16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

На курорты Анталии узбекистанцы едут не отдыхать, а зарабатывать

23.07.2007 14:56 msk, Эшанходжа Пашшаходжаев, Анталия, Турция

Экономика Турция

Курорты Анталии. Фото ИА «Фергана.Ру»

С каждым годом растет число иностранных туристов, желающих посетить средиземноморские курорты Турции. Визитной карточкой юга страны стала Анталия - одна из областей, административным центром которой является одноименный город. Береговая часть этой области, так называемая «Анталийская ривьера», растянулась более чем на 550 километров с востока на запад. Здесь находятся знаменитые курорты Анамура, Аланья, Сиде и Белек (к востоку от Анталии), Белдиби, Кемер, Финике, Демре и Каш (к западу).

За последние десять лет здесь стремительно выросло количество отдыхающих из государств, входивших ранее в состав Советского Союза. Так, в этом году туристы из России буквально заполонили Анталию: по сравнению с прошлым годом их число возросло на одну треть. «Российские туристы по посещаемости Анталии находятся на втором месте после Германии, - говорит председатель Ассоциации туристических гостиниц Средиземноморья Турции Осман Айык. - Но мы надеемся, что со временем число туристов из Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана значительно повысится. Мы работаем в этом направлении».

В прошлом году Анталию в качестве отдыхающих посетили более сорока тысяч казахстанцев, а число туристов из Узбекистана составило всего 1767 человек. Между тем, население Узбекистана составляет 27 миллионов человек, а Казахстана - 15,5 миллионов. В отчете Ассоциации туристических гостиниц Средиземноморья Турции о количестве туристов, упоминающем сорок семь стран мира, Узбекистан не выделен отдельной строкой, так как цифры по этой стране очень малы.

«Мы хотим, чтобы поездки были двусторонними – чтобы и к нам приезжали [туристы из Узбекистана], и наши туристы ездили в Узбекистан, - заявил Осман Айык. - Мы участвуем в туристических выставках, которые проводятся у вас, приглашаем ваших ответственных за туризм лиц к участию в наших мероприятиях. Думаю, что в скором времени число туристов возрастет. Ведь еще сравнительно недавно у нас не было туристов из России. А теперь - только в прошлом году Анталию посетило почти 1,3 миллиона русских».

«Ваша страна богата историческими памятниками, развитой культурой, - отметил Осман Айык. - у нас общие корни, наши предки пришли из Центральной Азии. Поэтому многие турки хотели бы совершить поездку в Узбекистан, особенно в Самарканд и Бухару. Считаю, что вы, журналисты, должны публиковать в Турции ознакомительные материалы о достопримечательностях вашей страны».

В Узбекистане для развития туризма имеется большой потенциал, однако уровень обслуживания туристов оставляет желать лучшего. Подтверждением этому может послужить, к примеру, статья «The Nishinippon. Узбекистан: туристы из Японии остались живыми!», опубликованная в конце июня на интернет-сайте Centrasia.ru. В ней японская туристка рассказывает о том, как в феврале этого года из-за поломки автобуса по дороге из Ургенча в Бухару целая группа японцев осталась посреди пустыни и, чтобы не замерзнуть, ее члены делали тысячи приседаний. Но, несмотря на все это, число желающих посетить Узбекистан, в том числе и граждан Турции, очень велико.

На мой вопрос о том, какие конкретные меры он предлагает для того, чтобы туристы из Турции смогли без проблем посетить Узбекистан, Осман Айык ответил, что «работа должна вестись на межправительственном уровне. Да и наши народы не должны сидеть, сложа руки, а требовать у своих правительств принять конкретные меры для снятия искусственных барьеров по вопросам взаимных поездок».

Турция относится к числу стран, в которые граждане Узбекистана могут попасть только после заблаговременного получения визы в посольстве данной страны в Ташкенте. Турецкое правительство ввело визовый режим с Узбекистаном 1 июня 2003 года - в качестве ответной меры на различные факты ущемления прав своих граждан при получении узбекской визы. До этого узбекские граждане могли получить визу непосредственно при въезде в Турцию, заплатив всего десять долларов США. Такой привилегией до сих пор пользуются граждане некоторых соседних с Узбекистаном государств.

