надо будет снова отменять латиницу и переучивать целое поколение, но в то же время и не форсировать переход. Я, во всяком случае, не вижу, чтобы сейчас были какие-то наказания, какой-то нажим и так далее. Поэтому мы имеем то, что имеем – малое количество газет и средств массовой информации использует латиницу, большинство - кириллицу. Хотя в кинофильмах все титры идут уже на латинице.

В общем, сложная ситуация. С трудом переучивается народ, кроме молодежи. Даже я, человек достаточно знакомый с латиницей, поскольку я когда-то иностранный язык изучал, даже я, проезжая, вижу какие-то лозунги или объявления, и если раньше мне достаточно было одного взгляда, и я уже с ходу понимал, схватывал на кириллице целое предложение, то сейчас мне приходится вчитываться, чтобы понять, о чем речь. То есть, чтение отнимает не в два, а в пять или в десять раз больше времени, чем на кириллице. Ну, а потом, кириллица - это все-таки интеграция, это возвращение каких-то связей с соседями, которые пользуются кириллицей, со странами СНГ. Так что, наверное, это будет долгий-долгий такой процесс воспитания, рассчитанный на десятилетия, когда уже естественным образом кто-то отомрет, а молодежь будет знать латиницу.

Наверное, я так думаю, будет рекомендовано большее внимание уделять изучению русского языка, кириллицы, чтобы постараться сделать народ богаче знаниями, свободно владеющим и латиницей и кириллицей. Наверное, это было бы самым мудрым решением. А пока мы потеряли не только время, но и фактически делаем безграмотными очень многих людей. Мы оторвали их не только от кириллицы, но и от большой литературы. Во многих селах, кишлаках уже забыт русский язык и, к сожалению, абсолютно не приобретен английский. Получилось, что, не выучив один язык, мы забыли другой. То есть, это противоречит даже объявленному лозунгу - «Не разрушай старый дом, не построив нового». Мы очень много потеряли, утратив кириллицу, русскую литературу и русский язык, и в то же время не выучили ни английского, ни по-настоящему латиницу (я имею в виду не молодежь школьного возраста, а людей в своей массе). А это всё сказывается на уровне общества в целом – и его культуры, и самосознания. Поэтому последствия печальны: из одного из наиболее грамотных и развитых среднеазиатских государств мы сейчас превратились в страну такую же среднюю, как наша Средняя Азия.

Вячеслав Ахунов, поэт, прозаик, художник

- Переходить на латиницу еще не закончили, а уже говорят, что у нас снова на кириллицу будут переходить. Я слышал, что это в связи с московской экспансией сюда – после андижанских событий.

- Это на народном уровне так говорится...

- Ну, народу все равно. Народу по барабану – что и как. Ему надоели все эти дела. Уже дважды на новый алфавит переходили – в 20-х и 40-х годах.

- Но сейчас уже невозможно вернуться к кириллице. Тем более что дети уже десять лет учатся на латинской графике.

- Почему невозможно? Что, у нас хорошо учатся, что ли?.. У нас нет учебы.

- А вы сами какие-нибудь тексты на латинице читаете?

- Ну, в магазине. Надписи бытовые, вывески. Иногда попадаются справки, но очень редко. Ну вот, например, эти «жэковские» бланки – они на латинице. Договора все эти бытовые.

- Можно ли сказать, что Узбекистан успешно переходит на латинскую графику?

- Я даже не знаю, это спорный вопрос. Я скажу, что может быть, в центре Ташкента, по трассам, где проезжает местный хан, – там, может быть, на нее уже перешли. А если брать глубинку, то не думаю – всё это очень проблематично.

- Как вы считаете, переход на латинский алфавит способствует интеграции республики в глобальное информационное пространство?

