18 Январь 2017


Реклама



Архив

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Хроника избирательной кампании-2007

16.01.2008 17:21 msk, Алексей Волосевич

Узбекистан Анализ

Выборы позади, 16 января 2008 года Ислам Каримов снова официально вступил в должность президента Узбекистана. Громкой инаугурации не было. Он просто принес очередную присягу, став главой государства в очередной раз (в третий или в четвертый? - все уже со счета сбились). Перед выступлением, обращаясь к депутатам парламента, Ислам Каримов попробовал пошутить: «Вы, наверное, удивлены, что я сегодня без очков?». Очки для прочтения присяги Исламу Каримову и правда не нужны: ее текст он уже давно выучил наизусть.

Краткое содержание предыдущих серий

Вот уже 18 лет Ислам Каримов ведет узбекский народ к счастью и процветанию. Меняются названия его должностей (первый секретарь компартии УзССР, президент УзССР, президент Республики Узбекистан) и количество президентских сроков, неизменным остается лишь одно: его пребывание в должности главы государства.

Впервые всенародно избранным Ислам Каримов стал после президентских выборов 1991 года, когда ему противостоял действительно оппозиционный кандидат – Салай Мадаминов (Мухаммад Салих). Но любые выборы, как известно, выигрывает тот, кто контролирует Центризбирком, а его уже тогда целиком и полностью контролировал Ислам Абдуганиевич. Поэтому, когда ЦИК объявил, что Каримов набрал 86 процентов голосов и избран президентом Узбекистана на пятилетний срок, это никого не удивило. В 1995 году его президентские полномочия посредством референдума были продлены до 2000 года, так что в итоге его первый президентский срок составил восемь лет.

Вторые всенародные президентские выборы в Узбекистане состоялись 9 января 2000 года. Набрав на них, по данным Центризбиркома, 91,9 процента голосов, Каримов был переизбран президентом Узбекистана на новый пятилетний срок. 22 января состоялось его официальное вступление в должность президента и с этого дня, согласно конституции, отсчитывается его второй президентский срок.

Ислам Каримов
Ислам Каримов

«Референдум продемонстрировал веру граждан в осуществляемую политику, веру в выбранный нами путь. Он показал, что наш народ, вынужденный переносить временные трудности, живет с надеждой и верой в будущее. А как объяснить то, что в референдуме приняло участие свыше девяноста девяти процентов избирателей и они дали положительный ответ на поставленный вопрос? Это объясняется добрыми, великими и благородными качествами, присущими нашему народу!»

«Итоги референдума я считаю признанием своего скромного труда на службе своему народу. Я себя считаю человеком, который день и ночь просит у Бога счастья и светлого будущего для своего народа».

Из речи И.Каримова на второй сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан, 5 мая 1995 г.
Но уже через год Каримов вознамерился провести новый референдум - об увеличении президентского срока на два года. Вынесенный на голосование вопрос был предельно абстрактен: «Согласны ли Вы с изменением конституционного срока полномочий президента Республики Узбекистан с пятилетнего на семилетний?» О том, распространится ли увеличение президентского срока на Каримова, власти предпочитали не говорить, всячески уходя от прямого ответа. Пояснений журналистам удалось добиться лишь от тогдашнего председателя ЦИК Абдурафика Ахадова, буквально выдавившего из себя, что к действующему президенту продление президентского срока не будет относиться и, при положительных результатах референдума, оно станет действовать только после новых президентских выборов.

Известно, что законы не имеют обратной юридический силы и итоги референдума 2002 года не могут относиться к выборам, состоявшимся за два года до этого, в 2000 году. Но оказалось, что в Узбекистане эта норма почему-то не действует. Сразу после референдума, на котором, по данным ЦИК, более 90 процентов избирателей высказалось «за», узбекистанские СМИ мгновенно о нем «забыли», а со временем как нечто само собой разумеющееся стало подразумеваться, что Ислам Каримов, «исходя из итогов всенародного голосования», пробудет в должности президента не пять, а семь лет - до 2007 года.

Не менее интересно и другое: ссылаясь на итоги референдума, власти внесли в Конституцию поправку о том, что выборы президента должны проводиться в третьей декаде декабря «года истечения конституционного срока его полномочий». С учетом того, что в законе «О выборах Президента Республики Узбекистан» говорится, что президент занимает свою должность до передачи ее новоизбранному президенту, возникла беспрецедентная ситуация. Официально полномочия главы государства истекают 22 января 2007 года – ровно через семь лет со дня его последней инаугурации (даже не подвергая сомнению его право на семилетний срок). Однако закон «О выборах Президента» предписывает ему находиться на своем посту еще год после истечения срока его конституционных полномочий: 11 месяцев до выборов в конце декабря, и еще 1-2 месяца – до инаугурации следующего президента. То есть, благодаря внесенным и до сих пор не прокомментированным изменениям в законодательство второй срок Каримова составил ровно 8 лет, и закончился только в 2008 году.

Ислам Каримов
Ислам Каримов

Надо сказать, что, несмотря на апеллирование к итогам референдума, о продлении президентского срока с 5 до 8 лет на нем не шло и речи (см. вынесенный на голосование вопрос). Да и в самой Конституции Узбекистана нигде не говорится, что кто-то должен оставаться на посту президента после «истечения конституционного срока его полномочий». Основной закон определяет лишь продолжительность президентского срока (7 лет, и ни днем больше!) и дату выборов очередного главы государства.

Алан Делетроз, вице-президент «Международной кризисной группы» (ICG) в странах Европы, в интервью веб-сайту «Uznews.net» прокомментировал ситуацию следующим образом: «Ни в одной конституции стран мира нет такого, чтобы выборы назначались через несколько месяцев после окончания полномочий президента, это присутствует только в Узбекистане».

«С точки зрения возраста я уже подхожу к той черте, когда мне больше надо думать о том, кто будет продолжать ту цель, ту идеологию и ту модель развития Узбекистана, которые я начал в 90-х годах».