«Турция в одностороннем порядке могла бы отменить визовый режим с Узбекистаном, но здесь существуют политические нюансы, - говорит Осман Айык. - Были некоторые проблемные моменты в двусторонних отношениях, да и [президент Узбекистана] Каримов, мне кажется, [сегодня] не хочет, чтобы больше турков посещали Узбекистан. Главный вопрос – это обеспечение быстрой доставки туристов из одной страны в другую. Если решится вопрос прокладки прямых чартерных рейсов, то другие проблемы разрешатся быстро. Турция не создает никаких проблем для чартерных рейсов, все зависит от позиции страны вылета».

Это действительно так. К примеру, Иран в прошлом году запретил своим авиакомпаниям осуществлять прямые чартерные рейсы в Анталию. Но выход был найден: теперь иранские самолеты прилетают в Конью, что находится в 240 километрах к северо-востоку от Анталии, оттуда туристы автобусами доставляются в Лазурный берег.

Между тем, несмотря на жесткие условия получения виз, в Турцию наши соотечественники все-таки приезжают. Среди них много тех, кто пытается устроиться здесь на работу. Стоит отметить, что работники, говорящие по-русски, на турецких курортах востребованы. Таковых среди местного населения мало, а для того чтобы многочисленные отдыхающие из постсоветских стран не чувствовали языкового дискомфорта, важно, чтобы служащие гостиниц и продавцы магазинов владели русским языком. На выручку местным работодателям приходят выходцы из тюркоязычных стран бывшего СССР, в том числе, и из Узбекистана.

Получить разрешение на работу проблематично

Многие узбекистанцы работают в Турции нелегально, так как процесс получения разрешения на работу для иностранца достаточно хлопотный и долгий. Для того чтобы оформить разрешение, работодатель и сотрудник должны заполнить определенную форму и отправить ее в министерство труда. В заявлении работодатель должен всесторонне обосновать причину найма иностранца, доказывая, что он более квалифицированный работник, чем кто-либо из граждан Турции.

На рассмотрение заявления отводится три месяца. Если все документы окажутся в порядке и министерство даст положительный ответ без запроса дополнительных документов, то к иностранному работнику через министерство иностранных дел отправляется рабочая виза, которую он может получить в консульском отделе посольства Турции в своей стране. Вся процедура занимает от четырех до шести месяцев.

С недавних пор штраф работодателю за использование иностранной рабочей силы без надлежащего оформления был существенно повышен и теперь составляет 9500 турецких лир (1 доллар США равняется 1,32 турецких лир). Штраф взимается также с нелегального работника - в размере двух тысяч турецких лир.

«Чтобы быстрее получить разрешение на трудовую деятельность, я оформляю иностранца как совладельца моей фирмы. Так проще, да и процедура занимает меньше времени», - говорит владелец магазина по продаже трикотажных изделий Октай.

«Действительно, в процессе получения разрешения на трудовую деятельность есть серьезные трудности, которые исходят от законодательных актов, - говорит Осман Айык. – Сейчас готовятся изменения в законы, после принятия которых процедура получения разрешения намного упростится. Дефицит русскоговорящих кадров можно было бы восполнить за счет лиц из тюркоязычных стран, которые и по-русски говорят, и турецкий быстро осваивают. Ведь любому туристу, который не владеет турецким языком, будет приятно, когда его обслужат на его родном языке».

Иногда местная полиция проводит проверку рабочих мест, и при обнаружении нелегальных работников или лиц, у которых истек срок визы или разрешения на проживание, выдворяет их из страны. «Но некоторые умудряются вновь вернуться в Турцию уже с другим паспортом, - говорит Октай. - С измененными именами и фамилиями они продолжают работать».

Стоит отметить, что есть граждане Узбекистана, которые живут и трудятся в Анталии на законных основаниях. Некоторые имеют свои фирмы, многие работают в сфере туризма и торговли, есть медицинские работники, музыканты, переводчики. Но, к сожалению, нелегально работающих из числа наших соотечественников немало. Сведения о них не отражаются в статистических данных, работодатели платят им из своего кармана, не могут их застраховать, возникают трудности в ведении бухгалтерского учета.