- Рано еще об этом говорить. Сам шрифт без человека – ничто. Если у нас интеллигенты не смогли интегрироваться в глобальное пространство… Хотя у нас нет интеллигенции в полном понимании этого слова. Есть и кандидаты, и доктора, и так далее, но у нас нет нормальных ученых, у нас псевдоученые. У нас такое псевдо… А молодежь – она быстро привыкает. Она спокойно может адаптироваться. Ну, а старшим, вроде бы и незачем адаптироваться. Если на самом деле интегрироваться с западным обществом, быть глобализированным, то этот шрифт нужен обязательно, он помогает. Потому что видна вообще оптическая связь с английским языком. Все зависит от точки зрения. Вот многие говорят – Россия, Россия… А там такой бардак в России сейчас творится, что я не назову ее хорошим примером для подражания. Все-таки у Америки есть многое – и твердость, и уверенность, в конце концов, за ней победа. Она победила в холодной войне. У нее есть и деньги и то, что мы называем современной культурой. Современная культура, современное искусство и современная наука – то, чего нет в России. В России никогда не было современной культуры и современного искусства. Была хорошая наука, было приличное вооружение. Была большая игла нефтяная – вот и всё. Конечно, я думаю, что со всеми надо нормально жить – и с Америкой, и с Россией. Они сейчас как бы сближаются, а получается снова смешная ситуация: патриарх все время фыркает в сторону Запада, за ним начинают фыркать какие-то политологи, которых сюда целая куча приезжает. Политическая шпана, как я их называю. Павловский, Мигранян – вот эти... Мигранян учит: «Давайте Киргизию разделим на две части - юг отдадим Узбекистану, а север Казахстану, и там не будет проблем». Лихо он кроет: почему-то Армению не вспоминает, Карабах не вспоминает, а здесь он лихо все перекраивает. А еще в МГИМО преподает…

Абдилло Таджибой угли, правозащитник

- Я считаю, что латинская графика себя не оправдала. Она, скажем так, «отупляет» узбекский народ на 50 лет вперед. До сих пор на «латынь» у нас переведены только школьные учебники до девятых классов. Потом школьники поступают в университет, а там все книги на кириллице. Поэтому, чтобы наши дети оставались грамотными, я выступаю за то, чтобы постепенно, - советуясь с учеными, чтобы не нанести ущерб, - отменить латинскую графику. В этом случае ущерба будет меньше, потому что за предыдущие 60 лет вся история Узбекистана, все учебники и научные труды - всё это было издано на кириллице. Так что, чтобы пользоваться всеми этими книгами, мы должны вернуться к кириллице. Потому что выходит слишком большая сумма, чтобы перевести всё это на латинскую графику и, кроме того, слишком много времени это займет. За 70 лет советской власти 50 процентов исторических и научных книг на арабской графике были переведены на кириллицу.

- А сама латинская графика вам нравится?

- Дело тут не в том, что «нравится» или «не нравится», а в том, чтобы от нее была какая-то польза нашему народу, государству – вот о чем речь.

- Вы помните, когда в начале 90-х был период дружбы с Турцией, то предполагалось, что жители новых тюркоязычных стран смогут общаться на едином алфавите, например, читать книги турецких авторов, и наоборот…

- Не только турецкие книги, многие рассказывали, что турки убеждали переходить на «латынь», поскольку все компьютерные программы тогда были на латинской графике. Вот таким путем они заморочили голову народу, и мы приняли этот закон.

- Ну, тогда программного обеспечения на кириллице, может, и не было, но сегодня и на кириллице, и на китайском, и на японском почти все программы работают...

- Да, и даже на арабском можно найти. Просто нужен был повод, чтобы провести эту реформу и отбросить грамотность на 50 лет назад.

- Как, по-вашему, молодежи помогает то, что обучение сейчас ведется на латинице?

- Большинство людей, которых я знаю, ради будущего своих детей и внуков отдают их в русскоязычные школы, чтобы они учились там на русском и на кириллице. И я тоже в том числе – я отдал своего внука в русскоязычную школу. У каждой нации молодежь должна языкам учиться. Но для этого же не надо менять графику, делать латинскую графику государственной. Это бесполезная, я думаю, вещь.

- Вы знаете, что сейчас читают молодые люди?

- Сейчас век компьютеров, поэтому многие, я вижу, сидят у компьютеров. Там легче найти нужную информацию, нужные книги. Ну, а в учебниках… На «латыни» нет книг великих писателей, великих поэтов, а просто переведены учебники до 8-9 классов и всё. Отупевает будущее наше, понимаете?..

