12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Способна ли ШОС разрешить проблему воды в Центральной Азии?

10.08.2007 21:40 msk, Арнур Рахымбеков

Анализ

Об авторе: Арнур Рахымбеков – шеф-корреспондент московского бюро информационного агентства Казинформ (Казахстан)

Водные ресурсы являются одним из стратегических факторов благополучия для всех стран Центрально-Азиатского региона. Вода является такой же ценностью, как нефть, газ и другие природные ископаемые. Она необходима для нужд сельского хозяйства, энергетики, промышленности, бытовых и физиологических потребностей людей. При этом в отдельные периоды в отдельных зонах региона – в особенности, в низовьях главных рек – количественный и качественный дефицит воды уже оказывает негативное воздействие на социально-экономическую ситуацию. В свою очередь, стабильность Центральной Азии отвечает геополитическим интересам России.

На следующей неделе в Бишкеке пройдет очередной саммит глав государств Шанхайской организации сотрудничества. Безусловной кульминацией нынешней встречи станут военные учения «Мирная миссия-2007». Таким образом, «шестерка» дает понять миру, что основным и главным пунктом современного развития Организации остается региональная безопасность.

Конечно же, интенсивное развитие Китая, события «11 сентября», последовавшая борьба с афганскими талибами, «андижанские волнения», все это предопределило то, что две основные функции ШОС – безопасность и экономическое сотрудничество.

Тем не менее, усугубляющаяся ситуация с водой в Центральной Азии должна обратить на себя внимание «главных акторов» в ШОС - России и Китая. Исходя из того, что Центральная Азия определена в качестве геополитической «зоны ответственности» двух держав, то угрожающие тенденции региона могут и должны найти рассмотрение в формате Шанхайской организации. Высокое внимание аспектам безопасности и экономики не вызывает противоречий. Однако, на практике «водная проблема» выглядит серьезней.

Тем, кто следит за ситуацией в Центральной Азии, очевидно, что такие угрозы как «исламский фундаментализм», «уйгурский сепаратизм» стали менее острыми. Международная коалиция, в отличие от Ирака, все-таки более или менее контролирует ситуацию в Афганистане. Эффективные меры Китая в борьбе с сепаратизмом плюс интенсивное экономическое развитие западных районов страны также принесли ожидаемые результаты.

Между тем авторы доклада «Водные ресурсы Казахстана в новом тысячелетии», подготовленном при содействии ООН, констатируют, что «дефицит воды в регионе будет нарастать, особенно с учетом изменения климата», что подвергнет риску устойчивое развитие не только отдельных зон, но и всего региона. В современных политических и социально-экономических условиях один из наиболее разумных путей создания благополучия в регионе – это реализация принципов экосистемного управления водными ресурсами Центральной Азии». Однако создание устойчивого и справедливого режима водопользования в регионе наталкивается на ряд затруднений, причем главные из них носят искусственный характер.

Известно, что около половины водных ресурсов Казахстана поступает с территории соседних стран – Кыргызстана, Узбекистана, России и Китая. При этом вопросы использования ресурсов трансграничных рек до сих пор остаются сферой отношений, недостаточно урегулированной на международном уровне. Более того, некоторые соседи Казахстана на протяжении многих лет сознательно игнорируют попытки установить справедливый и взаимовыгодный режим пользования трансграничными водными ресурсами для Центральной Азии.

В этом плане наиболее показательной является позиция Китая: он не только отказался присоединиться к двум основополагающим международным соглашениям – Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков (1997) и Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер (1992), – но и с упорством, достойным лучшего применения, настаивает на регулировании трансграничного водотока путем проведения только двусторонних переговоров.

При этом китайская сторона стремится максимально снизить уровень переговоров, предлагая ограничиться консультациями между водохозяйственными ведомствами. Достаточно очевидно, к чему ведет такой подход: решение жизненно-важных для Казахстана вопросов – а по его территории со стороны КНР протекают 23 трансграничные реки и его водоснабжение, соответственно, зависит от степени использования этих рек Китаем – может вылиться в многолетние и бесплодные дискуссии.

На этом фоне позитивным сигналом является рассмотрение на «бишкекском саммите» водно-энергетических проблем. «Пять стран должны найти общий подход в решении проблем воды и энергии», – заявил министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи. В свою очередь, Киргизия в начале июля предложила создать Центрально-азиатскую энергетическую биржу. Таким образом, в решении «водной проблемы» заинтересованы представители Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Вполне возможно, что свои интересы в этом вопросе есть и у Узбекистана.

По мнению экспертов, в этом вопросе большое значение имеет политический ход России, пока сохраняющей позиции главного «игрока» в Центральной Азии.






  • РЕКЛАМА