Предлагаем вниманию читателей «Ферганы.Ру» истории некоторых из наших соотечественников, работающих на побережье знаменитой Анталии.

Умид

Умида я встретил в дверях одного из магазинов, где он стоял в ожидании клиентов. Ему 27 лет, окончил университет в Узбекистане, приехал в Турцию два года тому назад.

«По прибытии в Анталию мне удалось устроиться продавцом в новом торговом центре, - рассказывает Умид. – Все товары – оригинальные, на них указаны названия знаменитых торговых марок, цены высокие, место новое, а клиентов мало, туристов – тем более, да и турецкий язык я понимал с трудом. За несколько дней работы мне удалось продать только пару вещей на двести долларов. Пришлось уйти с этого места».

Некоторое время Умид жил на квартире у знакомых узбеков, потом ему стало неудобно и он ушел. Работал на стройке помощником строителя, затем в поисках работы поехал за пределы Анталии. Ему удалось устроиться на работу в магазин, где продаются текстильные изделия. Жил в доме, предназначенном для продавцов. Однако после окончания туристического сезона магазин закрылся и Умид остался на улице - в буквальном смысле слова. Все время боялся попасть на глаза полиции, так как срок его турецкой визы давно истек. Но поскольку внешне выглядел опрятно, никто его не останавливал. «Вообще-то здесь работники полиции никогда не останавливают иностранцев с целью проверки документов, - продолжает свой рассказ Умид. - Здесь нет таких проверок, которые в Узбекистане являются обычным делом».

Несколько дней Умид ночевал на автовокзале. Потом удалось устроиться сторожем в сеть сезонных магазинов. Умид жил в маленькой холодной будке, приходилось спать, не снимая куртку и брюки. Так и провел зиму. В апреле, с наступлением нового сезона, устроился продавцом в магазине, где получает десять процентов комиссионных от суммы продаж.

Махмуд

Махмуду 39 лет, по национальности - турок-месхетинец, родился и вырос в Ферганской области. После трагических событий конца мая – начала июня 1989 года был вынужден покинуть Узбекистан, а в 1997 году переехал в Турцию, к настоящему времени получил турецкое гражданство.

Узнав, что я из Узбекистана, Махмуд сначала не скрывал свою неприязнь, раздражение, очень нервничал. «Некоторых моих родственников тогда избили, мой любимый дядя, который вернулся из службы в армии всего за неделю до тех событий, был убит – ты об этом хочешь узнать? Мы вынуждены были покинуть родные места – об этом хочешь писать?» - Махмуд пытался упрекнуть меня в том, к чему я не имел никакого отношения.

Я слушал его молча, не перебивая. Когда он закончил, я сказал, что об организаторах тех братоубийственных событий уже давно известно – все было запланировано в Москве, в секретных отделах КГБ. В знак согласия со мной Махмуд молча кивнул головой. А потом начал рассказывать о своей жизни в Турции. Как раз в конце девяностых русскоязычные туристы начали осваивать южные курорты страны, и знание русского языка очень пригодилось Махмуду. Он выгодно устроился на работу в магазин, где продается одежда. «Жизнь здесь отличная, ни на что не жалуюсь», - с довольным видом говорит Махмуд.

Ночные бабочки

В турецких газетах нередко мелькают сообщения о поимке групп, которые занимаются продажей секс-услуг, оказываемых женщинами из стран бывшего Советского Союза. Так, 27 марта сего года во время проведения в Стамбуле специальной операции против проституции в девяти отелях были задержаны 163 женщины легкого поведения из Молдовы, Туркменистана, Украины, России и Узбекистана, а также 34 сводника и семь сотрудников полиции, которые, работая в аэропортах Стамбула и полицейских участках, помогали женщинам во въезде в Турцию и продлении виз. Группа осуществляла доставку из вышеуказанных стран женщин для занятия проституцией.