- Ну почему же, вот, например, Алишера Навои уже перевели на латиницу, других классиков...

- Сейчас важна не только художественная литература, но и научные книги – в науке же много разных направлений. Подумаешь – Алишера Навои перевели на «латынь»... И что, тот, кто в науке работает – он будет Навои читать на латинской графике?..

- Как вы думаете, правительство выполняет свою собственную программу по переходу на латиницу?

- По-моему нет – большинство местных все равно пишут на кириллице. Так что пока такого массового перехода я не вижу. Правительство, по-моему, хочет видеть народ неграмотным, чтобы легче было управлять им.

- Узбекский язык собираются окончательно перевести на новую графику к осени 2010-го, то есть до этой даты остаётся всего три года. Как вы считаете, завершится переход к этому сроку?

- Не знаю, многие ведь до сих пор не прочли на «латыни» ни одной книги. В книжных магазинах на «латыни» только какие-то брошюрки лежат, какие-то детские сказки. Но посмотрите, есть ли там законы, или хотя бы Конституция… То есть о чем разговор? Ребятам из детсада, начальной школы еще можно купить азбуку, какие-то брошюрки. А остальное-то, самое главное, не выпускается. Как же за оставшиеся три года мы сможем перейти на «латынь»? За столько лет ничего не сделали…

- Ну, если в принудительном порядке запретить издавать книги на кириллице, деваться будет некуда – придется переходить.

- И что, если правительство отдаст приказ перейти на «латынь», вы думаете, все книги пойдут нарасхват? А что пойдет нарасхват – вот эти брошюрки что ли, или какие-нибудь азбуки? Тогда народ вообще ничего не будет покупать.

Гульсара Вафаева, политолог

- Это была очень большая глупость, что мы на латиницу перешли. Еще имело бы смысл переходить, если бы был тюркский алфавит, и мы перешли бы на тюркский алфавит. Но его же не существует...

- Как вы считаете, что повлияло на решение о смене графики?

- Я считаю, это обуславливалось тем, что… Понимаете, интеллигент – это не просто человек с дипломом, это человек, обладающий духовной культурой, принципами, духовными ценностями. К сожалению, среди нашей узбекскоязычной интеллигенции таких не очень много. Во времена Советского Союза многие считали, что они обойдены только потому, что не знают русского языка. Они не понимали, что они обойдены потому, что у них действительно нет подлинного «веса». И вот это чувство, мне кажется, вот эти настроения – отыграться, какие-то не очень умные амбиции сыграли в принятии этого решения большую роль.

- Но может быть, это из-за того, что кириллица в свое время тоже насильственно навязана была, в 1940-м году?

- Ну, некоторая часть интеллигенции, наверное, так и думала. Но понимаете, это уже произошло, мы уже восприняли кириллицу. А сейчас мы теряем огромный пласт литературы. Перевести эти книги на латиницу так трудно… Сколько книг было переведено на узбекский, написано - по всем отраслям наук... А теперь эти книги мы теряем. Вы знаете, какая огромная нехватка книг сегодня ощущается? Именно в школах, именно в вузах. А вы знаете, какое огромное количество ошибок совершают, когда пишут на латинице?..

- Учебники для вузов сейчас на кириллице или на латинице?

- Пока еще на кириллице.

- То есть, школьники, полностью отучившиеся на латинице, поступая в вузы, вынуждены пользоваться учебниками на кириллице?

- Да. Огромное количество безграмотных получается. Ни там мы, ни тут… В общем, я считаю, что это было очень глупое, непродуманное решение, принятое из-за каких-то амбиций. Эти люди сегодня любят себе приписывать, что якобы они чуть ли не с оружием в руках завоевали независимость… Вы знаете, какая это глупость. Мы получили независимость только потому, что реформаторы в России во главе с Ельциным окончательно поняли: эту гангрену нужно отрезать, иначе мы утонем все вместе. Надо спасать Россию, а остальные никуда не денутся. Вот так это всё решалось, с моей точки зрения, в 1991 году. Когда центробежные силы вырвались наружу, стало ясно, что Союз не спасти. И реформаторам тоже стало ясно: если Союз еще можно сохранить, то надо менять принципы, на других принципах объединяться. Это было правильное решение. Как следствие таких вот объективных и субъективных причин и была обретена наша независимость. А они любят приписывать себе эти заслуги, и решение о переходе на латиницу, мне кажется, было принято под влиянием подобных амбиций.