Каримов – журналистам на избирательном участке после голосования на всенародном референдуме 2002 года.
В ожидании выборов

Многие полагали, что ближе к 22 января 2007 года, то есть, к дате официального завершения президентских полномочий Каримова, со стороны узбекского президента последует какая-то реакция: нечто вроде заявления или объяснения. Должен ведь человек, продолжающий исполнять обязанности главы государства, как-то обосновать, мотивировать свое затянувшееся пребывание в этой должности. Но ничего подобного не произошло, и комментариев по поводу того, что Каримов по-прежнему занимает пост президента, узбекистанцы не дождались. Ислам же Абдуганиевич продолжал вести себя как ни в чем не бывало, всем видом демонстрируя, что всё в полном порядке. В качестве полноправного главы государства он съездил в Сингапур, Египет, Россию, Киргизию, Туркменистан. Общался с политиками, деловыми и общественными деятелями, принимал зарубежных послов и их верительные грамоты. Вот только на очередной экономический форум в Давос поехать почему-то не решился. И ни в одну западную страну вообще. Возможно потому, что там его ждали вопросы, отвечать на которые ему очень не хотелось.

Все эти месяцы узбекистанские СМИ ни разу не рискнули поднять вопрос о том, насколько правомочно пребывание в президентской должности лица, полномочия которого, согласно конституции, уже истекли. Их немота зашла еще дальше: до конца сентября ни одно СМИ страны ни словом, ни духом не обмолвилось о том, что 2007-й год - это год президентских выборов, что вообще-то в Узбекистане должны состояться выборы нового президента. Весь год узбекистанские пресса, радио и ТВ твердили о чем угодно, но только не об этом. Вероятно, по той простой причине, что с этим не определился еще сам Ислам Каримов. Отбывший два президентских срока, баллотироваться на третий он уже не мог - Конституция Узбекистана, во многих местах неясная и расплывчатая, в данном случае совершенно ясна и конкретна: «Одно и то же лицо не может быть президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд» (статья 90)». При этом она не увязывает количество президентских сроков с их продолжительностью или с внесением в Конституцию каких-либо поправок. Более того, это не предусматривается ни одним законом или государственно-нормативным документом страны.

В общем, Интернет гудел, но узбекистанские СМИ испуганно молчали, как будто уже сама идея о проведении выборов являлась оскорбительной для президента. Развеять затянувшееся молчание никто не спешил: пресс-конференций с участием уполномоченных должностных лиц в Узбекистане не проводилось, а представители правительства общения с журналистами упорно избегали. Например, в феврале в Киеве премьер-министр Шовкат Мирзиёев и остальные члены узбекской делегации попросту сбежали с заявленной ранее пресс-конференции, оставив Януковича одного рассказывать журналистам о перспективах узбекско-украинского сотрудничества.

Ислам Каримов
Ислам Каримов

Конечно, на то, что Каримов по собственной воле откажется от власти, никто и не рассчитывал. Напротив, на протяжении большей части года всевозможные политологи, журналисты и «эксперты по Центральной Азии» соревновались друг с другом по части составления сценариев, которые позволят Каримову и далее сохранять всю полноту государственной власти. Основных вариантов высказывалось три.

Первый: Каримов передает большинство властных функций премьер-министру, после чего пересаживается в его кресло. Второй: Каримов передает власть преемнику. В роли последнего как наиболее вероятные рассматривались кандидатуры Рустама Иноятова (главы Службы национальной безопасности) или старшей дочери президента Гульнары Каримовой. И, наконец, третий, казахстанский вариант: парламент снимает конституционные ограничения, запрещающие одному лицу быть президентом более двух раз подряд. Этот сценарий считался самым реалистичным: для изменения конституции Каримову необходимо было получить одобрение двух третей депутатов верхней и нижней палат парламента. С учетом того, что узбекистанский парламент заслуженно имеет репутацию «карманного», добиться этого ничего не стоило. К тому же пример Назарбаева, которому парламент Казахстана разрешил избираться президентом неограниченное количество раз, был перед глазами.

Но время шло, а никаких изменений в Основной закон не вносилось, и 90-я статья, ограничивающая президентство двумя сроками, по-прежнему оставалась неизменной.

Ближе к концу лета Каримов стал проявлять некоторую активность. Выразилось это в том, что он принялся публично себя расхваливать (конечно, не прямо, а косвенным образом - превознося «наши достижения»), напоминая рыночного торговца, пытающегося сбыть залежалый товар. Узбекистанские СМИ растиражировали его очередные речи, наполненные фразами о «широкомасштабных реформах» и «дальнейшем углублении процессов демократизации». Каримов пообещал, что к концу 2007 года среднемесячная заработная плата в стране достигнет 200 долларов (в 3-4 раза выше нынешней – Ред.) и призвал узбекистанцев «не впадать в эйфорию от достигнутых успехов».

И стало ясно, что все прогнозы экспертов и политологов не оправдались, и президент решил остаться во власти по непредусмотренному ими четвертому сценарию, настолько идиотскому (сложно подобрать иное определение), что они даже не стали брать его в расчет: посредством процедуры выборов, но без изменения конституции. То есть, вопреки ей.

Тайные съезды и выдвижение кандидатов

О том, что президентские выборы всё-таки состоятся, население Узбекистана уведомили лишь 18 сентября 2007 года – за три месяца до даты их проведения. Председатель Центризбиркома Мирзо-Улугбек Абдусаломов объявил, что избирательная кампания стартует 21 сентября, выдвижение кандидатов в президенты начнется за 65 дней до выборов, то есть 19 октября (через месяц), а сами выборы пройдут 23 декабря. Как избирательная кампания в течение целого месяца будет вестись без кандидатов, председатель ЦИК уточнять не стал, и удалился с брифинга, оставив всех теряться в догадках.

