14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Пакистан на грани войны? Силовой штурм Красной мечети может вызвать дальнейшую радикализацию ислама

11.07.2007 12:28 msk, Обзор СМИ

Пакистан Религия

В Исламабаде продолжается спецоперация «Тишина», в ходе которой правительственные войска штурмовали Красную мечеть («Лал Масджид»), где около недели укрывались вооруженные студенты-радикалы. По данным военных, уже убиты 88 боевиков, еще 50 человек получили ранения, еще около 50 сдались. Некоторые наблюдатели заявляют, что в Пакистане началась большая война. В стране, где подавляющее большинство населения исповедует ислам, силовое решение ситуации вокруг Красной мечети в Исламабаде может привести к дальнейшей радикализации ислама.

Осада Красной мечети явила собой результат самого долгого противостояния радикальных мусульман и прозападно настроенного президента страны Мушаррафа. Что же происходит в столице ядерной державы с населением в сто пятьдесят миллионов человек? Свод фрагментов научных и газетных публикаций последних дней предлагает читателям обозреватель «Ферганы.Ру» Курбан Нордонов.

* * *

Два медресе - мужское «Джамия Фаридия» и женское «Джамия Хафса» - были основаны при «красной» мечети Лал масджид в 1966 году суннитским лидером и проповедником Мухаммадом Абдуллой. В 1998 году, в период обострения суннитско-шиитских противоречий, он был убит, после чего саму мечеть и оба медресе возглавили его сыновья – Мухаммад Абдул Азиз и Абдул Рашид Гази. Настоятели Азиз и Гази никогда не скрывали своих симпатий к движению «Талибан». Гази даже признавался в том, что в 80-е годы лично участвовал в джихаде против советских войск (НГ-Религии).

Красная мечеть не разделила судьбу многих организаций, запрещенных в Пакистане в начале XXI века по обвинению в поддержке исламистов. Даже после того как в 2005 году Мухаммад Абдул Азиз издал фетву, осуждающую пакистанских военных, ведущих борьбу с силами «Талибана» в районе пакистано-афганской границы, государство всего лишь прекратило выплачивать ему зарплату, которую он получал в качестве хатиба мечети. Ни мечеть, ни два медресе не были закрыты.

Euronews отмечает, что Абдул Рашид Гази возглавил движение для свержения действующей власти относительно недавно, а до этого был известен в международных научных кругах как профессиональный историк и сотрудник Юнеско.

Активизировали свою деятельность студенты двух радикальных медресе прошедшей зимой. Сначала они в жесткой форме потребовали остановить снос незарегистрированных мечетей и медресе, а затем, не дождавшись ответа от властей, захватили помещение государственной детской библиотеки, обещая освободить его лишь в случае восстановления разрушенных мечетей.

В марте Красная мечеть выдвинула новое требование: в течение недели ввести во всей стране шариат. Правительство никак не отреагировало и на этот призыв. Студенты «Джамия Фаридии» и «Джамия Хафсы» провели в столице ряд акций в духе талибской «полиции нравов». Сначала они захватили в Исламабаде женщин, обвиняемых в организации публичного дома, принудили к «покаянию» и лишь после этого выпустили. Шариатский порядок был установлен на территории мечети.

Известны студенты мятежных медресе и тем, что публично сжигали индийские видеокассеты и громили видеомагазины, обвиняя производителей данной продукции в стремлении «развратить» мусульман.

Абдул Рашид Гази неоднократно оправдывал действия своих сторонников тем, что «власти в бездействуют»: «Много раз люди обращались в полицию, к местным властям с требованием закрыть бордель. Им ничего не ответили. Если власти не делают свою работу, тогда ее будет делать народ. Так учит ислам».

Начала свое вещание FM-радиостанция сторонников радикалов, которая передавала угрозы Мухаммада Абдула Азиза и Абдула Рашида Гази послать до 10 тысяч террористов-смертников в бой против властей. «Наши жизни и есть наше оружие!» – заявлял один из братьев.

3 июля между полицейским патрулем и студентами из медресе Лал Масджид произошло первое столкновение. Оно переросло в настоящий бой, погибли 16 человек, а Красная мечеть оказалась в осаде. После двух дней осады богословы из «Лал Масджид» поняли, что их расчет на всеобщую поддержку не оправдался. Влиятельные исламистские партии и движения Пакистана явно не спешили поддерживать мятежную мечеть (Ольга Никушкина, Новые известия).

Однако сторонники у радикалов все же есть. 6 июля они напомнили о себе, обстреляв правительственную авиабазу Чаклала близ Исламабада. В момент обстрела с авиабазы взлетал президентский самолет, на котором господин Мушарраф направлялся в провинцию Белуджистан. Власти признали, что это была неудавшаяся попытка покушения на главу государства (Вл.Соловьев, Коммерсант).

