13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Афганцы в России: Дружная и многонациональная диаспора в сто тысяч человек

26.06.2007 00:31 msk, Н.Зотова

Россия Общество

На снимке: Гулам Мохаммад. Фото с сайта Svoboda.org

Материал подготовлен в рамках совместного проекта ИА «Фергана.Ру» и портала «Афганистан.Ру».

Информагентство «Фергана.Ру» уже достаточно подробно освещало историю создания и деятельность в России общин выходцев из Центральной Азии (см. раздел "Миграция"). Сегодня мы представляем вниманию читателей рассказ об афганской диаспоре. Мы беседуем с господином Гуламом Мохаммадом, президентом Делового центра «Отечество».

Фергана.Ру: - Как Вы оцениваете численность афганской диаспоры в России?

Гулам Мохаммад: - Мне хотелось бы начать рассказ с истории создания общины. В 1992 г., после падения правительства Наджибуллы, когда началась гражданская война, почти вся интеллигенция уехала из Афганистана в разные страны. Мы приехали в Россию; и это не было случайностью, поскольку мы учились здесь, в этой стране остались наши друзья. Те годы были тяжелым периодом и для нас, и для России. Те надежды, с которыми мы приехали сюда, не оправдались, потому что России до афганцев не было дела. Поэтому мы оказались в таких условиях, что ни эта страна, ни международное сообщество не могли оказать нам никакой помощи. В России чувствовалась дискриминация по отношению к афганцам, приехавшим сюда; мы не были желанными гостями.

Стенд афганской общины на праздновании Навруза в 2007 году (Москва, ВДНХ)
Стенд афганской общины на праздновании Навруза в 2007 году (Москва, ВДНХ)

Поскольку абсолютное большинство афганцев не имели никаких документов, нужна была какая-то официальная организация. Для того, чтобы любая организация была признана у афганской общины, она должна была быть избрана. В феврале 1997 г. прошли тайные выборы руководства афганского делового центра, совета директоров и заместителей руководства. Так появилось некоммерческое партнерство «Афганский деловой центр», который, по сути, выполнял работу диаспоры. Центр был официально зарегистрирован органами государственной власти.

В те годы мы считали, что в России около 150 тысяч афганцев, из них в Москве 30-50 тысяч. Цифры колебалась потому, что многие люди приезжали и уезжали. Часть афганцев рассматривала Россию как временное прибежище для приобретения официального статуса на Западе. Тем не менее, абсолютное большинство афганцев осталось здесь. Сейчас мы насчитываем порядка 100 тысяч выходцев из Афганистана по всей России, и около 25-30 тысяч человек - в Москве.

В настоящее время в гостинице «Севастополь», где находится Деловой центр «Отечество», зарегистрировано пятьсот фирм, в которых официально работают около четырех тысяч индивидуальных предпринимателей. Когда мы начали свою работу в «Севастополе», мы поставили перед собой задачу узаконить деятельность афганцев. Это было сложно, потому что мы по своему менталитету привыкли, что закон – это власть. Кроме того, афганцы около тридцати лет жили вне закона. Была революционная ситуация, и в дальнейшем не было принято никаких законов; затем моджахеды пришли к власти…Таким образом, целое поколение выросло в стране, где были правила, существовали какие-то нормы, а официальный основной закон в стране не существовал. Поэтому приучить людей к тому, чтобы они вели себя в рамках закона – это был для нас самый тяжелый этап.

К счастью, нам это удалось, поскольку мы вели хорошую воспитательную работу. Для воспитания своих людей, для того, чтобы они привыкли к соблюдению законности Российской Федерации, нужна была культурно-просветительская работа. Для этого мы организовали внутреннее телевидение в гостинице «Севастополь»; выпускаем ежедневную газету. Был период, когда у нас было даже семь-восемь газет, но сейчас - официальная ежедневная газета одна; также есть еженедельные и ежемесячные издания.

