16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Центральная Азия: Продолжение разговора о поисках путей интеграции

03.07.2007 11:29 msk, Э.Кабулов

Россия Интервью

Как «Фергана.Ру» уже сообщала ранее, 26-29 июня в Худжанде (Таджикистан) прошла международная конференция «Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы». Наш корреспондент взял интервью у одного из ее участников - профессора Новосибирского университета Владимира Никитовича Пластуна.

В.Пластун. Фото ИА Фергана.Ру (декабрь 2006 г.)
Владимир Никитович Пластун - историк-востоковед, доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета. Более двадцати лет проработал в Иране, Афганистане, Индии; опубликовал около трехсот научных работ, посвященных исследованиям социально-политических событиях в странах Среднего Востока (Иран, Афганистан, Индия, сопредельные страны). В последние годы занимается анализом левоэкстремистских движений и проблемами терроризма в странах ислама

Фергана.Ру: - Владимир Никитович, насколько подобные конференции, семинары полезны в плане влияния на политические процессы в регионе?

В.Пластун: - Такие конференции будут полезны и смогут оказать влияние в том случае, если наиболее ценные предложения, содержащиеся в выступлениях участников, будут суммироваться и выкладываться на стол каждому из умных руководителей аппарата правительств стран-участников. Резолюции по итогам, принимающиеся на конференциях-встречах, тоже, конечно, нужны, но, в основном, для СМИ.

Фергана.Ру: - Насколько политизирована была данная конференция? То есть насколько высок уровень беспристрастности?

В.Пластун: - Конечно, политизирована! Ведь речь шла не о проблемах мелиорации или урожае хлопка. Хотя и эти вопросы, при большом желании, тоже можно «политизировать». Мы рассматривали важнейшие проблемы роли центральноазиатских государств в геополитическом ракурсе. А как его отделить от геоэкономического, когда все упирается в богатейшие ресурсы региона? И уровень пристрастности присутствует, он не может не присутствовать. А как же иначе? Исламистский терроризм, к примеру, не в Азии зародился. Его сюда «задвинули», а вслед за ним прибыли и «борцы с терроризмом», которые теперь с ним борются. И будут еще долго бороться в надежде оторвать Центральную Азию от России, что дало бы им возможность: а) ослабить Россию, б) не допустить интеграции стран Центральной Азии и в) подобраться к ресурсам, которые иссякают в других точках Земли.

В.Пластун читает доклад на конференции. Фото ИА Фергана.Ру
В.Пластун читает доклад на конференции. Фото ИА «Фергана.Ру»

Фергана.Ру: - Возможна ли серьезная, продуктивная интеграция в принципе? К примеру, по примеру союзного государства Россия-Белоруссия…

В.Пластун: - В принципе, возможна. Однако, Россия-Белоруссия – не тот образец. Центральная Азия – это Азия, и здесь нужны совершенно другие подходы.

Фергана.Ру: - Каковы, в таком случае, наиболее перспективные и доступные для реализации направления сотрудничества между странами региона? Двусторонние, в рамках ШОС или иные формы?

В.Пластун: - Годятся любые направления при условии достижения взаимопонимания сначала на двустороннем, а затем – на многостороннем и перекрестном уровнях. И ШОС – чем она и интересна – в своей короткой истории имеет уже достаточно много примеров достижения такого рода взаимопонимания.

Фергана.Ру: - Какую роль в этих процессах играет Афганистан? Стал ли он полноценной частью Большой Центральной Азии или же все-таки останется вполне самостоятельной единицей на политической арене?

В.Пластун: - Сегодня Афганистан не играет в региональной политике самостоятельной роли. И не будет играть в обозримом будущем, поскольку и в финансовом отношении, и в военном его судьба зависит от воли иностранных государств. Каждому, кто не согласен с этой точкой зрения, предлагаю посмотреть свои собственные взгляды - выступления, статьи - в период пребывания в Афганистане советских войск. В западной прессе все афганские правительства тех лет – Тараки, Амина, Кармаля, Наджиба – именовались «марионетками Москвы», поскольку наши войска воевали сначала с «бандформированиями», затем наши же политики призывали к «национальному примирению» с теми же «бандформированиями». Кстати, я сам принимал участие в подготовке проектов речей для руководства НДПА (Народно-демократической партии Афганистана. – Ред.)

Сейчас все абсолютно то же самое, даже афганскую конституцию написали американцы, которые ее и «реализуют» при помощи натовских войск. Воюют против инициированного самими США движения «Талибан», созданного в свое время на американско-саудовские деньги. В ходе войны появляются новые руины, вот только финансовую помощь на восстановление страны теперь собирает международное сообщество. А в период «нашей» афганской войны все оплачивал только Советский Союз. И надорвался… Так что о самостоятельной роли Афганистана говорить не приходится.

Фергана.Ру: - Возможна ли выработка единой линии ШОС в отношении Афганистана, и если да, то в какой форме? Военной, оказание экономической помощи, гуманитарной?

В.Пластун: - Помощь, несомненно, нужна. Только необходимо тщательно разработать методы ее оказания, и именно так, чтобы она была адресной. Предварительно согласовать с афганским правительством, подписать документы, просчитать реакцию на оказание помощи от имени ШОС. США будут делать выводы.

В ШОС в качестве наблюдателей входят еще и Иран, Пакистан, Индия и Монголия. Если бы и они присоединились к оказанию помощи, то эффект был бы сильнее. Главное, чтобы ее не разворовали, как это происходит с [той] помощью [что приходит] от Запада.

Фергана.Ру: - Станет ли следующий саммит ШОС, в Бишкеке, неким шагом вперед на пути интеграции? Насколько высока вероятность полноценного вхождения Ирана в состав ШОС? Поддержка этой идеи со стороны Душанбе и Бишкека является всего лишь попыткой разыграть выгодную для каждого из них партию или они выступают всего лишь застрельщиками уже подготовленного шага?

В.Пластун: - Идея заманчивая, и даже очень. Особенно, если хочется «насолить» американцам. Но Российская Федерация не рвется особенно напрягать отношения с Западом из-за Ирана, особенно с Европой. А сейчас вот, смотрите, новый президент Франции Николя Саркози объявил себя безоговорочным сторонником американской политики.

Иран изо всех сил цепляется (пока еще) за лозунг Хомейни «Ни Западу, ни Востоку», но выбирать ему все-таки придется. А пока он ведет себя «неустойчиво», все время «выделывает коленца».

Тегеран, судя по всему, также склоняется к Центральной Азии, так как чувствует, что будущее за этим регионом. Думаю, иранцы полагают, что союз с Центральной Азией это и есть «третий путь», через который можно выйти на ШОС. В этом случае все будет выглядеть так, что Тегеран, в принципе, напрямую не «просился» в ШОС, но зато в итоге оказался в нем в качестве полноценного члена вместе с Россией и Китаем. Что и требовалось. Но приличия соблюдены, так как их пригласили Душанбе и Бишкек.