В прессе об объявлении избирательной кампании сообщили сухой скороговоркой. Телевидение отреагировало только через неделю: 26 сентября в информационной программе «Ахборот» упомянули, что согласно решению ЦИК от 18 сентября, в конце декабря в Узбекистане пройдут президентские выборы. На этом информирование узбекистанского электората завершилось.

4 октября на заседании политсовета официально зарегистрированной Либерально-демократической партии Узбекистана (УзЛиДеП), позиционирующей себя как «Движение деловых людей и предпринимателей», было объявлено о намерении выдвинуть кандидатом в президенты Ислама Каримова. «Деловые люди» никак не прокомментировали свое решение выдвинуть кандидатом того, кто баллотироваться на президентский срок уже не имеет права.

Любопытный факт: Ислам Каримов трижды выдвигался в президенты и каждый раз от новой партии. В 1991 году – от Народно-демократической партии (бывшей компартии УзССР, которую незадолго до этого он переименовал в НДПУ), в 2000 году - от партии «Фидокорлар» («Самоотверженные») и вот теперь честь выдвинуть его персону досталась либерал-демократам.

А с 19 октября в Ташкенте один за другим начали проходить съезды официально зарегистрированных партий, выдвигающих своих кандидатов. Настоящая цель особо не скрывалась - демонстрация «возросшей степени демократии». Если раньше, мол, соперников действующего президента всегда было по одному, то теперь – нате вам! – сразу пять штук.

Съезды проводились в атмосфере строжайшей конспирации: из посторонних журналистов попасть на них не удалось никому. Время и место проведения этих партийных междусобойчиков оставались неизвестными даже для представителей правительственных газет, а освещать их было позволено только Национальному информагентству «УзА», Национальной телерадиокомпании, компаниям Узбекской негосударственной телерадиосети и пропагандистскому еженедельнику «Uzbekistan today».

В общей сложности партии-марионетки выдвинули следующих кандидатов (по одному от каждой партии). От партии «Адолат» («Справедливость») - первый секретарь политсовета партии Дилором Ташмухамедова; от «Фидокорлар» («Самоотверженные») - первый секретарь партии Ахтам Турсунов; от «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение») - председатель партии Хуршид Досмухамедов; от Народно-демократической партии Узбекистана – глава парламентской фракции НДПУ Аслиддин Рустамов.

Выдвинула своего кандидата и некая инициативная группа граждан. Им оказался беспартийный руководитель комитета Законодательной палаты парламента по демократическим институтам, негосударственным организациям и органам самоуправления граждан, а по совместительству директор Национального центра по правам человека Акмаль Саидов. Позже стало известно, что отдать голоса в его поддержку было поручено представителям узбекистанских ННО.

Забавно, что, несмотря на обильно курящийся при выдвижении кандидатов фимиам и речи о том, что все они достойны стать кандидатами в президенты, никто из выдвигающих не отважился сказать о главном: о том, что их выдвиженец достоин стать не только кандидатом, но и президентом.

Ислам Каримов
Ислам Каримов

Наконец, кандидатов в президенты выдвинули все партии, кроме Либерально-демократической. Пауза была прервана лишь 6 ноября, когда на съезде УзЛиДеП состоялось выдвижение Каримова. Все выступающие пели дифирамбы присутствующему на съезде президенту. Приведу два примера.

Хасан Мамасаидов, член УзЛиДеП, коммерческий директор «Office market»:

- Со стороны партии выбираем Каримова, так как знаем, что будущее обеспечено. За короткий период 16 лет дало нам большой сдвиг…

Полянте Свешников, директор ЧП «ПГС», член президиума УзЛиДеП:

- Если перечислять все, что было сделано руководителем страны для развития предпринимателей, а это две трети населения Узбекистана, потребуется много часов…

Выслушав все необходимые славословия, Каримов согласился принять участие в выборах в качестве выдвиженца от Либерально-демократической партии.

- Для меня это очень почетно и, вместе с тем, я глубоко осознаю большую ответственность за оказанное мне высокое доверие, - сказал он, поблагодарив УзЛиДеП за поддержку.

Затем он выступил с программной речью на узбекском языке, в которой практически повторил свой доклад, произнесенный на 16-летие независимости.

- Когда речь заходит о предстоящих выборах, мы не должны много говорить о личности кандидата, а, скорее всего, - о будущей внешней и внутренней политике Узбекистана, о завтрашнем дне и судьбах народа этой страны, - назидательно заметил Каримов.

На каком основании он баллотируется в президенты в третий раз, Ислам Абдуганиевич предпочел не уточнять. Каких-либо объяснений по поводу его выдвижения на съезде тоже не прозвучало. Впрочем, в кулуарах один из членов УзЛиДеП объяснил это дело так:

- По конституции, одно лицо может занимать пост президента не более двух сроков подряд. Но Каримов отслужил один семилетний срок, поэтому может баллотироваться на второй семилетний срок.

Это было единственной озвученной либерал-демократами попыткой объяснения. В дальнейшем члены этой партии общения с журналистами избегали и очень боялись комментировать собственную инициативу.

«С течением времени мы яснее и глубже осознаем важную роль и значение Конституции, ее место в нашей жизни и влияние на общественное сознание, в наших гражданах все больше укрепляется уважение и доверие к Основному Закону страны».

«Претворяемая нами сегодня в жизнь модель системы выборов тщательно и глубоко продумана, базируется на международных стандартах и передовом опыте демократических государств мира и полностью отражает традиционные ценности и менталитет нашего народа».

«На сегодняшний день самая важная и актуальная задача – проявить нашу политическую и правовую зрелость при проведении выборов Президента, строго соблюдая Конституцию, законы и общепринятые международные нормы».