Мы много думали над тем, что можно сделать для воспитания своих будущих поколений, молодежи. Это нас очень заботило, потому что был период, когда наша молодежь привыкла приходить на работу с бутылкой пива. Было ужасно, что это видели дети... Поэтому для воспитания молодежи мы организовали занятия при нашей мечети, чтобы мулла проводил с ними неофициальную работу. Мы хотели привить им мысль о том, чтобы они нормально вели себя в той стране, где мы работаем и живем. Но этого тоже было недостаточно, т.к. в мечеть подростки начинают ходить у нас где-то после 13-14, или 15 лет. Но необходимо было заниматься детьми и более младшего возраста. Их не принимали в обыкновенных школах, т.к. не было регистрации. А дети все равно приходили со своими родителями сюда. И мы для них организовали школу. Все расходы на школу Центр берет на себя. Система образования там смешанная; программа афганская, и дополнительно российская.

Фергана.Ру: - На каком языке ведется преподавание в школе?

Гулам Мохаммад: - На национальных языках, дари и пушту, и на русском. Кроме создания школы, в нашей культурной деятельности можно отметить то, что в течение десяти лет мы отмечаем здесь все религиозные и национальные праздники. Иногда совместно с посольством, иногда самостоятельно.

Афганцы танцуют на праздновании Навруза в 2007 году (Москва, ВДНХ)
Афганцы танцуют на праздновании Навруза в 2007 году (Москва, ВДНХ)

Отмечу, что в последние годы, когда к власти в Афганистане пришли талибы, и до этого периода национальный вопрос в стране стоял крайне остро. Существовали противоречия между пуштунами, таджиками, узбеками, хазарейцами и другими национальностями. Здесь в России наша культурно-просветительская работа дала возможность, чтобы мы этого почти не заметили. Почти без кризиса обошлись. И это была большая победа, потому что не было, и нет такого коллектива в Афганистане, и на Западе, где бы выходцы из всего Афганистана вместе молились, работали и общались. До сих пор существует практика, что пуштуны, хазарейцы, таджики отдельно ходят на молитву. В нашей общине так не происходит. В руководстве Центра оказались люди надежные, которые представляли интересы всех национальностей. Еще раз повторю, что это была большая победа, когда среди нас здесь не проявился национализм или религиозный экстремизм.

Безусловно, делались попытки очернить наш коллектив и по политическим мотивам, и по религиозным. Более того, где бы ни упоминались наркотики в СМИ, сразу называются афганцы. Принятый штамп – «афганский героин». Но самое главное, наша заслуга в том, что афганская община не связана с наркотиками. Мы тщательно следим за этим, у нас есть договоренность между руководством общины и всеми членами, что подобного у нас не может быть. И это в наших же собственных интересах, поскольку правоохранительные органы пристально следят за деятельностью Центра.

Фергана.Ру: - Еще одним распространенным штампом в СМИ является высокий уровень преступности в этнических общинах.

Гулам Мохаммад: - Отмечу, что в афганской общине самый низкий уровень преступности и по Москве, и по стране в целом. Он гораздо ниже 1%. Вы можете посчитать сами. В настоящий момент в местах заключения находятся 46 афганцев, осужденных преимущественно за бытовые преступления. Всего же афганцев в России порядка 100 тысяч, таким образом, процент получается значительно меньше единицы. Поэтому считается, что у нас самая некриминальная и самая дисциплинированная диаспора в Москве. Кроме того, важный момент заключается в том, что мы не допускали к себе рэкетиров. А ведь был период, когда это явление было очень широко распространено. К счастью, компактное проживание дало нам возможность противостоять любой агрессии. Просто мы все встали на защиту своих интересов. Поэтому в нашей среде нет бандитизма, следовательно, нет и оружия.

Делались попытки как-то связать афганскую диаспору с войной, которая велась в Чечне, говорилось, что там якобы кто-то участвовал из наших соотечественников. Но я могу ответственно сказать, что нет ни одного факта, подтверждающего, что кто-то из московской общины принимал участие в чеченских событиях.

Сам факт существования нашей организации оказывает большую помощь государству. Ведь если бы, афганцы, допустим, жили разрозненно по всей Москве, в сложной экономической ситуации (а у многих был хороший боевой опыт в городах и горах), они обязательно попали под влияние криминальных структур. Поэтому с точки зрения безопасности компактное проживание афганцев выгодно, потому что правоохранительные органы могут контролировать нас. Это естественно. Во-вторых, после регистрации фирм мы платим налоги в бюджет. Мы не сидим на шее москвичей, но ежемесячно, ежегодно платим большие суммы государству. Это тоже немаловажно. Вместо того, чтобы мы, как беженцы, просили что-то от правительственных организаций, мы оказываем законную помощь государству в виде налогов.