Другой свежий пример. В одном из массажных салонов Стамбула был задержан хозяин заведения, который предлагал своим клиентам двух женщин из Туркменистана и Узбекистана за 100 турецких лир (примерно 75 долларов США). Давая показания в полиции, одна из женщин со слезами на глазах сказала, что хозяин салона нанимал ее как уборщицу, обещав зарплату в 500 долларов, однако заставлял заниматься проституцией.

Жительница Ташкента по имени Таня рассказала, что у нее и ее подруги, вместе с которой снимает квартиру, есть сводник, который обеспечивает их клиентами и решает вопросы продления виз. «Мы такого рода проблемами не занимаемся».

Насиба, которая также занимается проституцией, говорит, что живет в гостинице с группой женщин–«коллег» из шести человек. Все они концентрированы только на «работу», правовых и бытовых проблем для них не существует, так как «работодатели» исправно продлевают за них сроки пребывания в стране.

О том, что их ждет по возвращении на родину, девушки предпочли не говорить. Между тем, стараясь воспитывать своих граждан в духе патриотизма и высокой морали, правительство Узбекистана предпринимало попытки наказывать лиц, которые нарушали порядок пребывания в иностранных государствах или занимались проституцией, нанеся ущерб авторитету страны. В конце 90-х годов прошлого столетия правительство внимательно изучило вопрос о наказании таких граждан. Правоведам было дано поручение подготовить предложения о внесении соответствующих изменений в Уголовный Кодекс Республики Узбекистан. Однако юристам удалось убедить правительство отказаться от такого плана, так как согласно международному праву лицо не может быть наказано дважды за одно и то же правонарушение. Ведь при депортации из страны пребывания нелегал уже получает наказание - в виде штрафа или административного выдворения.

Азамат

Нашему соотечественнику Азамату, инженеру по профессии, не удалось получить турецкую визу в Ташкенте. В его присутствии в посольстве на паспорт одного из обратившихся за визой узбекистанцев проставили штамп, по предположению Азамата – об отказе. Поэтому он очень обрадовался, что его паспорт вернули без штампа. Последовав совету знакомого, Азамат вышел на человека, который за 450 долларов США гарантировал получение визы в Казахстане.

После того как набралась группа из шестерых желающих получить турецкую визу, они сначала поехали в Чимкент, а оттуда на рейсовом автобусе - в Алма-Ату. Там их встретили на микроавтобусе и сразу же повезли в консульство Турции, где на заранее подготовленные для них анкеты-заявления члены группы только прикрепили свои фотографии и поставили подписи.

«Потом по очереди мы зашли на собеседование, - рассказывает Азамат. - Первым вошел я. Работник консульства спросил, почему я обращаюсь за визой в Казахстане, а не в Ташкенте. Я ответил, что только что приехал из Москвы, есть срочные дела в Алма-Ате, а дальше должен поехать в Турцию. Больше вопросов не последовало, и вечером я получил свой паспорт с заветной визой».

В группе соискателей виз были четверо ребят из дальних кишлаков Узбекистана, которые для уплаты расходов на визы продали по несколько баранов. Они совершенно не владели русским языком, английским – тем более, и вообще впервые выезжали за пределы Узбекистана, а одежда на них, по выражению Азамата, была «пионерская» – не глаженые белые рубашки и черные брюки. В разговоре с Азаматом они говорили, что когда поедут в Турцию, будут работать на стройках, язык выучат там же. Оказывается, их позвал знакомый по махалле, нелегально работающий в Турции, обещав устроить на работу, хотя в Турции своих безработных хватает. После собеседования в консульстве с ребятами вышла заминка – визу им давать не хотели. И лишь спустя пять дней усилиями посредников вопрос был решен положительно.

«Пробыв в Алма-Ате целых пять дней вместо запланированных одного-двух, что добавило нам дополнительных расходов, мы вернулись в Ташкент, - продолжает Азамат. - Далее я купил авиабилет и без проблем прилетел в Стамбул».