Из доклада Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном 15-летию конституции Республики Узбекистан (УзА – 8 декабря 2007 года «Наша главная цель – неуклонно следовать курсом построения свободного общества и благополучной жизни»).
Кандидаты-конкуренты

Намерение принять участие в выборах выразили и шесть независимых кандидатов в президенты. Ими стали четверо активистов «Правозащитного альянса Узбекистана» - торговец Джахонгир Шосалимов, технолог Абдилло Тоджибой угли, эколог Ахтам Шаймарданов и энергетик Валерий Галкин, а также писатель Акбар Алиев и хорезмский предприниматель Сухбат Абдуллаев. Разумеется, к регистрации в качестве кандидата никого из них не допустили и близко.

Отвергнутые кандидаты, составляющие ядро «Правозащитного альянса», молниеносно отреагировали на выдвижение Каримова Либерально-демократической партией и распространили заявление, в котором обвинили УзЛиДеП в открытом нарушении конституции Узбекистана, после чего потребовали от министерства юстиции и Генеральной прокуратуры Узбекистана запретить её за антиконституционную деятельность. Реакции на этот призыв со стороны властей не последовало.

В дальнейшем выяснилось, что кандидаты от «Правозащитного альянса» выдвигали себя не ради победы на выборах, а по причине участия в специальной программе, позволяющей выявить, могут ли граждане страны свободно участвовать в избирательной кампании. И они четко выявили: не могут.

Как собирались подписи

С 17 октября в Узбекистане развернулась кампания по сбору подписей в поддержку выдвинутых кандидатов. Каждой из допущенных к выборам политических партий и инициативной группе избирателей согласно закону «О выборах Президента Республики Узбекистан» предписывалось с 17 октября до 9 ноября собрать за своего кандидата 814.870 подписей, что составляет 5 процентов от общей численности избирателей Узбекистана (16.297.400 человек, по данным председателя ЦИК М.Абдусаломова). Затем ЦИК должен был в семидневный срок проверить сданные подписи и документы и дать заключение об их соответствии требованиям вышеупомянутого закона.

Выборы в Узбекистане

Вдумайтесь: на проверку трех с лишним миллионов подписей отводится всего лишь неделя! За это время 15 членов ЦИК должны не только проверить их подлинность, но и соответствие законодательству всех других сданных документов. Если допустить, что проверка каждой подписи занимает по одной минуте, и что члены ЦИК, как роботы, трудятся круглосуточно и беспрерывно, то даже в этом случае на проверку подписей должно уйти более 150 суток…

Подписи собирали испытанным методом: через начальство. Поэтому в первую очередь отдать голоса в поддержку кандидатов «попросили» представителей больших трудовых коллективов. Впрочем, сборщики подписей обходили и многоэтажные дома, жилые кварталы. И (sic!) никогда подписи не собирались на городских улицах (дело нерентабельное: случайных прохожих не заставишь подписываться в поддержку того, кто им не нравится; могут и послать). Интересный момент: сами либерал-демократы, выдвинувшие кандидатуру Каримова, в процессе сбора подписей не участвовали. В этом просто не было необходимости: за них уже все сделали.

Трудно сказать, насколько хорошо городские и районные администрации справились со сбором заказанного количества подписей. Во всяком случае, предъявлены эти подписи никому не были, и общественности пришлось довольствоваться исключительно словами председателя ЦИК М.Абдусаломова (как впоследствии придётся принимать на веру его же слова о результатах выборов).

Представители «Правозащитного альянса» потребовали от Центризбиркома доказать им и широкой общественности страны фактическое наличие более трех миллионов двухсот тысяч подписей избирателей. Но члены ЦИК так и не смогли представить этих доказательств, рассказать о работе экспертной комиссии и даже назвать имена тех экспертов, которые должны были за недельный срок проверить подлинность сданных подписей и документов.

Это дало правозащитникам повод обвинить ЦИК в мошенничестве.

- Мы считаем, что ЦИК не может проверить за семь дней подлинность более трех миллионов двухсот тысяч подписей избирателей, собранных тремя партиями и инициативной группой избирателей пропорционально в восьми административно-территориальных образованиях Узбекистана, - говорилось в распространенном ими заявлении.

Власти отреагировали как обычно: сделали вид, что ничего не случилось.

Регистрация Каримова и ещё трех кандидатов

Все это время наблюдатели с профессиональным любопытством ожидали реакции ЦИК на сдачу документов за кандидата Каримова. Конечно, было понятно, что его зарегистрируют, но хотелось бы услышать, чем это будет мотивироваться, какие хитроумные толкования законодательства будут использованы, какие объяснения прозвучат. Пусть самые надуманные, фальшивые, притянутые за уши…

Не дождались. 18 ноября председатель ЦИК М.Абдусаломов объявил, что, проведя проверку сданных подписей и документов, рабочие группы дали заключение о «соответствии представленных документов требованиям национального законодательства», на основании чего зарегистрировано четыре кандидата в президенты: Аслиддин Рустамов от НДПУ, Дилором Ташмухамедова от партии «Адолат», Акмаль Саидов от инициативной группы избирателей и Ислам Каримов от УзЛиДеП.

Двум кандидатам, по словам Абдусаломова, не удалось собрать необходимого количества подписей (Ахтаму Турсунову от «Фидокорлар» и Хуршиду Досмухамедову от «Миллий тикланиш»), и потому к участию в выборах они не были допущены (сами несостоявшиеся кандидаты вздохнули с огромным облегчением: теперь им не надо никого изображать, притворяться, а можно вернуться к спокойной жизни.).

Зачитав своё заявление, глава Центризбиркома стремительно покинул помещение, не отвечая на вопросы журналистов. Объяснений, на каком основании зарегистрирован кандидат Каримов, никто так и не дождался.