Президент Мушарраф, оказался в непростой ситуации. С одной стороны, перед намеченными на конец этого года парламентскими выборами исламисты даже оказались полезны: смотрите, кто придет после меня. Но и оставлять безнаказанными их выходки в столице, считающейся светским городом, тоже было нельзя. Правительство искало повод для активных действий, и он не заставил себя ждать. В июне студентки женского медресе похитили семерых граждан Китая (шесть женщин и мужчину) из клиники, в которой лечат иглоукалыванием и массажем, - мол, там тоже был бордель. Скандал приобрел международный характер, а ведь КНР - основной экономический партнер Пакистана (Олег Мохов, Время новостей).

- Сегодня радикальный ислам пробует на прочность все сохранившиеся режимы прежних лет по всему региону, с тем чтобы захватывать территории и превращать их в исламистские анклавы, - считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский (МК). Несмотря на то что власть президента Первеза Мушаррафа в Пакистане очень сильная, свержение его режима исламистами теоретически возможно. В этой стране на протяжении столетий у власти всегда стоят военные. Но сегодня Пакистан, который создавался для защиты верующих мусульман от фундаменталистов-индуистов, превратился в одну из самых фанатичных исламских стран. Некоторые его регионы просто стало невозможным контролировать. Теперь у Мушаррафа нет выбора: либо он уничтожит исламистов, либо они уничтожат его. Чтобы этого не произошло, Мушаррафу необходимо поставить под контроль поселения племен, уничтожить центры радикального исламизма. В целом же для всего региона нужно, чтобы само радикальное движение перегорело, а его лидеры, придя к власти, окончательно разложились и перестали пользоваться поддержкой населения (конец цитаты).

- Все это спектакль и показуха для американцев, - в свою очередь, заявил НГ сотрудник Центра региональных исследований Пешаварского университета доктор Первез Икбал Хан Тарин. - Власти просто хотели одновременно продемонстрировать гуманность и либеральность, с одной стороны, и жесткий подход в отношении террористов - с другой. Только террористов там на самом деле не было. Туда приходят нищие семьи, чтобы получить пищу и ночлег. Они оставляют своих детей, которых не способны содержать, чтобы те там жили и учились богословию, - сообщил эксперт.

После штурма Красной мечети президент США Джордж Буш назвал Мушаррафа своим союзником в борьбе с террором и партнером в продвижении демократии. «Он (Мушарраф) всегда был ценным союзников в борьбе с экстремистами. Очень важно поддерживать таких союзников», – сказал Буш (Полит.Ру).

Тем временем по всему Пакистану поднимается волна протеста в связи с жесткими действиями военных при «зачистке» мечети «Лал Масжид». В среду десятки тысяч учащихся религиозных школ вышли на демонстрации по всей стране ( NewsRu.Com).

Пока не ясны обстоятельства гибели Абдул Рашида Гази, возглавлявшего вооруженное сопротивление религиозных студентов-экстремистов. Он погиб в результате перестрелки между его сторонниками и пакистанскими военнослужащими (Lenta.ru). «Гази вышел [из мечети] с четырьмя или пятью повстанцами, которые вели огонь по сотрудникам служб безопасности. Военные ответили, и в перекрестном огне он был убит», - приводит AFP уточненную цитату представителя МВД Пакистана Джаведа Чимы. Ранее агентство со ссылкой на того же чиновника сообщало, что Гази «пытался сдаться, но погиб под градом пуль бойцов из своего окружения». Сам 43-летний лидер радикальных исламистов заявлял о том, что скорее погибнет, чем сдастся. Гази также высказывал надежду на то, что его смерть зажжет исламскую революцию в Пакистане. В МВД его смерть назвали «серьезным ударом по экстремистским элементам в стране и уроком для остальных».

Теперь наблюдатели ожидают дальнейшего развития событий. Вопреки угрозам из мятежной мечети, толпы террористов-самоубийц пока так и не вышли на улицы. Однако после поражения в Лал Масджид радикалам необходимо доказать, что они вовсе не смешны, а представляют реальную политическую силу. Поэтому вполне оправданно ожидать новую волну террора в Исламабаде.

Как заявил «Коммерсанту» известный пакистанский политолог Мохаммед Хан, "я не исключаю возможных террористических атак среди исламистов в Исламабаде после событий в Красной мечети, ведь в Исламабаде есть немало медресе, например, такое радикальное, как Джамия Фаридия, студенты которого принимали участие в этих событиях. Можно ждать жесткой реакции радикалов и в таких регионах, как Северо-Западная пограничная провинция. Но вряд ли можно ожидать какой-то исламской революции. Не забывайте, что многие известные исламские религиозные деятели, лидеры религиозных партий не поддержали братьев Гази и даже осудили их, сочтя действия лидеров Красной мечети авантюрными".




РЕКЛАМА