В Анталии Азамат устроился работать в магазин одежды продавцом. В мае заработал около 600 долларов. С началом лета и увеличением количество продаж предполагает заработать до 1500-2000 долларов. Деньги Азамат исправно перечисляет в Узбекистан, оставляя себе только на расходы, которых у него очень мало. Он установил дружеские отношения с владельцем дома, где проживают продавцы из соседних магазинов, и не платит за проживание. Деньги тратит, в основном, на еду.

За весь прошлый год Азамату только один раз удалось увидеть узбекистанцев – корейскую семью из Ташкента, которая зашла к нему в магазин. Обрадовавшись встрече, Азамат продал им вещи очень дешево, угостил чаем, интересовался о ситуации на родине. Больше никого из соотечественников ему не удалось увидеть. «Чтобы приехать сюда отдыхать, надо иметь высокооплачиваемую работу и приличную сумму денег», - говорит Азамат.

О возвращении на родину Азамат пока не думает, все равно нет работы по специальности, а работать на маленькую зарплату ему не хочется. «Здесь чувствую себя свободным и востребованным», - заключает он.

Кстати, после возвращения на родину у Азамата вполне могут возникнуть проблемы в связи с перечисленными им деньгами. Недавно некоторые русскоязычные интернет-издания сообщили, что власти взяли под особый контроль все переводы денежных средств из-за рубежа, поступающие в Узбекистан частным лицам и организациям, и, осуществляя тотальный контроль над переводами того или иного узбекистанца из-за рубежа, власти смогут в любой момент предъявить гражданину налоговые или иные претензии.

Алишер

Из российских городов часто приходят сообщения о нападениях скинхедов и неонацистов на гастарбайтеров. «По сравнению с Москвой Анталия просто рай – море, горы, природа, все утопает в зелени, - рассказывает Алишер, продавец магазина кожаной одежды. – Люди очень добродушные, на улице полиция не останавливает для проверки документов. Когда в прошлом году я работал в России, по вечерам боялся выходить на улицу или садиться на электричку из-за скинхедов и милиции».

Алишер сетует, что многие узбеки, живущие в Турции, не поддерживают друг друга. По его утверждению, в этом сказывается страх встретиться с законспирированным сотрудником узбекских спецслужб, который донесет «куда не надо» компромат. Алишер рассказывает, что когда искал работу, то узнал, что в одной из гостиниц его земляк работает аниматором, развлекая публику и детей. Пошел к нему. Однако тот встретил его неприветливо. Когда Алишер попросил его поговорить с кем-нибудь из руководства, чтобы ему дали любую работу, хоть посудомойкой, тот отказался, сказав, что, мол, не занимается такими делами.

Мадина

Я шел по оживленной улице Анталии и на узбекском языке говорил по мобильному телефону. Неожиданно меня остановила женщина лет тридцати и спросила «Сиз узбекмисиз?» («Вы узбек?»). Услышав положительный ответ, она очень обрадовалась. Мы быстро обменялись вопросами из разряда «кто, как и откуда». Мадина приехала в Турцию после развода с мужем, и вот уже два года работает нянькой в обеспеченной семье, ухаживает за двумя детьми, занимается уборкой квартиры. Живет и питается там же, поэтому почти никаких расходов у нее нет. Сейчас получает 400 долларов в месяц. Срок визы у Мадины истек давно, и она находится в Турции нелегально.

«Не знаю, что будет в аэропорту Стамбула, когда поеду домой, - говорит Мадина. - Но в одном уверена: в паспорт поставят штамп о депортации и я больше не смогу вернуться в Турцию. Поэтому стараюсь оставаться как можно дольше, несмотря на тоску по родине и родным».

В Узбекистане у Мадины остались двое маленьких детей, за которыми ухаживает ее мать. Говоря о детях, Мадина вдруг начинает плакать. Очевидно, что очень скучает по ним. Со слезами на глазах женщина быстро уходит, даже не попрощавшись…

* * *

Пока в Узбекистане не разрешится проблема безработицы и не повысится уровень жизни населения, его граждане будут продолжать скитаться по всему миру в поисках хлеба. В том числе, в таких красивых курортных местах, как Анталия, где граждане большинства стран, правительства которых обеспечивают им достойный заработок, проводят свои отпуска.