Конечно, журналистам очень хотелось бы выяснить, почему глава государства игнорирует конституцию и чем он это обосновывает. Но, увы, подобной возможности они не имеют: никаких интервью Каримов не даёт, и пресс-конференций, где можно было бы задать этот вопрос, не проводит. Связь исключительно односторонняя – посредством брифингов. Последняя пресс-конференция с участием Каримова состоялась, насколько мне известно, 2,5 года назад - 17 мая 2005 года, после известных андижанских событий. «В Андижане не был убит ни один мирный житель» - уверял на ней Каримов, прекрасно зная, что счет убитым идет на сотни. Тогда ему долго пришлось выкручиваться, отвечая на вопросы западных журналистов. Урок он усвоил и перестал общаться с зарубежными журналистами вовсе.

О личностях кандидатов, назначенных изображать соперников Каримова, большинству граждан Узбекистана до избирательной кампании ровно ничего известно не было (как и после неё). Их не знали даже в лицо. Двое из них примечательны только своей плодовитостью: и у Аслиддина Рустамова и у Дилором Ташмухамедовой по четверо детей. Иное дело Акмаль Саидов, директор Национального центра по правам человека (отец двух детей). Эта фигура в Узбекистане достаточно известна. Конечно, ни одного человека он в своем Национальном центре не защитил, зато весьма прославился красноречием и знанием нескольких иностранных языков.

Вот что писала о нем «Фергана.Ру» в 2004 году: «На днях в Ташкенте состоялся брифинг для зарубежных журналистов и дипломатов, аккредитованных в этой стране. …Брифинг полностью шел на государственном языке. Один из репортеров робко заметил, что пригласили-то сюда зарубежных журналистов, преимущественно узбекским языком не владеющих. И тогда директор Национального центра по правам человека (это хочется подчеркнуть особо) Акмаль Саидов раздраженно заметил: «Да, я владею несколькими языками, но на русском буду говорить в последний раз».

Говоря об этих кандидатах, нельзя не обратить внимания на их робкое и приниженное поведение по отношению к своему конкуренту. В этом они несравнимы даже с Абдулхафизом Джалаловым, первым секретарем Центрального совета НДПУ, назначенным в соперники Каримову на выборах 2000 года. Джалалов щедро делился с журналистами своими взглядами на идеальное мироустройство и даже позволял себе критически высказываться по поводу отдельных аспектов происходящего в Узбекистане. Его речи отличались большой образностью. К примеру, в одном из своих интервью он, по словам беседовавшего с ним корреспондента, глубокомысленно заявил, что «мы пока выражаем собой помидорообразное общество». К сожалению, предать это откровение гласности не удалось – во время визирования интервью он вычеркнул эту фразу.

Недостаточно раболепное поведение закончилось для Джалалова печально. Хотя на выборах он поспешил объявить, что отдал свой голос за Каримова, тот не простил ему излишних вольностей и через некоторое время Джалалов был снят со всех должностей (директора Института философии и права Академии наук Узбекистана, руководителя НДПУ) и фактически изгнан из рядов своей «независимой» партии.

Добавлю напоследок, что избирателям так и не удалось почерпнуть какие-либо сведения о материальном благосостоянии четырех кандидатов в президенты – о том, сколько они зарабатывают, какой собственностью владеют (вот она, самая большая тайна!). О состоянии их здоровья, в том числе психического, - тоже.

Ислам Каримов
Ислам Каримов

Агитационная кампания

Как проходила агитация в пользу кандидатов лучше всего судить на примере ее освещения Национальным информационным агентством Узбекистана «УзА». Сообщения о кандидатах строились по стандартной схеме, что называется, под копирку, будто писались одним-единственным автором (возможно, так и было).

Всем материалам «УзА» об «альтернативных» кандидатах отводилось ровно по пять абзацев. В первых двух говорилось, что кандидат такой-то побывал в такой-то области, где провел встречу с избирателями (по одной на каждую область), а доверенное лицо кандидата ознакомило собравшихся с его биографией и программой. Последняя описывалось в туманных выражениях, и, по сути, являлась скрытой рекламой самого Каримова: «В программе отмечается, что проводимые в годы независимости широкомасштабные реформы дают свои весомые результаты. Все более укрепляется экономический потенциал страны, повышается благосостояние народа». То есть, из сообщений «УзА» вытекало, что на встречах с избирателями кандидаты расхваливают не свои собственные программы, о которых информагентство ничего не сообщало, а достижения своего соперника на выборах.

Далее следовал абзац из одного-единственного предложения (!), в котором сообщалось, что на встрече с избирателями кандидат выступил с речью. О чем он там говорил, оставалось неизвестным. Ни о программе кандидата, ни о его предложениях «УзА» никогда не рассказывало.

Завершался материал информагентства двумя абзацами, в которых поддерживающие кандидата рабочие, хлопкоробы и работники умственного труда призывали принять активное участие в выборах и отмечали, что «проведение выборов Президента Республики Узбекистан в соответствии с Конституцией страны, национальным законодательством и международными нормами, на многопартийной и альтернативной основе является еще одним ярким подтверждением приоритетности демократических принципов в нашем обществе».

Таким образом, ни выдвигавшие кандидатов политические партии, ни их доверенные лица голосовать за них не призывали, а призывали только «принять участие в выборах президента Узбекистана». Так же, как это было и во время избирательной кампании 2000 года.

Теперь посмотрим, как «УзА» освещало агитацию в пользу четвертого кандидата – действующего президента Узбекистана. Ему неведомый сочинитель речей почему-то отвел на пару абзацев побольше.

По содержанию выступления Каримова на разных встречах почти идентичны, изменяются лишь отдельные слова и предложения. Скажем, вот эта фраза у него кочует из речи в речь: «Проводимые в годы независимости в нашей стране широкомасштабные реформы дают свои весомые результаты. Все более развивается экономика страны и повышается благосостояние народа».