Афганцы танцуют
Афганцы танцуют

Фергана.Ру: - Где живут афганцы? В самой гостинице «Севастополе» или в других местах?

Гулам Мохаммад: - Живут по всей Москве семьями. Был короткий период до 1998 года, когда мы и жили здесь, и работали. Но почти восемь лет каждый живет в квартире, своими семьями. Кто-то снимает квартиры, кто-то купил; купили дачи. Жизнь налаживается. Самое главное, что афганцы экономически самостоятельные и независимые люди. Я хочу подчеркнуть, что это единственный коллектив афганцев в мире, который считает себя самостоятельным, экономически независимым. Афганская диаспора живет здесь достойно, соблюдая законы Российской Федерации, законы своей общины. И в случае нормализации обстановки в Афганистане, большинство наших соотечественников желает помочь родине. И участвовать в построении нового общества в той стране. Я думаю, что это наша мечта, и обязанность.

Фергана.Ру: - Возможно, люди уже привыкли жить в России?

Гулам Мохаммад: - Мы привыкли здесь жить, нам нравится жить в России. Но я думаю, что ни один человек не может быть безразличен к судьбе своей страны. Потому что, когда мы видим, что происходит в Афганистане, мы чувствуем боль. Я все-таки уверен, что никто до сих пор, к сожалению, не задавался вопросом, что чувствует сам афганец, что он хочет. Всегда им навязывали свои идеи. Люди западных стран воспитывались в условиях, когда нет ни голода, ни разрухи; без света, без воды, без жилья они вообще не жили. Они воспитывались в школах, где мальчики и девочки учились вместе. Они не понимают тех ценностей, которые приняты в Афганистане. Ценности, которые существуют в Афганистане и на Западе, разные. Базовые принципы в какой-то мере одинаковы, но есть принципы, которые в корне отличаются, Допустим, перед наемным солдатом, которого послали в Афганистан, стоит человек старшего возраста, с бородой. Для солдата это просто физическое существо, которого можно обыскать, унизить… А для афганцев это символ уважения, старейшина. За ним идут до последнего. Но сейчас перед лицом афганцев унижаются и старейшины, и женщины. Солдаты без всякого предупреждения, с оружием в руках, врываются в дома, обыскивают женщин, старейшин, унижают их. Они не понимают, что это плохо; не понимают, что просто невозможно, чтобы афганец за это не отомстил; и сами дают почву для вооруженной борьбы. Иностранцам нужно понять, что таким способом, как они действуют сейчас, мира на земле Афганистана не достичь. Я полагаю, что мы должны быть востребованы в своей стране; приносить ей пользу.

Члены афганской общины (по бокам)
Члены афганской общины (по бокам)

Фергана.Ру: - В каком правовом положении сейчас находятся выходцы из Афганистана в России?

Гулам Мохаммад: - Существуют большие проблемы с получением статуса беженцев. Когда принимается решение по делам всего нескольких человек в год – это не выход. Фирмы, созданные нами в гостинице «Севастополь», сейчас практически единственный способ официально подтвердить свое правовое положение. Кроме того, не секрет, что многие люди пытаются жениться здесь. Это тоже один из путей, благодаря которому большинство афганцев получили российские паспорта. В провинциях, областях, других городах России положение немного лучше, поскольку там проще с определением статуса. Им дают определенные документы, которые позволяют работать. Но возникает ведь другая проблема у беженцев, которая до сих пор в правовом положении не указана. Допустим, человек уже находится на стадии оформлении паспорта. А где он должен быть зарегистрирован? Нет жилья, значит, он не может получить паспорт. Все знают, что приобретение жилья в Москве и Московской области проблематично. Сейчас, после наших неоднократных обращений в Федеральную миграционную службу, они предоставляют афганцам документ о временном убежище, и на основе этих документов мы оформляем их на работу. В документе указано: «С учетом особенностей правового положения указанных лиц на территории РФ полагаем возможным осуществление ими трудовой деятельности без получения разрешения на работу”. Теперь работодателей хотя бы не штрафуют; ведь штраф в 400-800 тысяч рублей это слишком большая сумма для наших фирм. Но вопрос окончательного определения статуса людей пока остается открытым.