- Вы не могли бы внятно объяснить, что мог бы дать переход на латиницу в случае успешного завершения реформы? Школьники стали бы лучше учиться, лучше знать языки, ученые стали бы интенсивнее писать научные труды, выпускать больше литературы, резко увеличилась бы информационная база? В чем бы это проявилось?

- Не могу вам внятно этого объяснить... С моей точки зрения, смена графики нам ничего не дала. В то время из тюркоязычных стран латиница была только в Турции, и только из-за Турции они эту глупость сделали. Это вообще… Я даже ни одного мотива нормального найти не могу, чтобы найти объяснение этой глупости. Я считаю, что это очень непродуманное решение.

- А как вы оцениваете сам процесс внедрения латиницы в Узбекистане?

- Мне кажется, это создало ужасную неразбериху - и в документах, и в книгах, и в наших мозгах, - мы стали и там неграмотные, и тут неграмотные.

- В законе о переходе на латиницу говорится, что новая графика поможет республике войти в мировую систему коммуникаций. Что это за система мировой коммуникации? Помог ли переход на латиницу в нее войти?

- Входить в мировую систему коммуникаций – это, конечно, здорово, но вы понимаете, на нашем континенте есть две великие державы – Россия и Китай. И я уверена, что в XXI веке будет три ключевых игрока - США, Россия, Китай, ну и еще Европа. Прошедшие 15 лет показали, что в ближайшее время мы не сможем выйти из-под влияния России. И не надо, наверное, этого делать. Да - надо оставаться патриотами, да - надо сохранять независимость, но я за такую независимость, чтобы моя страна процветала. Дружить и поддерживать тесные связи с великой державой – почему бы этого не делать? И я не знаю, в какие там коммуникации мы должны входить, но я считаю, что актуальность русского языка для нас в ближайшие 50, а может 100 лет, совершенно не пропадет. Мы ближайшие соседи, и Россия уже смогла оправиться и восстановить свои позиции в мире, она не собирается их терять и не потеряет: у нее очень большие ресурсы – и человеческие, и духовные, и энергетические.

- А как молодежь? Она сегодня лучше приобщается к мировой культуре? Входит в мировую коммуникацию?

- Да нет. Во-первых, молодежь не читает совершенно, потому что телевизор, компьютер дают им достаточно информации и их очень трудно заставить читать. Нынешнее поколение мало читает - это общеизвестно. Может, единственный довод в пользу латиницы, что она помогает изучать романские и германские языки. Но я еще раз говорю: мы всегда будем в сфере влияния России, поэтому мне кажется, что все равно русский язык своей актуальности в нашей стране не потеряет.

- В чем стало лучше по причине перехода на латиницу? Ну, допустим, общение в Интернете облегчилось - тем, кто находится за границей, стало легче печатать на клавиатуре, где нет кириллицы. А еще?

- Я считаю, что это породило больше проблем, чем облегчило жизнь. Мы очень многое потеряли. Потеряли огромное количество книг, сейчас надо всё заново переводить. Потеряли огромное количество людей, которые ни на латинице не являются грамотными, ни на кириллице. Может, для новых поколений мы что-то и облегчили, не знаю... Но мне кажется, вред был больший.

- Существует какой-то выход из этой запутанной ситуации?

- Пока не поздно, надо давать ход назад. Понимаете, латиница еще полностью не внедрилась и урон, который она нанесла, мне кажется, еще можно с наименьшими потерями ликвидировать. Поэтому быстрее надо давать ход обратно и возвращаться к кириллице. Изначально латиница такой же чужой нам алфавит, как и кириллица, поэтому я не понимаю, зачем нам за нее держаться. Смысла в этом не вижу.