Зато середина его выступлений, рассчитанная на слушателей из разных областей, по мере перемещения из одной области в другую претерпевает существенные метаморфозы. Вот, например, отрывок из его выступления в Намангане: «Наманганская область занимает важное место в развитии страны. Реки Нарын и Карадарья, соединяясь на этой земле, превращаются в большую реку – Сырдарью. Издревле известно, что там, где пересекаются реки, всегда изобилие и достаток».

Растолковав наманганцам, откуда взялась Сырдарья, Каримов перелетает в Кашкадарью, где информирует аудиторию о том, что большая часть узбекского газа и нефти добывается в их области; в Сурхандарье он заявляет, что главным её богатством являются квалифицированные кадры, а в Каракалпакстане – что повышается эффективность производства на Кунградском содовом заводе.

В финале (последние два абзаца) хор доярок, акушерок и председателей фермерских хозяйств не просто призывает принять участие в выборах президента, но провозглашает, что «поддержка кандидатуры Ислама Каримова является надежной гарантией последовательного продолжения проводимых во всех сферах широкомасштабных преобразований, дальнейшего развития экономики и повышения благосостояния нашего народа».

Приблизительно так и прошла вся агитационная кампания. Несмотря на то, что всем кандидатам в соответствии с законодательством должно было предоставляться равное право на использование СМИ, в действительности этого нигде не было - ни в прессе, ни на радио, ни на телевидении. Наблюдатели от БДИПЧ/ОБСЕ подсчитали, что на долю Каримова пришлось 80 процентов всех предвыборных сюжетов на телевидении. Впрочем, думаю, что избиратели от этого ничего не потеряли: собственных мыслей, предложений или сколько-нибудь продуманных программ ни у кого из псевдокандидатов всё равно не было. Всё, что они выдавали, – это набор бессмысленных, пустых, но чрезвычайно осторожных высказываний, не несущих никакой информативно-смысловой нагрузки.

Общий фон, на котором проходили выборы

О специфике освещения выборов в узбекистанских СМИ наилучшим образом говорит тот факт, что журналистам категорически было запрещено упоминать о существовании 90-й статьи Конституции, ограничивающей президентство двумя сроками, и даже использовать само словосочетание «третий срок». О конституции Узбекистана в контексте выборов можно было вспоминать только в одном смысле: что выборы президента проводятся «в год истечения конституционного срока его полномочий – в первое воскресенье третьей декады декабря». Интересоваться, когда эти самые полномочия истекают, настоятельно не рекомендовалось.

Как ни странно, но в то же самое время узбекистанские газеты, теле- и радиопередачи были буквально под завязку набиты восторженными славословиями по поводу той самой конституции, цитировать которую разрешалось лишь избирательно. «Граждане Узбекистана готовятся отметить День Конституции, день принятия Основного Закона страны, который стал для нас главным ориентиром в построении подлинного гражданского общества», - писала газета «Ташкентская правда» 24 ноября. Другие газеты высказывались точно в таком же духе. А образованный указом президента Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» (единственный, которому в Узбекистане позволено проводить опросы общественного мнения) спешно обнародовал результаты своего нового исследования, из которого выяснилось, что 98,5% опрошенных гарантом соблюдения конституционного строя в Узбекистане считают Ислама Каримова.

Своего пика поток лицемерия достиг 7 декабря, когда в Узбекистане с помпой отметили День Конституции – официальный государственный праздник. Ежегодно по этому поводу республиканские СМИ поднимают страшный шум. Так произошло и в этот раз (вот только нельзя было упоминать о существовании 90-й статьи). Национальное информагентство «УзА» оповестило, что в Ташкенте состоялись смотр-конкурсы «Конституция – основа нашей жизни» и «Конституция – основа нашего счастья», а также конференция по теме «Конституция Республики Узбекистан – основа правовых реформ». А на торжественном собрании, посвященном 15-летию конституции Узбекистана, выступил с докладом сам Каримов.

- Всем хорошо известно, что в конституции страны четко и ясно определены нормы и порядок проведения выборов, в частности, выборов главы государства на демократической основе, в соответствии с общепризнанными современными требованиями, - заявил он.

Стоит ли после этого удивляться, что студентам узбекистанских вузов преподаватели вдруг взялись разъяснять, что новый президентский срок Каримова будет не третий, а всего лишь первый семилетний? Схожие толкования зазвучали и по телевидению. Любопытно, что высказывали их не официально уполномоченные лица, а исключительно тележурналисты, политологи и т.д., то есть те, кто за свои слова не несет ни малейшей ответственности. Депутатами же парламента, Конституционным судом или представителями правительства вопрос о том, как надо засчитывать президентские сроки, не только никогда не обсуждался, но и не комментировался.

Таким образом, официальных объяснений по поводу того, что Каримов вопреки конституции баллотируется на третий президентский срок, не было вообще. Но были полуофициальные. Читаем фрагмент биографии Ислама Каримова, опубликованной агентством «УзА»: «В 2000 году состоялись альтернативные выборы, по итогам которых в соответствии с принятыми поправками в Конституцию И.Каримов был избран президентом Республики Узбекистан сроком на семь лет». Вот так: что называется - ни убавить, ни прибавить...

Впрочем, если внимательно прочитать эту же биографию Каримова, то видно, что он уже трижды избирался президентом Узбекистана (один раз в 1990 году - на сессии Верховного Совета, и дважды на всенародных «выборах» - в 1991 и в 2000 году). Но вот ведь парадокс: с учетом выборов 2007 года получается, что на всенародных выборах он избирался трижды, а новый его президентский срок будет какой угодно, но только не третий.

Официальные ведомства и их реакция

Не надо объяснять, что главное для честных и демократичных выборов – это состав избирательных комиссий, в первую очередь Центральной избирательной комиссии. Никто из кандидатов не должен иметь в ней большинства.

Как же с этим обстоит дело в Узбекистане? Открываем закон «О Центральной избирательной комиссии Республики Узбекистан»: «Центральная избирательная комиссия образуется Олий Мажлисом Республики Узбекистан в составе не менее пятнадцати членов. …Председатель Центральной избирательной комиссии избирается из числа её членов по представлению Президента Республики Узбекистан».