Фергана.Ру: - Какова ситуация в других городах России? В Москве существует ваш Центр, который помогает своим соотечественникам. Что происходит в городах, где также много афганцев?

Гулам Мохаммад: - Вторая по численности община афганцев находится в Санкт-Петербурге. Там представители государственных органов относятся с большим пониманием к определению правового статуса афганцев, чем в других городах. Много афганцев в Минске. Это другая страна, но в Беларуси большая община наших соотечественников. Там положение хорошее, они получают нормальные документы, у них нет проблем с миграционной службой. Но с работой там тяжелее. Где легче с документами, тяжело с работой. Кроме того, значительное число афганцев находится в Ростове, Иваново, Краснодаре, Ульяновске, Воронеже, Ставрополе, Московской области, Рязани, Уфе, Казани, и даже Якутии.

Фергана.Ру: - Чем живет община? Что объединяет людей в повседневной жизни?

Гулам Мохаммад: - Мы собираемся в выходные, летом выезжаем за город своей компанией. Проводим музыкальные вечера, наши исполнители дают концерты. Мы создаем поводы для встреч; собирается и молодежь, и взрослые люди. У нас праздников много; отмечаем и российские праздники, и свои праздники. Скучно не бывает.

Фергана.Ру: - Вы говорите, что ряд афганцев женятся на русских девушках. Это распространенная ситуация? Или все же люди находят себе жен, невест в своем кругу?

Гулам Мохаммад: - Бывает по-разному. Сейчас выросло новое поколение; они не были в Афганистане. Им трудно представить, что невесту можно сейчас пригласить оттуда. На встречах и праздниках, которые проводит община, мы, в том числе, создаем повод для знакомства молодых людей. Большинство афганцев находят невест в нашей общине, но есть и такие, что немаловажно, которые создают семьи с россиянками.

Фергана.Ру: - Какова сфера занятости афганцев?

Гулам Мохаммад: - В основном, это торговля товарами народного потребления. Торговля ведется не только в фирмах, зарегистрированных в гостинице «Севастополь», но и на многих рынках, например, Черкизовском, Покровском, Царицынском и других.

Фергана.Ру: - Постановление об ограничении допустимой доли иностранцев, занятых в розничной торговле, которое вступило в силу с 1 апреля, как-то заметно повлияло на ситуацию?

Гулам Мохаммад: - Мы были готовы к этой ситуации, поскольку фирмы уже были зарегистрированы. Если бы мы сейчас были поставлены перед фактом, то это действительно было бы очень тяжело, потому что зарегистрировать фирму, с такими очередями очень непросто. А так обошлось без потерь.

Фергана.Ру: - Посещают ли афганцы московские мечети? Или собираются на молитву и праздники отдельно?

Гулам Мохаммад: - Когда-то мы тоже пытались посещать мечеть на проспекте Мира. Сейчас у нас есть отдельное место для удовлетворения духовных потребностей людей.

Фергана.Ру: - Когда люди умирают… они остаются в Москве?

Гулам Мохаммад: - Это очень важный вопрос. Похороны происходят в том месте, где пожелал умерший. Если он выражал желание быть похороненным в Москве, то он остается здесь. Часто так происходит в тех случаях, когда не осталось родственников в Афганистане; в силу разного рода событий все уехали из страны. Есть определенное место на Хованском кладбище, где мы хороним наших соотечественников. В любом другом случае мы отправляем умершего на родину; и все расходы берет на себя Центр.

Фергана.Ру: - Напоследок хотелось бы вернуться к Вашему утверждению, что афганская диаспора в России - очень интеллигентная. Скажите, пожалуйста, на чем основано это мнение?

Гулам Мохаммад: - Мне хотелось бы отметить, что в Россию приехала элита Афганистана. Среди нас было около 100 министров и губернаторов, 200 генералов, 200 докторов наук, 15 тысяч специалистов народного хозяйства, 5 тысяч военнослужащих. Это люди с одним – двумя высшими образованиями; люди, которые в течение 12-15 лет управляли государством. И поэтому мы говорим, что у нас самая организованная и интеллигентная диаспора. Все, от солдата до генерала – работают честным трудом.

Материал подготовила Наталья Зотова – шеф-редактор ИА «Фергана.Ру», кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН.






  • РЕКЛАМА