Марат Захидов, директор узбекского отделения мировой базы данных в области образования и научного обмена (Страсбург)

- В начале 90-х у нас была политика ориентации на Запад, и переход на латиницу был одной из форм, чтобы приблизиться к Западной Европе, к Соединенным Штатам. Но это, на мой взгляд, была совершенно ненужная затея. Тем более что с правильной латиницей, то есть с сопоставлением букв и звуков не справились. Вот, например, буква «x» - из латиницы взяли, как «икс» читается, и - «h»… То есть, много такого, что формально было внедрено в латиницу, а ничего рационального не получилось, кроме того, что целое поколение стало безграмотным. Хотя, в общем-то, у нас используют и кириллицу, и латиницу.

- Значительная часть интеллигенции в конце 80-х выступала за необходимость возвращения к арабской графике. Почему же все-таки перешли не на неё, а на латиницу?

- Ну, я думаю, что переходить на арабскую графику было бы вообще катастрофой. Латиница еще как-то: все изучали языки иностранные в школах… А интеллигенция – она много чего говорила в то время и всё, что они выдвигали, равно как и всякие эти «Народные фронты», в определенной степени было безумием, поскольку это было желание выделиться, выбрать какой-то особый путь. Не с этого надо было начинать. Арабская графика – за нее выступали определенные люди, которые… Некоторые начали изучать в то время арабский язык, но дальше двух-трех-четырех занятий у них дело не пошло. В общем, я думаю, что образовательный процесс у нас стал довольно-таки вялым, мягко выражаясь, по той причине, что начали вводить различные новшества, с моей точки зрения очень неудачные. Надо было осмотреться, почувствовать, что такое жить в независимом государстве, а потом уже приступать к таким кардинальным реформам. А если бы попытались перейти на арабскую графику – тогда вообще ничего бы не получилось. Латиница – это еще куда ни шло, а на арабскую графику смотреть – это все равно, что на иероглифы.

Вообще, за арабский алфавит больше выступали люди, которые были близки к религии. Эта тенденция наблюдалась в Ферганской долине, это я хорошо знаю. За латиницу – это, в основном, в Ташкенте. Мухаммад Салих, который прекрасно владел турецким языком, прекрасно его знал, он был поэтом, писателем, учился в Литературном институте, как-то был связан с турецкими этими… Ну, и в то время был определенный ажиотаж – что надо идти по пути Турции. Это, конечно, с одной стороны правильно, потому что Турция сохранила стабильность в неспокойном регионе, Турция развивается как светское государство, и в то же время там признаны все религии, в этом отношении там очень много сделано, Турция демонстрирует хороший экономический рост. Поэтому было, конечно, турецкое влияние в начале 90-х годов, и они были заинтересованы, чтобы по их пути пошли развивающиеся страны. Это целиком объяснялось, с моей точки зрения, все-таки экономическими причинами, а со стороны нашей интеллигенции это была просто мода – что-нибудь новое вносить. Ну вот, и довносились.

- А вы не помните тюркский форум в начале 90-х годов в Турции, когда турки уговаривали руководителей тюркоязычных стран переходить на латиницу?

- Да, тогда вообще начали развиваться пантюркистские настроения, Турция пыталась стать гегемоном среди близких тюркоязычных стран, государств Центральной Азии. Ну, вы понимаете, что в наших условиях сейчас объединяться на основе языка, на основе религии… На сегодняшний день, на мой взгляд, самый цивилизованный путь объединения – это то, что происходит в Западной Европе.

- Многие утверждают, что принятый вариант латиницы не совсем подходит для узбекского языка…

- Абсолютно не подходит. Я присоединяюсь к той точке зрения, что она совершенно не отражает звуковое богатство узбекского языка. Вот кириллица – всё, что угодно можно было говорить, кириллица – она отражала очень полно. В латинице у нас 26 букв, если взять алфавит, а в узбекской кириллице – 35, и она лучше выражает сочетания звуков. А сегодняшняя латиница хуже выражает сочетания звуков. Чем больше букв – чем лучше выражение звуковых сочетаний. А у нас это отменили и сейчас из нескольких букв составляют одну - точно так же как в английском - «ch», «sh», и люди путаются. Должен сказать, что даже те, кто умеют писать на латинице, все равно пишут вразнобой. Где-то одну букву используют, где-то сочетание – кому как хочется.