Другими словами, председателя ЦИК назначает сам Ислам Каримов, основной кандидат. Неудивительно, что М.Абдусаломов, назначенный президентом на эту должность в 2005 году, разглагольствует о чем угодно, но только не о том, что выдвижение Каримова незаконно. Понятно и то, по какой причине за всё время избирательной кампании ЦИК не провел ни одной пресс-конференции и не предоставил журналистам возможности задать ни одного заранее несогласованного вопроса (что бы там ни утверждало «УзА»). Более того, члены ЦИК позорнейшим образом скрывались от активистов «Правозащитного альянса», которые хотели из принципа с ними встретиться и задать свои вопросы. Отчаявшись добиться ответа, правозащитники обвинили Центризбирком в мошенничестве и бездействии, после чего призвали его распустить, а выборы считать несостоявшимися.

В точности так же вели себя представители Конституционного и Верховного судов, а также Генеральной прокуратуры Узбекистана. Забавно было читать информационные выпуски правозащитников, на протяжении всей избирательной кампании скрупулезно описывающих, как представители упомянутых ведомств от них прячутся, врут, а на телефонные звонки отвечают, что ничего не слышат, после чего бросают трубку. Впрочем, такое поведение уже само по себе является достаточным ответом на все вопросы.

Выборы и их итоги

Начавшееся утром 23 декабря голосование проходило в безлюдных залах. И это можно назвать особенностью выборов 2007 года: если раньше люди все же шли голосовать, то в этот раз на избирательных участках царила пустота. Контроля над ходом голосования фактически не было, и желающие могли принять в нем участие без предъявления паспортов, достаточно было отыскать в списке свою фамилию. Можно было проголосовать и два раза: по месту прописки и месту жительства, причем не только за себя, но и за родственников, знакомых, а на многих участках даже за соседей. Репортеры с удовольствием проводили разнообразные эксперименты, например, голосовали дважды, и им это легко удавалось. А корреспондент «AFP» сделал три фотографии человека, который на одном избирательном участке в течение двух часов проголосовал трижды.

Еще одна деталь выборов по-узбекистански: отсутствие экзит-полов, традиционных опросов граждан, выходящих с избирательных участков. Экзит-полы - важнейший инструмент демократического контроля, и если их данные значительно расходятся с официальными данными об итогах выборов, то последние можно смело ставить под сомнение. В этом свете далеко не случайной видится оговорка председателя ЦИК М.Абдусаломова, заявившего на брифинге 22 декабря, что в день голосования, согласно законодательству, в Узбекистане запрещается проводить опросы и публиковать их результаты.

Но председатель ЦИК, мотивируя запрет экзит-полов ссылкой на закон «О выборах президента», вольно или невольно ошибся. Закон отнюдь не запрещает проводить опросы, то есть, выяснять за кого избиратели отдали свои голоса. Он содержит запрет лишь на публикацию этих данных в день выборов, но не их проведение. Тем не менее, некоторые опросы всё же проводились, но об этом дальше. Пока же добавлю, что в сообщении «УзА» речь председателя ЦИК была подчищена: слова о запрещении экзит-полов из неё убрали.

Непосредственно перед выборами власти предприняли беспрецедентные меры по недопущению в страну нежелательных элементов (журналистов и т.д.). Были закрыты границы с соседними странами, в частности, с Таджикистаном и Казахстаном, а небольшим частным гостиницам в туристических городах Узбекистана велели приостановить свою деятельность до 5 января 2008 года.

Репортеров большинства западных СМИ по очевидным причинам (они - неконтролируемые наблюдатели) в Узбекистан не пустили. В частности, корреспондентов «Associated Press», «BBC», «The New York Times», а также съёмочные группы ведущих мировых телеканалов. В аккредитации отказали даже абсолютно лояльным каналам российского телевидения – «Первому», «России» и «НТВ». Немногим журналистам выдали визы лишь за два-три дня до выборов и не более чем на недельное пребывание в стране.

Российские телеканалы показывали картинку узбекских
Российские телеканалы показывали «картинку» узбекских

В день голосования уже в 13 часов председатель ЦИК М.Абдусаломов объявил, что выборы признаны состоявшимися, поскольку при необходимом минимуме в 33 процента к 12 часам проголосовало почти 60 процентов избирателей Узбекистана (это при пустых-то избирательных участках!).

А на следующий день, 24 декабря, М.Абдусаломов на брифинге огласил предварительные итоги выборов. Как и предсказывали аналитики, второго тура голосования не понадобилось. По данным ЦИК, из 16.297.400 избирателей в выборах приняли участие 14.765.444 человек или 90,6 процента от общего числа избирателей. Голоса распределились следующим образом. За И.Каримова – 88,1 процента (13.008.357 голосов), А.Рустамова - 3,17 процента (468.064 голоса), Д.Ташмухамедову – 2,94 процента (434.111 голосов), А.Саидова – 2,85 процента (420.815 голосов). 2,94 процента бюллетеней были признаны недействительными.

Огласив эти цифры, председатель ЦИК по своему обыкновению убежал от вопросов.

Вопросы, однако, были, и очень существенные. Например, такие.

Куда ЦИК дел голоса узбекистанских гастарбайтеров? Известно, что несколько миллионов граждан Узбекистана находятся на заработках за границей. Поэтому, даже если взять скромную цифру в 2-3 миллиона, то это составляет 12-18 процентов от общей численности избирателей. ЦИК же уверяет, что явка избирателей достигла 90,6 процента. Остается предположить, что все гастарбайтеры специально вернулись домой на денёк-другой, чтобы принять участие в голосовании.

Далее. По идее, каждый из трех соперников Каримова должен был набрать не меньше 5 процентов голосов, а все вместе – не меньше 15 процентов. Просто потому, что столько подписей было собрано в их поддержку еще на этапе подготовки к регистрации. Подчеркну – это даже в том случае, если бы за них больше не проголосовал бы ни один человек во всем Узбекистане. Но нет, по необъяснимой причине их сторонники дружно отдают свои голоса Исламу Абдуганиевичу, да так, что остальные кандидаты, вместе взятые, получают лишь 8,96 процента. Что поделаешь - перестарались…

Впрочем, большинство приглашенных наблюдателей ничего этого в упор не заметило.

Надо сказать, что за президентскими выборами в Узбекистане следили 264 зарегистрированных иностранных наблюдателя из 30 стран, в том числе от СНГ – 79, ОБСЕ - 26, ШОС - 3, ОИК (Организация Исламская конференция) – 6 человек. Как и ожидалось, миссия наблюдателей от СНГ признала выборы «свободными, открытыми и транспарентными». Не подкачали и другие. Наблюдатели от ОИК заявили, что выборы проходили гласно, открыто, справедливо и на основании законодательства, а наблюдатели от ШОС - что они были легитимными, свободными и транспарентными и полностью соответствовали требованиям национального законодательства и международным избирательным стандартам.

Иное мнение оказалось только у наблюдателей от ОБСЕ. Следует заметить, что миссия этой организации присутствовала на выборах в Узбекистане в сокращенном составе, поскольку БДИПЧ/ОБСЕ сочло процесс и организацию выборов не соответствующими общепринятым демократическим нормам, и решение об отправке наблюдателей было принято исключительно ради «поддержания диалога с правительством и гражданским обществом».

После голосования ОБСЕ заявила, что состоявшиеся выборы «не соответствовали демократическим стандартам». В заявлении делегации БДИПЧ/ОБСЕ говорится, что миссия не смогла получить доступ ко многим документам Центральной избирательной комиссии и встретиться с кандидатами в президенты (!). «На сей раз было больше кандидатов, чем ранее, включая кандидата-женщину и беспартийного кандидата, избранного инициативной группой. Но так как все кандидаты публично поддерживали действующего президента, электорат был лишен подлинного выбора», - говорилось в заявлении наблюдателей.

Назвав саму избирательную кампанию «едва заметной», ОБСЕ обратила внимание на случаи неоднократного голосования одним и тем же лицом, а также подвергла сомнению небывало высокую явку избирателей, поскольку в день выборов наблюдатели от ОБСЕ не заметили ажиотажа на избирательных участках. ОБСЕ также подняла вопрос о законности переизбрания Каримова на третий срок. «Его регистрация кандидатом в президенты поднимает юридические вопросы в свете конституционных ограничений»,- отмечается в заключении ОБСЕ.

Показательно, что, несмотря на то, что в течение двух недель после выборов узбекистанские СМИ непрерывным потоком публиковали цитаты и заявления наблюдателей, восторгающихся организацией и проведением выборов, для публикации мнения наблюдателей от БДИПЧ/ОБСЕ в них места так не нашлось. И до сих пор это мнение в Узбекистане нигде не приводится и не цитируется.

Настало время подвести итоги. Итог первый: фальсификации, обман и нарушения законодательства со стороны действующей власти присутствовали на всех без исключения этапах избирательной кампании. Итог второй: всё это оказалось совершенно излишним, поскольку сфабрикованы были сами результаты голосования.

Полагаю, что голоса избирателей даже и не считали, а цифры, демонстрирующие взаимную любовь народа и президента, взяли просто с потолка (воображаю, какая шумиха поднялась бы в российских СМИ, если бы нечто похожее произошло где-нибудь в Грузии или Украине).

В качестве личного наблюдения отмечу, что большинство из тех, кого я опрашивал, – из числа моих знакомых и случайных собеседников, – идти на выборы не собирались вовсе. Но те, кто всё же решили туда пойти, намеревались голосовать либо за Акмаля Саидова, либо за женщину (именно так – без фамилии, которую никто и не помнил); по принципу не «за», а «против». Ту же тенденцию подтверждают другие небольшие опросы, которые, несмотря на запрет ЦИК, проводили как правозащитники, так и журналисты. Например, по данным ИГНПУ, лидировал опять-таки Акмаль Саидов, а на втором месте была Д.Ташмухамедова. Видимо, по этой причине Акмаля Саидова - думаю, истинного победителя, - ЦИК и задвинул на последнее место: чтоб не возомнил о себе слишком много. Тем не менее, сочувствия он не вызывает: никакого протеста он выражать не стал и с готовностью со всем согласился. Настоящих же результатов голосования мы, вероятно, никогда так и не узнаем, как не знаем этого о предыдущих выборах.

Спустя несколько дней, 28 декабря, были объявлены окончательные итоги голосования. В сравнении с предварительными они не изменились ни на один голос. Об этом, как водится, объявил М.Абдусаломов. Огласив эти данные, он постановил считать Ислама Каримова избранным на пост президента.

Таким образом, новым президентом Узбекистана опять станет старый президент. В том числе, буквально: 30 января ему исполняется 70 лет.

Официальная инаугурация Ислама Каримова на новый семилетний (или – восьмилетний?..) срок состоялась 16 января на заседании парламента, когда он, возложа руку на Конституцию республики и Коран, торжественно поклялся «служить народу Узбекистана, строго следовать Конституции и законам республики, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно исполнять возложенные на Президента Республики Узбекистан обязанности»...



  • Читайте и комментируйте наши статьи!

    - в Фейсбуке: facebook.com/fergananews
    - в «Одноклассниках»: ok.ru/fergananews
    - в «ВКонтакте»: vk.com/ferganaru

    - в Telegram: telegram.me/fergananews

    - в Live Journal: ferghana-blog.livejournal.com
    - в мобильной версии fergana.mobi
    - в Твиттере: twitter.com/kurbanaka

    - а также в Твиттере главного редактора!