- Как вы думаете, в Узбекистане читают книги других тюркских авторов, изданные на латинице?

- Абсолютно не читают. И своих-то… Если читают, то единицы. Во-первых, нет стремления, а во-вторых, не знают их. Да и кто будет читать? Хорошо, вот я владею латиницей. Но я не люблю читать на латинице, если только необходимость не возникает – прочитать письма и так далее. А литературу я читать не буду. Мне легче на английском прочитать, чем на латинице. Скажу больше – литературу и не издают на латинице.

- По госзаказу издают, какой-то процент…

- Но это заказные книги, они не представляют никакого интереса. И хокимияты заставляют покупать эти книги различные организации. Но это же маразм… Да и посмотрите на тиражи. Раньше стотысячные тиражи были нарасхват, а сейчас 2-3-4 тысячи тираж - уже целая проблема продать. Издание книг становится невыгодным.

- Что же в таком случае читает молодежь?

- Ничего. Они лазят по Интернету, если владеют русским и узбекским. А те, которые не владеют русским языком, – они практически ничего не читают.

- Как вы считаете, латиница помогает в области науки? Химии, физики, медицины?

- Нет. Если только человек не знакомится с литературой, изданной на латинице, то не помогает. Это мое личное мнение и мои наблюдения. Я прочитал некоторые учебники, и меня чуть кондрашка не хватила. В учебнике истории вообще был маразм сплошной, а что касается научной литературы – я прочитал «Физику», учебник, изданный на латинице, - это очень печально... Я считаю, что изменение алфавита было катастрофой для Узбекистана. Ну, посмотрите, какое нерациональное использование. Вот едет машина по шоссе. Раньше, если ты даже пролетаешь, то у тебя в голове отражается сразу целое название населенного пункта, когда же начали писать на латинице – вообще ничего непонятно стало. Надо же в таких случаях исходить из практической стороны дела. Знаки на дорогах должны служить тому, чтобы правильно ездить, а не тому, чтобы люди останавливались и переспрашивали. Всё это, к сожалению, не только в языке. Но что поделаешь – у нас что прикажут сверху сделать, то и считается правильным.

- А как вы еще соприкасаетесь с новой графикой в жизни – что-нибудь читаете, пишете на ней?

- Я знаю английский свободно, я владею латиницей, я по-русски могу писать на латинице… Если я нахожусь за границей и в моем компьютере нет кириллицы, то я использую латиницу. Потому что я знаю все эти сочетания и слова могу составить худо-бедно. Но речь-то идет о массовом использовании, речь идет о массовой деградации. Поэтому у нас и образование на таком уровне. Можно сказать, что у нас была какая-то национальная программа, а этот переход на латиницу все сбил.

- Как вы думаете, почему страна окончательно не переходит на латиницу? То на 2005 год был запланирован полный переход, то отодвинули этот срок на 2010-й?

- Я вам больше скажу: даже на узбекский язык - и то не могут окончательно перейти. Официальные письма и документы нередко составляются на русском языке. Это так же как в странах, которые когда-то находились под протекторатом Англии, было два языка – английский и местный. И там тоже стараются на английском языке говорить. Это уже вошло в кровь. А если это вошло в кровь, зачем это менять? Зачем надо было отказываться от русского языка, который является языком ООН? Все равно будут общаться с Россией. Для интеграции нам вполне подходит русский язык – зачем менять один язык на другой? И то, что русский для основной массы потерян – это очень негативный фактор.

- Каковы промежуточные итоги перехода на новую графику? Стал ли выше уровень образованности, грамотности? Облегчилось ли приобщение к мировой науке, культуре?

- Нет... От мировой культуры мы вообще отходим. Скажу категорично: на сегодняшний день это катастрофа. Образовательный процесс оказался в руках у людей, которые не могут руководить образованием. Поэтому сухой остаток такой: латиница ничего не дала, чтобы уровень образования в стране стал выше. На мой взгляд, она не оправдала надежд. В переходный период надо было в первую очередь решать другие вопросы, в той же образовательной сфере. И потом уже смотреть, что получится. А это получилось навязывание населению того, чего оно не хотело.